AnDy Darling (в миру Настя) -российско-американская певица, но её жизненная география куда как шире. В России Настя обрела популярность после II сезона шоу «Песни», но предпочитает об этом проекте лишний раз не вспоминать: прошло достаточно времени и певица успела сделать в музыке довольно много. Поэтому «Песни» в нашей беседе упоминаются вскользь, но мы затронули много интересных тем: феминизм, бодипозитив, k-pop, хейтеры, ответственность перед слушателями и, конечно, творчество AnDy и сила музыки.

 

Впервые за мою практику артистка приехала на интервью с родителями, что, на мой взгляд, очень мило. У Насти замечательные мама и папа (Яна и Юрий), они приняли участие в нашей беседе. Спасибо им!

 

Выражаем благодарность уютному и душевному ресторану PLOV Project за возможность проведения интервью и фотосъёмки.

AnDy Darling

— Мы встречаемся сразу после наступления Нового года. Как встретила? С родителями?

 

— Да. И ещё я заболела! Но это было замечательно, так как стало поводом никуда не ходить.

 

 

— А вот многие артисты любят встречать на сцене! «Как встретишь…».

 

— Я в это не верю. У меня так работает День рождения. Как отмечу – так год и проведу. А так ко всем остальным праздникам я отношусь прохладно. В этом году родители узнали, что я заболела, и примчались ко мне из Ростова спасать. В 7 вечера мы заказали крайне новогоднюю еду – пиццу, суши. В 9 мы уснули и проснулись к 12. В полночь, естественно, смотрели речь папы – он задвинул нам интересную речь. А потом до 6 утра проходили тесты на YouTube. Это было очень интересно! Я учила родителей human-дизайну, интересная штука в астрологии, внутренние «тату и пирсинг», дизайн человека. Мы насчитали, что я – мудрец и родители надели мне корону на голову! А мама и папа оказались генераторами.

 

 

— То есть, каких либо семейных новогодних традиций у вас нет?

 

— Самое главное, мы стараемся быть вместе. Когда я в России, то мы обязательно стараемся собраться. Я считаю, дом – это там, где родители.

 

 

— У тебя на канале YouTube много музыки и нет интервью. Обычно у всех интервью и ролики превышают по количеству клипы. Почему?

 

— Наверно, у меня ещё не было интервью, которое было бы в самое сердце. Всё очень развлекательно, но… Когда пойму, что «дива», тогда и выложу! (смеётся) Но я – находка для журналистов, я много разговариваю. Да и потом, я же сама по профессии журналист.

 

 

— Это твоя учёба в Праге?

 

— Да. Факультет масс-медиа, совокупность разных направлений. Но я взяла себе профиль «журналистика». Так что я – чешский журналист. Говорю на 3 языках. Но по-русски иногда путаю слова.

 

 

— Я так понимаю, что ты сейчас живёшь между США и Россией?

 

— Так и есть. В 2019 году больше времени я провела в России. В Штатах я была месяца 2-3. Музыку я делаю и там, и здесь. А нахожусь там, где чувствую, что сейчас должна быть. Если есть возможности, я во вдохновение и рядом нужные люди – я здесь. Как только вдохновение начинает иссякать, наступает усталость – я лечу в США за новыми эмоциями. Вот сейчас я улетаю в Штаты на пару недель.

 

 

— Получается, твоя география обширна: Ростов, Прага, Нэшвилл, Москва…

 

— Ещё Сеул. Я там училась полгода, изучала общий курс кинематографии. Забавно, что сейчас в Америке мы должны писать песню для корейских исполнителей.

 

 

— Это ж на каком языке?! Ты уходишь в k-pop?!

 

— Не бойся, не ухожу! У меня в Америке есть лучшая подруга, с которой мы написали недавний мой трек «РАТАТА». Самые классные песни мы пишем именно с ней уже 2 года. Она мне написала, что ей предлагают посочинять на корейский рынок и я должна работать с ней. Я ответила «ОК». Очень часто у корейских артистов песни на двух языках — на родном и на английском. И запоминающиеся мелодии, какие мы с Пейдж любим писать. Поэтому нас и привлекли. Посмотрим, что из этого выйдет.

