Дмитрий Снэйк Хакимов руководит сразу четырьмя культовыми коллективами (группами «Янг Ганз», «МЭД ДОГ», The Matrixx и Наив), выступает на самых крупных фестивалях и концертах, проводит авторские художественные выставки. Накануне концерта одной из его команд, группы The Matrixx, в Петербурге, мы попросили рассказать его о творчестве, службе в армии и том, почему он не переехал жить за границу.

дмитрий снэйк хакимов
«Играть только то, что нравится», — Ваша цитата. Как думаете сейчас, быть таким смелым может любой музыкант или только тот, кто уже заработал себе имя?

 

 

Думаю что сейчас это актуально как никогда. Сейчас время, когда индивидуальность каждого человека, его видение, мысли, действия, ценятся гораздо больше, чем раньше. Время не командных игроков, а личностей. Можно играть любую музыку и писать любые тексты, главное, чтобы это было талантливо ! Слушатели найдутся на всё, а их количество уже зависит от попадания «во время», актуально это сейчас или нет.

 

 

В разных интервью Вы говорили о Трэвисе Баркере и Томми Ли. А кого ещё из коллег Вы могли бы назвать крутым барабанщиком?

 

 

Сейчас очень сложно сказать, кто на западной, да и на нашей сцене, не крутой ! Временами стало казаться, что играть на ударных — это уже не про музыку, а про спорт! Кто быстрее, техничнее, сложнее, выносливее. Огромное количество ударников, которые на YouTube соревнуются в скорости исполнения и разных фишках. Но новой музыки, яркой и оригинальной, при этом почему-то не появляется. Думаю, здесь важнее творчество, музыка, самоотдача в создании чего-то реально стоящего, не спорт это совсем!

 

По отзывам других лидеров рок-групп, Вы умеете «делать стиль» у любой своей команды. Как удаётся сохранить лицо и специфику каждой группы, откуда берётся вдохновение и силы на постоянный поиск?

 

 

Мне очень сложно оценить мои группы со стороны. Я нахожусь в гуще процесса, внутри него. Думать, что делаешь — это одно, а как это видится людям — совсем другое. Возможно, часто я вкладываю что-то совсем иное, чем это потом интерпретируется. Я всегда делаю то, что мне нравится и, как следствие, у меня получается. В то, что мне не близко, я и не окунаюсь. В любом случае, такая оценка приятна.

 

 

Почему Вы не «откосили» от армии, в отличие от большинства творческих коллег? Это было потраченное зря время или для Вас любой опыт имеет значение?

 

 

Служить в Советской Армии было осознанным решением. В этот период шла война в Афганистане. Контингент наших войск вёл жёсткие бои с душманами. Я написал заявление в военкомате, что хочу служить в артиллерии и воевать в Афганистане. Это была моя гремучая смесь из патриотизма, в моем прочтении, любви к военной истории и артиллерии, авантюризма и мужского самосознания. Меня отправили в учебную дивизию под Челябинском и перед самой отправкой в Афган, Михаил Горбачёв обьявил о выводе наших войск оттуда! Дослуживал я, в итоге, в Германии, в составе Группы Советских Войск в Германии. Что тоже было очень ярким впечатлением. Но повоевать не удалось.

 

 

В выпусках «Наше 2.0» Вы анализировали творчество молодых исполнителей. От Вашего мнения и решения в какой-то мере зависела их судьба. Было ли это ответственно и страшно в какой-то мере?

 

 

Снэйк: Не думаю, что от моего мнения зависела их судьба. Я склонен всегда замечать позитивные моменты у исполнителей или групп, их фишки, и, скорее, посоветовать развить что-то действительно толковое, чем критиковать недостатки. Надеюсь, мои добрые советы кому-то помогли из них. Вообще, оценивать чужое творчество — дело неблагодарное. Это всегда очень субъективно и под давлением собственного опыта. А артист может тем и хорош, что совершенно свежо мыслит и это не укладывается в мои или принятые нормы.

 

Вы говорили, что общаетесь лично с вашими поклонниками. Насколько трудозатратно обращать внимание на десятки тысяч людей, подписанных на вас?

