Участники международной конференции Colisium в Питере обсудили, откуда берутся таланты и проблемы в шоу-бизнесе.

Страшно представить, сколько событий может произойти всего за четыре дня на одном музыкальном форуме, куда себя показать и на других посмотреть слетаются более ста артистов, журналистов, спикеров, которые до вечера разбредаются по пяти дискуссионным потокам, а потом выбирают – в какой из 26 клубов Санкт-Петербурга отправиться на концерт. На секундочку — всего в рамках Colisium прошло 114 выступлений и десятки обсуждений, мастер-классов и лекций. Посетив их, можно было, кажется, узнать все о том, что, например, делать начинающему дарованию, от чего зависит успешное продвижение мероприятий и как чувствует себя сегодня музыкальная индустрия в целом, причем, не только в России, но даже в Канаде, Мексике, странах Балтии и Финляндии.

…А также – как продать 40000 билетов в один день, использовать программу Ableton Live для живых выступлений, если вы электронный музыкант, писать киномузыку и получить еще массу полезной информации по самым разным музыкальным и околомузыкальным темам – список можно продолжать бесконечно. Colisium проводится с 2007 года в России, Беларуси, Украине и Казахстане, напоминая яркую, пеструю и шумную ярмарку идей, на которой можно открыть для себя новых исполнителей, обзавестись проектом интересного стартапа, дюжиной полезных знакомств в придачу, понять, в правильном ли направлении ты развиваешься профессионально, и выйти с конференции с ощущением того, что прочитал в экстренном режиме несколько научных энциклопедий. Освоить всю программу было, конечно, физически невозможно, так что «ЗД» остановилась на нескольких самых интересных темах и концертах.

Страсти по СРО

Организаторы не могли обойти вниманием историю с пресловутым законом о саморегулировании концертной деятельности, которая еще в прошлом году шокировала всю вменяемую музыкальную общественность. Наблюдать за ее развитием можно было как за захватывающим боевиком, если не триллером. После знаменитого круглого стола в Госдуме с участием Аллы Пугачевой, Александра Градского, Григория Лепса и других «активистов» шоу-бизнеса, могло показаться, что инициатива сошла на нет. Но не тут-то было: группа разработчиков проекта продолжает работать над его воплощением в жизнь денно и нощно, о чем и приехали сообщить гостям Colisiuma двое ее представителей Андрей Матвеев и Евгений Финкельштейн. Хотя встреча и была заявлена как дискуссия, а в главном конференц-зале яблоку негде было упасть, происходящее скорее напоминало просветительскую лекцию двух самопровозглашенных «мессий», которые в бурном спиче пытались доказать присутствующим, как хорошо будет житься всем в СРО-королевстве, где они сами готовы выступить главными защитниками интересов других игроков рынка в будущем, но стали жертвами «предубеждений» в настоящем.

— За последние полтора года я узнал музыкальную индустрию с совершенно другой стороны, — откровенничал Матвеев, — меня умилила и удивила наивность игроков этой отрасли, которые уверены, что ее не видит государство. Начав заниматься законопроектом, мы узнали от других представителей индустрии, что, оказывается, являемся главными демонами концертного рынка, которые хотят его захватить и монополизировать. Хочется попробовать в очередной раз расставить все точки над i. Государство на самом деле сильно интересуется концертным рынком, и мы, узнав, что рано или поздно будет принят подобный закон, начали заниматься его разработкой сами, чтобы он не попал в руки тех людей, которые не разбираются в устройстве российской музыкальной индустрии. Сегодня механизм саморегулирования применяется и в строительстве, и в аудиторстве, и в банковской сфере. Он позволяет уйти от системы лицензирования, которая благоприятствует развитию коррупции. А саморегулируемые организации – это не коммерческие структуры, это профсоюз юридических лиц, участвующих в том или ином рынке. Профсоюз этот не занимается никаким бизнесом, не проводит концерты, не раскладывает деньги по карманам учредителей, а просто получает от государства некие полномочия по контролю рынка…

