6 октября в Клубе Алексея Козлова состоялся Фестиваль хаммонд-органа, организованный клавишником и одновременно участником феста Григорием Сандомирским. Хаммонд-орган – инструмент, с одной стороны не уникальный, но с другой – весьма редкий, причём не только по московским меркам. И, конечно, никакой фестиваль не состоялся бы, если бы в распоряжении музыкальной тусовки не было самого инструмента как такового.

Конкретно этот агрегат появился в Москве несколько лет тому назад стараниями энтузиастов из клуба Blues.Ru и лично Фёдора Романенко. История его приобретения и доставки в своё время широко освещалась в соцсетях, а потому не стоит останавливаться на этом подробно здесь и сейчас. Важно главное — орган приехал в Москву на ПМЖ не для кого-то лично, и даже не для того парня. Просто ребята из клуба Blues.Ru посчитали, что московское блюзовое комьюнити всенепременноо должно иметь в своём распоряжении хаммонд-орган, чтобы он звучал для всех. С тех пор, обретя местом дислокации джазовый Клуб Алексея Козлова, инструмент неоднократно использовался в ходе гастролей целого ряда знаменитостей, в том числе пропутешествовал в Московский международный дом музыки на Космодамианской набережной, чтобы на сцене Светлановского зала подсобить Джону Медески в ходе концерта его легендарного трио Medeski-Martin-Wood в марте 2016 года.

Ещё недавно казалось: надо же, какой диковинный инструмент попал в руки московским музыкантам, это же целый мир, который надо постичь! Хорошо помню, как на сцене «Дома у дороги» на улице Щепкина (да, было и такое!) вокруг него кружили клавишники, да, и не только, с интересом заглядывали друг другу через плечо в стремлении прикоснуться. Начинали по шажочкам, по капле, а теперь вдруг выяснилось, что уже и целый фест можно проводить, и что есть, кому на нём выступать.

Фестиваль хаммонд-органа – это четыре органиста-виртуоза на первых ролях, это эдакое смещение центров тяжести, когда коллективы всё своё выступление выстраивают вокруг центральной фигуры – старичка хаммонда. Вся вселенная начинает вращаться вокруг черно-белых прямоугольников клавиш. Собственно, если я правильно понял, именно сами органисты и выбирали те коллективы, которые должны их представить, оттенив с наиболее выгодной органно-правильной стороны.

Владимир Нестеренко Фото: Леонид Селеменев
Владимир Нестеренко
Фото: Леонид Селеменев
Открывает фестиваль Трио Владимира Нестеренко. На фестивале оно оказывается представленным как классический органный коллектив. Впрочем, таковым оно является только по составу, в остальном же, пожалуй, оно самое джазовое, с большим количеством импровизаций, пошаговым развитием, где каждый шаг делается будто со следующей ступеньки. Но каждый следующий шаг – это вновь развитие и так до бесконечности. Только хаммонд-орган позволяет уйти музыкантам в шаманизм, который практически непредсказуем, уйти в точку, схлопнуться. В такой музыке подделка невозможна.

Одиссей Богусевич Фото: Леонид Селеменев
Одиссей Богусевич
Фото: Леонид Селеменев
«Дедушка должен поспать минут 10-15, а затем будет Трио Одиссея Богусевича», — объявляет ведущий фестиваля Григорий Сандомирский. Впервые мне довелось услышал Трио Одиссея Богусевича в марте 1997 года на Шаболовке в ходе съемок Программы «А», и вот теперь, на сцене Клуба Алексея Козлова, спустя без малого 20 лет. Эта музыка с претензией на некий минимализм. Не совсем джаз, скорее, некий симбиоз вполне себе консонансных традиционных риффов и фьюжна, но с обязательными повторами фраз – будто наговоров: «Запомни! Запомни! Запомни! Всё именно так….». И, спустя какое-то время, снова по кругу: «Запомни! Запомни! Запомни!…» Риффы – разумеется, органные, наговоры – всеобщие. Орган Богусевича переговаривается с сопрано-саксом Антона Котикова, мурлыкая и подвывая так, как может только настоящий хаммонд.

Николай Добкин Фото: Леонид Селеменев
Николай Добкин
Фото: Леонид Селеменев
«С этим джазом мы, наконец, закончили. Теперь начнётся рок-н-ролл и всяческие извращения», — представляет Сандомирский следующего органиста. Николай Добкин показывает своё искусство при поддержке группы Backstage – одного из первых российских коллективов, исполняющих жёсткую яркую смесь блюза, фанка и рока, не забывающего при этом постоянно импровизировать. За спиной у группы масса выступлений, в том числе с именитыми музыкантами. Николай Добкин – кстати сказать, последнее, хоть теперь уже тоже весьма давнишнее приобретение группы. «Нам очень приятно, что выбор представить Колю выпал на нас», — улыбается гитарист Backstage Юрий Новгородский. Впрочем, Добкин пошёл дальше и показал ещё одну грань своего таланта, пригласив на сцену Ольгу Олейникову. Дуэт Оля+Коля или, если официально, — Reflections Duo – проект последнего полугода и, пожалуй, едва ли не самое яркое событие на московской сцене последних лет. Только орган и голос. Ничего лишнего.

Григорий Сандомирский и Surfing Dog
Григорий Сандомирский и Surfing Dog
Время позднее, но фестиваль ещё не окончен. На сладкое самое невообразимое, самое иррациональное – закопёрщик фестиваля Григорий Сандомирский и один из его проектов группа Surfing Dog. Сложно сказать, что это. Как описать словами то, что делают эти странные люди? Странные аллюзии, искажённые или отражённые сами в себе или в тебе, или в искривлённом пространстве, где нет ничего, кроме ничего. Как характеризуют себя сами музыканты, это «саундтреки к мифическим арт-хаусным порнофильмам в исполнении известных музыкантов московской клубной сцены». Музыканты собираются на сцене и играют нечто. У них достаточно знаний о том, что играет каждый из них. У них достаточно понимания того, как может звучать симбиоз всех их музык. Думают ли они о том, что получится в итоге? Разве что по ходу. Зачем, если развитие сюжета – штука исключительно импровизационная. Что называется, куда кривая выведет. Хаммонд-орган, за которым сжался Сандомирский, судя по всему в доле с этими сумасшедшими. Он подтявкивает, подстукивает, рычит и изнывает от необходимости быть послушным…

За окном ночь. Фест закончен. Сказать, что всё было замечательно, — значит ничего не сказать. Напоследок пару слов совсем уж субъективного. Хаммонд-орган – мощная игрушка, равную которой найти сложно. Возможности его хоть и не безграничны, но чрезвычайно широки. И вот, отслушав, четыре (фактически пять, если считать дуэт Добкин-Олейникова отдельно) коллективов, каждый из которых, имхо, просто шикарен, возникает мысль, что, тем не менее, не всегда этот самый хаммонд так уж безальтернативно оправдан. Не эмулятор какой-то, имя которым легион, а именно он, живой хаммонд-орган. Знаю, в меня сейчас полетят тапки, и всё же скажу. Лишь в двух из пяти коллективов без него никак нельзя: это Трио Одиссея Богусевича и Николай Добкин & Backstage. А с другой стороны всё это слова. На самом деле какой же это кайф, слышать столько этого «уставшего дедушки»! Не важно что, не важно с кем за клавишами. Кажется, достаточно выставить его одного-одинёшеньку на сцену, чтобы уже что-то начало происходить само собой. Да, это магия. Но без неё никак.

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.