В России на днях побывал Miles Kane, бывший участник группы The Rascals. Судя по количеству публики на его концерте, мало кому это о чем-то говорит.

Сначала музыкант выступал в Петербурге, потом в Москве (и, кстати, отзывы о московском концерте отличаются от того, что происходило в Питере).
В Питере концерт Кейна проходил 22 ноября в клубе «А2», в большом зале «Мир». Этот зал вмещает до 5 тыс человек, но 22 ноября вряд ли он был заполнен и наполовину.
Вообще стоит похвалить «А2» за смелость — в этом клубе часто играют редкую для современного слушателя музыку – легендарную или, наоборот, совсем новую. Ничего удивительного, например, что именно здесь летом выступал Ли Скретч Пэрри, праотец даба, а месяц назад Чак Бэрри, легенда рок-н-ролла. Теперь сюда приехал совершенно неизвестный России (да простят его фанаты за столь грубую условность) Майлз Кейн.

Итак, знакомьтесь: Майлз Кейн. Весьма симпатичный британец 27 лет. Брюнет. Большой поклонник Джона Леннона. Внешне, правда, напоминает юного Маккартни. В 2009 году журнал NME включил Кейна в число номинантов NME Awards в категории «Самый Сексуальный Мужчина 2008».
У Майлза много известных друзей. Например, он работал совместно с Лиамом Галлахером из Oasis, они даже хотели создать вместе супергруппу, но почему-то не создали. Сейчас сотрудничает с лидером Arctic Monkeys Алексом Тернером в дуэте The Last Shadow Puppets. Ну и много с кем еще – но тут я предлагаю остановиться и не называть больше имен. Мало ли с кем он успел подружиться, нам стольких звезд в жизни не видать.
Гораздо важнее, что Кейн записал уже два сольных альбома. А еще он коллекционирует винтажные гитары.

А теперь о концерте.

Если вкратце – он был хорош, но не настолько, чтобы зал сошел с ума.
Наверно, правильнее всего смотреть на Кейна как на наследника рок-н-ролла 60-х. В его лице мы видим портрет всей английской музыки последних десятилетий. Нельзя сказать, что это плохо. Если Майлз живет по заветам 60-х, то вполне оправданно — эти заветы не устаревают. Когда мы говорим, что рок-н-ролл мертв, Майлз не включается в эту похоронную процессию, он не верит в смерть 60-х.
Но у любви к 60-м есть неизбежный побочный эффект – отсутствие нового стиля.

Майлз выходит на сцену уверенно и чувствует себя полубогом – что совершенно нормально. Как и то, что он заимствует движения у Пита Таунсенда, настроение у The Coral, мелодии у The Who, The Beatles и даже Oasis, а лосины, наверное, у Боуи. Словом, умеет отдать дань британской моде. Но новички на его концерте оказываются обезоружены, ибо обескуражены. Мы ведь думаем, что рок-н-ролл — это то, что нам давно известно. И вдруг мы слышим что-то похожее, но незнакомое, — и не знаем, как реагировать.

Мне придется появиться в тексте, чтобы признаться: на концерте Кейна я долго была как бы не в своей тарелке, смущенная этой знакомо-незнакомой музыкой. Но ближе к концу я его уже любила и со всеми подпевала во время «Don’t Forget Who You Are», когда в зале подняли листовки с надписью «St. Petersburg never forgets who you are».

И все-таки. Я хочу вернуться к идее о смерти рок-н-ролла. Говоря, что он умер, мы не имеем в виду его отсутствие. Мы говорим о том, что, открывая новую звезду, мы не наблюдаем рождения новой музыки, как было в 60-70-х. И британцам, понятное дело, труднее других отойти от ретроградства — преклонив колено перед кумирами, они пытаются играть, не вставая с него. Может быть, так и умирает рок-н-ролл – ведь он требует свободы. Экспериментов. И полного идиотизма.

Я так и не поняла, что думаю о Майлзе Кейне, но в рамках этого текста попробую определиться.Выражая личное мнение, я скажу: я хочу, чтобы были концерты, где рок-н-ролл играют молодые ребята. Это дает рок-н-роллу шанс вернуться. И даже пытаясь быть объективнее, я продолжу: у Кейна хорошие шансы. Даже с рок-н-роллом. Он хорошо изучил правила шоу-бизнеса – по крайней мере, он знает, как нравиться девушкам. Например, заканчивая концерт, можно сказать:
«I’m glad to be in Saint Petersburg! You all are so beautiful! Fellows… are nice. And women are so fucking…» — ну и чтобы долго не подбирать эпитет, можно на этом и остановиться.

Чтобы расположить фанатов старого рока, можно, например, исполнить «Sympathy for the Devil» — кавер на Rolling Stones. Особенно это актуально в Петербурге благодаря строчкам:

«I stuck around St. Petersburg
When I saw it was a time for a change
Killed the Czar and his ministers
Anastasia screamed in vain»

Хорошо бы, если повезет, поздравить звукорежиссера с днем рождения, заставив зал распевать «Happy Birthday». В целом надо побольше говорить (особенно котируются шутки и комплименты, впрочем, всякие несуразные комментарии тоже подойдут), раздавать автографы терпеливым фанатам и много всякой другой всячины.
Но главное – вера в музыку. Если Майлз Кейн сможет вернуть рок-н-ролльный драйв и новизну 60-х в свои песни, то обратить в свою веру миллионы людей не составит труда.

Анастасия Дмитриева, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Константина Кондрухова смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.