 

 

Это энергетически подзаряжающее действо, а не трудозатратное ! Я всегда с большим удовольствием общаюсь со своими поклонниками. Всё, что я делаю в творчестве,в музыке и живописи, в основе всего — любовь к людям, и, когда эта любовь взаимна — это просто великолепно.

 

 

В 2016-м году, в эфире на Musicbox, Глеб Самойлов рассказал зрителям о том, что Вы по специальности — учитель русского языка и литературы. Выбор специальности был продиктован только тем, чтобы институт не мешал занятиям музыкой?

 

 

Это не совсем так. Я учился параллельно на Историческом и Филологическом факультетах Педагогического Университета. Но в филологии, кроме литературы, меня ничего больше не интересовало. Ну, ещё педагогика и психология как предметы, пожалуй. Глубоким изучением языков, что русским, что старославянским, я вообще не интересовался. Я ушёл с филфака с 4-го курса, ни дня не практиковал эту профессию и назвать меня филологом, даже с натяжкой, никак нельзя. Историком да, художником да, но не филологом.

 

 

Концерт с симфоническим оркестром (даже шутка такая ходила) — вершина творчества любой рок-группы. Это было сложно?

 

 

У меня есть довольно большой опыт проведения масштабных мероприятий. Если очень чётко представлять себе конечный продукт и знать, как все это делается, то не так сложно! Мы совсем недавно выпустили The MATRIXX концертные DVD с симфоническим оркестром Globalis. Я ещё до определения даты концерта уже четко представлял себе картинку итогого DVD и характер звука. Мне было понятно, как построить сцену, какой задник нам нужен, какой свет будет и кто будет снимать. Я взял в команду для работы над этим проектом лучших профессионалов своего дела. Уверен, что результат говорит сам за себя! В DVD нам удалось передать дух и драйв The MATRIXX и красоту и глубину аранжировок симфонического оркестра.

 

 

В комментариях к репортажу о Вашей выставке кто-то написал, что Вы — Сальвадор Дали нашего времени. Такое сравнение льстит Вам или раздражает?

 

 

Я думаю, что если среднестатистический человек видит какие-то картины, которые можно отнести к модернизму или, в принципе, к какой-то современной живописи, то он вспомнит только три фамилии — Дали, Пикассо и Бэнкси. Только эти три художника, благодаря широкому освещению во всех СМИ, представляют для широких слоёв всю современную живопись. Далее он отнесёт увиденное, ассоциативным рядом, к первому, второму или третьему художнику. Это нормально, так устроен человек. Если выбирать так, то да. Думаю я ближе всего к сюрреализму, как и Дали.

 

 

Все ваши коллективы-долгожители. Вы-один из немногих, кто умеет успешно реанимировать коллективы. Вас любят зрители и хвалят критики. Что это? Любовь к музыке или точный профессиональный расчёт? Вы когда-нибудь в себе сомневались?

 

 

Я думаю, нет ни одного артиста вообще, которого бы любили все зрители и хвалили все критики ! Рассчитать что-то в творчестве невозможно. Мне просто нравится то, что я делаю, во всех ипостасях. Но я все равно нахожусь в постоянном поиске себя. Каждый человек сомневается. В какие-то моменты мне все удаётся, иногда я нахожусь не в том месте и не в то время. Ну, что ж, сделаю выводы и пойду дальше!

 

Петь на русском языке — это ваш выбор? Не хотелось ли попробовать международное развитие (помимо тура в Штатах)? Или же Вы выбираете для себя творить на том языке, на котором мыслите?

 

 

Я совершенно убеждён, что является глубочайшей ошибкой русским группам не петь по-английски! Я бы назвал это просто катастрофой. Мы осознанно выкидываем себя из мировой музыкальной индустрии таким образом. У нас есть прекрасные примеры наших соотечественников, которые добились успеха во всем мире, потому что смогли донести свои талантливые песни до каждого человека на планете, благодаря интернациональному английскому языку. Я говорю о группах Парк Горького и Тату. Есть и немало инструменталистов, которые сначала добивались успеха здесь, на Родине, а потом делали великолепные карьеры в США, например. Как Наташа Шнайдер, которая в СССР ещё пела на культовом альбоме Тухманова «По волнам моей памяти», а потом сделала феерическую карьеру в Америке. Или погуглите карьеру Саши Кривцова, басиста Землян, в США, глаза на лоб полезут, с кем он играл и записывался!
У меня в планах есть фестиваль, который собрал бы все отечественные группы, поющие по-английски. Я хочу помочь нашим группам быть такими же значимыми на мировом рынке, как шведские или немецкие артисты. Не мы, так пусть молодежь покажет всему Миру кузькину мать! Крошечная Швеция, с ее 10000000 жителей, держит почти треть мирового музыкального рынка, это просто немыслимо!