Хотя господин Матвеев эмоционально убеждал, что СРО «не может влиять на бизнес членов ассоциации», а также указывать «проводить им мероприятия или нет, какие цены устанавливать», он почти сразу начал противоречить самому себе, заявив, что неким «стандартам» должны будут следовать все участники организации, но о том, каковы эти «стандарты», умолчал. В ответ на вопросы про взносы за вступление в СРО авторы снисходительно заулыбались: «Если вы проводите мероприятия для тысячи человек – это всего 50 000 рублей в год, это же смешные деньги». Новоиспеченные законотворцы также пообещали, что всем тем, кто вступит в их СРО, они станут буквально посаженными родителями – будут разбираться, если, допустим, у одного из участников «профсоюза» отменят «сатанинский» концерт, будут обращать внимание на сомнительные тендеры, стремясь бороться с коррупцией, в общем, превратятся в настоящих Чипа и Дейла музыкального мира. «А чтобы защищать интересы участников, нужны кадры, офисы во всех регионах России, а для этого – и членские взносы», — подытожили господа-защитники шоу-бизнеса. О том, как в ситуации, если закон будет принят, выживать промоутерам среднего уровня и развиваться начинающим артистам, они говорить не стали – видимо, такой вопрос из зала показался слишком мелким для такой большой и серьезной СРО.

Музыкант – дерево, а песня — молния

В отличие от очень важных шоу-бизнесменов, озабоченных мыслями об индустриальном господстве, музыканты, продюсеры и организаторы фестивалей обсуждали в основном процессы творческие – как развивать лайнап опен-эйра, создать любопытную концепцию мероприятия, можно ли в России стать коммерчески успешным артистом, но сохранить индивидуальность.

Лидер группы Animal Jazz Александр Красовицкий рассказал, как, оставаясь по сути андеграундной группой, собирать залы-тысячники. «На протяжении 15 лет самое последнее, чем мы старались заниматься, — это удержание и привлечение аудитории, — признался он, — у меня имидж интроверта, который даже не отвечает порой на личные сообщения. У Animal Jazz никогда не было продюсера, а с лейблами мы сотрудничали только на проектной основе, когда уже был готов материал, который нужно было выпускать. Я никогда не прислушивался к чужому мнению по поводу своих песен, но однажды в 2004 году, когда выходил альбом «Стереолюбовь», мы встретились с Михаилом Козыревым, и мне было любопытно, как он проанализировал нашу пластинку с позиции программного директора радиостанции. «Вот смотри, — сказал Миша, — у этих песен нет шанса попасть в ротацию, эти – возможно и попадут, стопроцентных хитов здесь нет. В композициях нету хука – того мотива, который цепляет человека, и он начинает его прокручивать постоянно в голове». Вот эту тему про хук я запомнил и тогда же понял, что нужно гнуть свою линию, но тем не менее понимать, в какой системе координат ты существуешь и чего хочешь добиться. Я никогда сильно не расстраиваюсь, когда песни Animal Jazz не берут на радио (а происходит это в 90 процентах случаев), и, наверное, по этой же причине я до сих пор получаю такое же удовольствие от концертов, как и раньше».

О том, что творит Красовицкий на выступлениях, вспомнил как раз Михаил Козырев, рассказавший на конференции о способах продвижения музыканта: «Я помню, как делал фестиваль, и пошел сильнейший ливень. Дождь был таким мощным, что все артисты во время выступлений старались прятаться поглубже под навес, чтобы не дай бог не закоротило оборудование, Саша был единственным, кто прямо под этим ливнем пошел по языку сцены, уходящему вперед, в толпу, и эту картинку я запомню на всю жизнь». Конечно, пример героического поведения артиста, которое помогает наладить очень крепкую связь с публикой, он привел не как панацею, больше рассказывая о том, как правильно общаться с программными директорами на радио, насколько активной должна быть концертная и фестивальная деятельность, какие возможности дают соцсети и чем полезны «окольные» пути продвижения – например, создание музыки для кино или перфомансов. Гуру рок-продюсирования подвел аудиторию к главной мысли – нужно стучаться во все двери, и у каждого очень индивидуальный путь развития, на котором все артисты проходят свои уроки и – как в обычной жизни – учатся на своих ошибках.