 

 

— Может, сама споёшь что-нибудь на корейском языке?

 

— А я уже пела! Песню «I will survive». Начало песни на английском, вторую часть на корейском. Там любят такую музыку. Когда я училась в Сеуле, моя виза не позволяла мне работать. А я не могу просто учиться и всё, такой я человек! Да и хотелось денег на одежду заработать. И я узнала, что можно ходить на разные конкурсы и выигрывать деньги. Ну, я скорее и побежала. И как-то выиграла с песней «I will survive». Самого языка я не знаю, выучила текст на слух.

 

 

— Хочу спросить у родителей: как вы относитесь к космополитизму дочери? Не страшно её отпускать?

 

Мама: — Когда она была маленькая, мы, конечно, везде водили её за ручку. Она такая маленькая девочка, а нужно было в музыкальную школу, на гимнастику, танцы, она пела в хоре при консерватории. Но с 11 лет она нам говорила, что хочет жить и учиться за границей. В частности в Америке. Я думала, что пока маленькая, ещё перерастёт. Но Настя повзрослела, а желание не пропало. Для нас самое главное – видеть, что у ребёнка горят глаза, что она счастлива. Конечно, было сложно. Но мы решили, что не имеем права удерживать её около себя. Поэтому мы всегда «за». Мы её безумно любим, стараемся во всём помогать. Было тяжело, но мы постоянно общались по скайпу, часто ездили к ней. Так что, для нас она всегда была на виду. И для нас она всегда была ребёнком покладистым, но с большой харизмой. Всегда была лидером. Отпускать было не страшно, у нас всегда были доверительные отношения.

 

 

— Вы очень демократичные родители.

 

Папа: — Относительно демократичные. Всё равно где-то контроль был нужен. Сейчас Настя самостоятельный взрослый человек. Но она с 9 лет катается, то с хором, то ещё по какому-нибудь поводу. В Чехии у неё были грустные глаза. Но через 2 дня она нам сказала: «Родители, вам пора ехать!». Уже появились друзья. И мы уехали.

 

 

— Вы поддерживаете дочь во всём или от чего-то пытаетесь отговорить?

 

Папа: — Конечно, что-то принципиальное мы обсуждаем. А так она вправе принимать решения и думать самостоятельно. Мы особо не заморачиваемся.

 

Мама: — Мне кажется, она какая-то не по возрасту взрослая.

 

Andy: — Старая! (смеётся)

 

Мама: — Нет, мудрая! Нам очень интересно общаться, я прислушиваюсь к ней. Мы всё обсуждаем. Настя такой ребёнок, точнее, взрослая девочка, который разумно и правильно мыслит. Мы её поддерживаем потому, что у неё умные затеи. Кстати, она родилась в год Крысы.

 

 

— Вы с дочкой больше друзья или держите дистанцию «родители — ребёнок»?

 

Папа: — Думаю, это Настя прежде всего должна держать эту дистанцию.

 

Мама: — Но мы друзья! Нам очень повезло. Она, конечно, соблюдает дистанцию. И мы подружки. Всё в одном. Она всегда прислушивается, хоть и отстаивает свою точку зрения. Если мы не правы, то соглашаемся с ней.

 

 

— Тебе очень повезло с родителями!

 

— Я это знаю.

 

 

— Я вот что хотел спросить: ты же всё-таки девочка! Где песни про сопливые love-story, бабочек во всех местах и розовых единорогов? У тебя скорее социально ориентированные тексты.