 

 

Первая ваша зарплата в «Янг Ганз» — 25 рублей на коллектив. Как Вам кажется, художник всё-таки не должен быть голодным? Не теряется ли что-то тонкое в искусстве, когда им начинают зарабатывать?

 

 

Художник вообще ничего никому не должен ! Создавай искусство! И всё. Если получается монетизировать свое призвание — отлично. Нет — тоже не криминально.

 

 

Вы часто говорите о том, что Вам одинаково нравится работа на студии звукозаписи и живые концерты, фестивали и сольники. Но, всё же, концерт, обмен энергией со зрителями — это совершенно особенное явление. Сейчас, после карантина, когда все соскучились по настоящему общению, концертам и встречам, Ваше мнение изменилось?

 

 

Да, согласен с Вами! Сейчас концерты приобрели новый, сакральный, я бы сказал, смысл! Но, думаю, всё довольно быстро вернётся в обычный ритм.

 

 

Вам хотелось когда-нибудь уехать в Штаты или Европу ? Вы понимаете, что музыкант Вашего уровня нашёл бы себя в любой стране?

 

 

Нет, период юношеских метаний, когда такие мысли посещали, закончен. Я патриот своей Родины, хочу жить здесь и сделать её лучше! Всеми доступными мне средствами!

 

В самом начале пути Вам не было страшно превратиться в очередной кавер-бэнд? Вы рассказывали, что долгое время, начиная со школы, играли кавера других групп. Как удалось пронести веру в себя и свою музыку через все испытания?

 

 

Это не совсем так. Даже в школе, когда мы только создали группу и, по сути, не умели ещё играть, мы пытались что-то сразу сочинять. Я пытался писать песни, ещё толком не освоив гитару, это просто затягивало как процесс. И тогда я готов был сворачивать горы. Я думаю, скорее страшно сейчас. Мы все понимаем, что в совсем модную и актуальную музыку уже не врубаемся, пытаться в неё влезть и строить из себя законодателей моды вряд ли получится. А писать новые альбомы вроде как над. И какие? Делать то же самое что и 20, 30 лет назад, принесшее популярность? Или экспериментировать? Это большой вопрос.

 

 

Вам удаётся оставаться легендой и быть всегда юным и открытым новому. В чём секрет?

 

 

Понятия не имею, наверное, потому, что в душе я ребёнок!

 

 

Если несколько ваших коллективов параллельно гастролируют, Вы курируете логистику и смыслы, организуете и управляете, при этом выходите на сцену каждый раз. Какое время остаётся на семью? Когда Вам удаётся побыть с близкими людьми?

 

 

Во мне уживаются, довольно чудным образом, одновременно, очень ответственный, скрупулёзный, действующий чётко и планомерно человек и тусовщик, «сорви голова и гори оно все огнём», любящий выпить, рефлексирующий и сентиментальный! Иногда одна часть меня пересиливает другую и инь-янь нарушается. Но, в целом, такое раздвоение личности есть. Такой вот ответ на ваш вопрос. Мне очень повезло с моей второй половинкой. Моя жена с понимаем относится ко всем моим сторонам! Я очень ею горжусь, она целеустремленная и творческая. Но находит время и на меня!

 

Если бы у Вас была возможность вернуться в прошлое, что бы Вы сказали себе или что хотели бы исправить?

Я бы посоветовал себе 20-25 летнему поменьше быть серьёзным таким и побольше угорать и радоваться жизни!

 

Надя Ильина, специально для MUSECUBE

 

Фотографии — Ксения Жаворонкова

 

ССЫЛКИ:

 

Глеб Самойлоff & The MATRIXX (thematrixx.ru)
НАИВ (naive.ru)
МЭD DОГ (maddog.ru)

Radio Чача (радиочача.рф)

Дмитрий Хакимов — страница в Инстаграм https://www.instagram.com/dmitrysnake/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.