 

— Как про-феминист я обожаю слышать утверждение «ты же девочка»! (смеётся) Я не переживала «сопливых love-story» в своей жизни. Я пишу о том, что мне интересно, что меня волнует в данный момент жизни. Сейчас темы про любовь мне неинтересны. Я не сфокусирована на этом, этого не происходит. Знаю, что для рынка это хороший продукт. 99% людей вовлечены в какие-то отношения и они хотят слышать про расставания, встречи и тд. Но мне тяжело писать то, что я не чувствую. Я должна знать, о чём я пишу. В этом и плюс, и проблема. Я не делаю то, что априори продастся или то, что от меня хотят слышать. Прежде всего я слушаю себя и мне хочется создавать творчество. То, что накипело внутри. А потом уже думать, как это продастся с точки зрения маркетинга. А не наоборот. Я недавно общалась с молодыми артистами. Они: «Давайте напишем песню». Я: «Давайте!». Они: «Какие сейчас слова – модные?». Я: «Воу!». Интересный способ написания песни! С одной стороны, они, наверно, правильно мыслят и сразу думают, как это продать. Но для меня сразу исчезает творчество. Я сразу думаю о том, что именно я хочу сказать, какой месседж. Как эта песня повлияет на молодёжь, что услышат дети. В музыке есть огромная сила. И если в неё заложить правильный посыл, то ты можешь хорошо повлиять на людей. А исключительно набор модных слов для меня утрачивает смысл. Гнаться за трендами – довольно таки странно, сленг меняется быстро. Если ты смог попасть в момент, это будет эффективно. Но это не станет «вечным продуктом». Для меня песни – как «The Beatles», они останутся навсегда. Я не хочу делать песни, которые будут работать год. Да, они принесут деньги. Но это всё.

 

— То есть, ты считаешь, что ты в ответе за то, куда ты направляешь свою аудиторию?

 

— Я думаю, да. Я ответственна и я это понимаю. Но то, что я понимаю под ответственностью — не все понимают также. Мне не должно быть стыдно за то, что я пишу. Это как минимум.

 

 

— Пока не было такого, чтобы тебе было некомфортно от прослушивания старых песен и тебе захотелось что-то поменять?

 

— Нет, не было. Конечно, я иду на некие компромиссы, так как понимаю: что слушают в России – не слушают в Америке. Нужно понимать свою аудиторию. Но если тебе не нравится то, что ты делаешь, то зачем всё это? Лучше в конце жизни понимать, что ты сделал что-то такое, чем ты гордишься. Даже если это не принесло тебе миллионов. Знать, что я стояла за то, во что я верю и за свои права.

 

 

— А если ещё и принесло миллионы…

 

— Ой, да! Это мечта!

 

 

— Финансовая составляющая важна для артиста?

 

— Да для любого человека она важна! Без финансов нельзя заниматься искусством. Да и вообще, что ты будешь есть? Заниматься чем-то ещё? Трудно быть артистом и не заниматься этим 24/7. Ты с этим просыпаешься и засыпаешь. Я не понимаю, как можно творить, если у тебя ещё есть и работа с 10 до 5. Я работала в маркетинге и понимаю, что сил просто не остается. Наверно, это возможно совмещать, но результат будет не очень качественный. Если ты хочешь совмещать, то творчеству придётся уделять 99% времени. , слава богу, не голодаю.

 

 

— Каким направлением в маркетинге ты занималась?

 

— Соцсетями и продвижением в интернет. Я работала в event-компании. Различные развлекательные конвенции для больших фирм.

 

 

— Тебе нравилось?

 

— Да, компания – очень хорошие люди. И в принципе интересная индустрия. Но я понимала, что не счастлива потому, что я не занимаюсь тем, чем хочу. Я хотела творчества. С другой стороны, мне было интересно самопознание: кто я такая вне артиста? Я уехала в Прагу, училась на журналиста, стажировалась, пробовала себя в маркетинге, чтобы понять, что я ещё могу. Кто я такая? Я успешно справлялась, меня до сих пор обожают мои бывшие работодатели. Когда я в Нэшвилле, они звонят, приглашают на всякие мероприятия. Они сказали, что я внесла большой вклад в их фирму. Если честно, я даже не поняла, о чём это они! Хотя, я делала свою работу хорошо. Но понимала, что я не на своём месте. Мой внутренний голос постоянно мне говорил: «Насть, заканчивай, всё уже!».

 

 

— То есть, для тебя быть певицей – это однозначно?

 

— Да. Мама говорит, что я пела ещё в её животе.

 

Мама: — Да, она пела ещё в утробе. Живот ходил ходуном. Хотя, что именно, я уже не помню. (смеётся). Помню, ей было 3 годика, перед днём рождения она стояла у зеркала и пела «Кукла Маша, кукла Даша…» — это была Настина самая любимая песня.

 

Andy: – Вкус немного изменился с тех пор! (смеётся)

 

Мама: — Когда подросла, очень полюбила «ABBA».

 

Andy: — «ABBA» обожаю! Когда я была в Стокгольме, первым делом пошла в музей, посвящённый их творчеству. Хотя, даже уже забыла, что в детстве любила их! Просто эти мелодии постоянно были в моей голове. Я не могла понять, на кого я музыкально ориентируюсь. В какой-то момент я поняла, что мой стиль написания похож на «ABBA». Оказавшись в музее, я поняла, что это во мне заложено с раннего детства. Для меня до сих пор важны такие запоминающиеся мелодии. Они невероятные! Для меня всегда была очень важна мелодия. Только лет с 20 я начала фокусироваться на тексте, месседже. Я поняла свою ответственность. А мелодия была первоочередной. У меня их очень много в голове!

 

 

— Я описываю нынешние музыкальные тренды так: примитивная музыка с плохим вокалом. Как бы описала тренды ты?

 

— Мне кажется, что российский рынок находится в стадии эксперимента. Сейчас вернулся звук «Руки вверх!». Тима Белорусских и многие другие. Они используют олд-скульные синты, очень простые мелодии. Ещё очень популярен кальян-рэп, восточные напевы под хип-хоп биты. Часто у ребят этого направления очень красивые голоса.

 

 

— Я смотрел видео, которые ты выкладываешь в инстаграм. У тебя разговоры на серьёзные темы. О любви ты не говоришь.

 

— Опять-таки, потому, что я мне нечего сказать. Не думаю, что я серьёзно любила когда-нибудь. Я говорю о феминизме, например. Я его изучала, как и бодипозитив. У меня есть мнение на этот счёт. А по поводу любви, могу сказать, что маму и папу люблю – 1000%! И брата своего люблю.

 

Мама: — Правда, он не всегда нас сопровождает.

 

Andy: — Да, братик любит потеряться. В общем, о любви у меня пока нет мнения, вот я и не говорю о ней.

 

 

— Про феминизм ты говоришь много и развёрнуто. Чем это тебя так затронуло?

 

— Я считаю, что за феминизмом будущее. В России феминизм интерпретируется совершенно неправильно. Здесь он имеет негативное значение. Как мужененависть и почему-то принадлежность к ЛГБТ. Людям кажется, что феминисты борются за то, чтобы не брить подмышки и прочие очень поверхностные вещи. Для меня феминизм – тема равноправия мужчины и женщины. Для меня очень важна тема домашнего насилия, такого однозначно не должно быть. Это должно сурово караться законом. То есть, более серьёзные вещи, чем волосы на теле. Хочется, чтобы люди избавились от стереотипов, навешанных на женщин. И хочется вернуть феминизму хорошее доброе имя. Феминизм в Америке – равноправие и уважение к обоим полам. Кстати, термин «феминизм» был придуман мужчиной. А сама я придерживаюсь внегендерных определений.

 

 

— А чем тебя так затрагивает тема бодипозитива? У тебя ж всё в порядке. Ты не толстая.

 

— И вот тут тоже – стереотипы. Бодипозитив это не конкретно о полных людях. Это принятие себя. У меня недавно был разговор с одной радиоведущей на некой вечеринке. Я была в ярком макияже. Она спросила: «Ты так к вечеринке подготовилась?». Я говорю, что снимала видео, психологическую рубрику «Друг за друга». Как раз о позитиве. И, хотя мы были знакомы всего минуту, она назвала меня лицемеркой. Я была обескуражена. А она «Ты же худее меня». О, боже! Вроде медийный человек, должна понимать. Не разбираешься – промолчи. Это ведь просто принятие любых особенностей внешности. Если тебе комфортно в своём теле, то никто не имеет права тебя осуждать или навязывать своё мнение. Никто не может говорить, что, если висят бока, ты не можешь ходить в купальнике потому, что кому-то стрёмно на тебя смотреть. Мой ответ: закрой свои глаза! Всё!

 

Мама: — Согласна!

 

Папа: — Ты лицемер!

 

 

— Ещё тема: хейтеры. Тебе не кажется, что ты слишком много внимания им уделяешь?

 

— Думаю, что для многих артистов это больная тема. Ты что-то сочиняешь, создаёшь, очень стараешься, вкладываешь огромное количество души, много над этим работаешь. А потом кто-то приходит и… Нет, конструктивную критику я готова с интересом выслушать, это повод для роста! Но когда просто кто-то приходит и начинает писать гадости – я чувствительный человек, меня это расстраивает. Но никак не влияет. Хейтеры – это, конечно, обиженки, но я их считаю своими потенциальными фанатами. Если ты кого-то так сильно ненавидишь, то должна быть причина. Я сама проходила через что-то похожее: были артисты, которые изначально мне сильно не нравились, а потом я становилась их поклонницей. Я подумала, что причина моей нелюбви — их попадание в сердце, в мои комплексы, во что-то похожее на мою жизнь. Я думаю, хейтеры побеждаю тогда, когда они начинают на тебя влиять, когда ты начинаешь из-за них меняться. Когда ты начинаешь сдаваться. А они меня подначивают. Дрожу как овца? Буду ещё больше дрожать! Нате! Такая немного детская реакция. И потом: как только у тебя появляются хейтеры, значит, ты чего-то добился. Так что, так даже лучше. Но лучше, когда у тебя 70% поклонников и 30% хейтеров. Если 100% тебя хвалят, значит, ты ничего серьёзного не делаешь. Как будто ты умер. Сейчас у меня примерно :60/40.

 

 

— Дима Пермяков ставил мне запись дуэтной песни, которая потом вышла не с тобой, а с Анной Седоковой. Почему?

 

— Это была интересная история. Дима пришёл ко мне с идеей дуэта ещё когда мы были в «Песнях». Тогда у меня не было чёткого плана творческого развития и я решила – почему бы и нет. Потом он занялся какими то другими проектами и мы как-то отложили. Я уже занималась другими, своими концептами. Когда он напомнил и предложил выпускать, я уже работала с лейблом и много планов поменялось. Я показала песню на лейбле и там мне ответили, что данная песня сейчас вне концепции моего проекта. Они не видели этого в моём творчестве.

 

 

— Насколько ты зависима от лейбла и от ориентирования на форматы?

 

— Я очень благодарна своему лейблу Warner music. Всё, что я выпускала за последние полгода – чисто моё желание. Хотя я понимаю, что моя музыка совершенно некоммерческий продукт. Конечно, если бы им удалось поставить меня на федеральные станции, это сбило бы всю сетку. Но для меня важнее то, что я хочу делать, донести свой месседж. Мне важно понять, кто я. В какой-то момент я поняла, что настолько сфокусирована на себе, что забыла, что музыка – коммерческий продукт и нужно понимать, что ждёт потребитель. Снова некий компромисс. Меня качало из стороны в сторону, это были огромные карусели. Мне нужно было пройти через всё это, чтобы найти свою «золотую середину».

 

 

— Ты можешь концептуально, одним-двумя предложениями обозначить, какая ты в музыке?

 

— Моя музыка всегда должна быть осмысленной. Я сейчас учусь понимать, что не все люди живут в моём мире и проходят через то, через что прохожу я. Нужно научиться доносить свои тяжелые для 80% слушателей мысли до них, облекать в понятную форму. У меня много идей, посылов, я многое хочу изменить. Для некоторых это перебор, они просто хотят слушать музыку. Мне кажется, у меня начало получаться. Я стала легче.

 

 

— Ты писала, что сейчас у тебя создано огромное количество песен. Как ты их фильтруешь, решаешь по срокам выпуска?

 

— Этот график постоянно меняется. Это очень интересно: ты себе планируешь, выстраиваешь концепт. Отношения с лейблом у нас очень либеральные, нет жёстких контрактов и я делаю почти всё, что захочу. Я пришла к ним в сентябре, вернувшись из Америки с огромным количеством идей. Со множеством распечатанных страниц, 30 слайдами – лейбл вообще никогда такого от артиста не видел! Там маркетинг, бизнес-план – всё! Они вообще офигели (смеётся). Я была уверена, что нужно двигаться так, а потом всё пересмотрела. Я пишу много разных песен, но уверена, что нужно концентрироваться на одном сингле. И проконсультировавшись со знающими людьми, выпускать именно такой «точечный удар». У меня есть особенность: я никого не слушаю и уверена, что знаю всё лучше всех. Но я поняла, что нужно прислушиваться к профессионалам. Поэтому я написала огромное количество песен – и они мне все нравятся – но прислушаться к авторитетным мнениям, что именно сейчас нужно выпускать. В любом случае, это же всё – мои песни, я уже сделала много и довольна собой!

 

 

— Ну, какое интервью без главного вопроса: ваши творческие планы?

 

— Как я говорила, я написала много песен для российского рынка. Сейчас добиваюсь от профессионалов, чтобы они из моих песен-«детей» выбрали самого подходящего «ребёнка» на 2020 год. И буду работать с этой песней. Песни в очень разных стилях: хип-хоп, поп-рок, и в стиле «ABBA» — очень разноплановые.

 

 

— Шансон?

 

— Удивишься, но тоже есть. Считается, что если твоя песня похожа на шансон, это абсолютный хит. Такие мелодии самые запоминающиеся. Если «Просто танцевать» спеть под гитару – вполне себе шансон получится! (смеётся)
В общем, выбираем сингл, работаем с ним, а там будет понятно, что дальше. А в Америке я тоже буду писать песни. Моя подруга прислала ближайший календарь: у нас уже запланировано 14 музыкальных сессий с разными артистами и саундпродюсерами. На выходе должно быть 14 песен. Плюс k-pop-рынок. Идей и планов очень много! Хочу, чтобы 2020 год был для меня более осознанным, чем предыдущий.

 

 

— Давай как-то красиво завершим интервью?

 

— Как написано в моей любимой книжке «Достижение недостижимого»: 80% людей не достигают желаемого и довольствуются только тем, что имеют, просто потому, что они не решили, что именно они хотят. Пусть в 2020 году, сколько бы вам не было лет, вы найдёте ту самую страсть, которая будет вас радовать каждый день. Неважно – кулинария, музыка, семья – и заниматься этим. Тратить свою жизнь на то, что ты не любишь — гиблое дело. Как я и говорила, мы все умрём. Так зачем тратить жизнь впустую? И желаю поменьше социального давления. Я хочу, чтобы люди прислушались к себе и делали то, что делает их счастливыми. Если общественность будет это презирать – не обращать на это внимания.

 

Мама: — Я желаю всем любви, добра, чтобы сбывались все их мечты и желания!

 

Папа: — Будьте добрее и всё получится.

 

 

Александр Ковалев специально для Musecube

 

Фотографировала Светлана Михейцева

 

Ссылки:

https://vk.com/andydarling_official

https://www.instagram.com/andy_darling_ae/

https://www.facebook.com/andy.darling.589

https://www.youtube.com/user/andydarlingae

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.