Лидер группы «Мегаполис» и владелец независимого лейбла Олег Нестеров, рассуждая о раскрытии творческого потенциала, напоминал мудрого старца, который на ходу сыплет притчами и метафорами: «Если говорить о чистом творчестве, то не художник выбирает тему, а наоборот. В этом смысле музыкант похож на дерево, а тема – на молнию, которая попадает в него, и происходит возгорание. Творческий акт не имеет отношения к личности артиста, потому что артист – это проводник, и любой творческий человек во время посиделок на кухне признается, что не он специально придумывал какую-то песню, а она ему просто «пришла». И в этой ситуации задача продюсера помочь человеку донести до людей ту музыку, которая внутри него звучит».

Правда, Нестеров поделился с публикой и несколькими историями технической работы: вспомнил, как записывал с Найком Борзовым «Три слова», и чтобы композиция зазвучала, нужно было просто увеличить скорость воспроизведения и сделать трек короче, вспоминал о том, как шла работа над хитом «Ундервуда» «Гагарин, я вас любила», ставшим билетом команды на большую сцену. Один из двоих ее солистов Максим Кучеренко тоже присоединился к обсуждению, развлекая аудиторию шутками и экспромтами.

Деликатесы V-Rox, «Индюшата» и «Огонь-Баба»

Black Buttons
Black Buttons

Наговорившись вдоволь днем, по вечерам участники конференции окунались в бурную концертную жизнь. Два очень разных концерта – в электричестве и в камерном, акустическом формате — отыграли обладатели спецприза юбилейного фестиваля «Индюшата» группа Black Buttons. Несмотря на юный возраст (команда дебютировала в прошлом году), на сцене ребята уже держатся на уровне профессионалов, проявляя не только музыкальные, но и артистические способности (солист Антон Смирнов во время выступления ловко жонглирует образами и текстами). Элементы джаза, блюза сочетаются с сочными роковыми партиями, чем-то напоминающими стилистику Muse. В первый вечер музыкантам пришлось «сражаться» с плохо отстроенным звуком, но и в таких экстремальных условиях им удалось выложиться на все сто.

«Я очень доволен поездкой, атмосфера в Питере мне понравилась больше, чем на прошлогоднем Colisiume в Москве, — делится эмоциями Антон, — так сложилось, что в этот раз я повстречал очень много интересных людей, узнал для себя много нового, и мне кажется, цели конференции были достигнуты. Кроме того, я увидел живьем ребят, которых мне хотелось послушать, — группу J.Hellboy, открыл для себя команду The Maya Secret. Наши концерты, на мой взгляд, тоже прошли успешно: с каждым выходом на сцену мы уже все лучше чувствуем друг друга, поэтому выступать становится все более комфортно».

Во второй день один из культовых клубов Питера превратился в маленький Владивосток, где прошел шоукейс фестиваля Ильи Лагутенко V-Rox. На стенах и заднике сцены были развешаны яркие флаги опен-эйра с его веселым символом – колоритным крабом с гитарой в клешнях. Для полного погружения в атмосферу не хватало только экзотической морской кухни, а все остальное напоминало о ежегодном музыкальном веселье на Дальнем Востоке. Сам бессменный лидер группы «Мумий Тролль» в Питере не присутстововал, но «ЗД» разыскала рок-маэстро, чтобы разузнать о деталях проекта.

Илья, как вы выбирали артистов для шоукейса V-Rox в Питере?

—  Основным принципом фестиваля является, в первую очередь, собственное желание артиста заявить о себе и получить опыт выступлений на новой площадке. Также мы видим Владивосток центром притяжения талантов не только нашей страны. В Питере выступили группа «СвобоDA» из Владивостока, финны Eternal Erection, Cosmic Latte c Урала и «Сезон Дождей» из Улан-Удэ.

— Чем интересен формат шоукейса, какие возможности он дает музыкантам и публике?

— Главным преимуществом мне кажется то, что это полная противоположность конкурсам и соревнованиям. Настоящему артисту важен разнообразный сценический опыт и возможность творческого общения с коллегами и публикой. А для публики — это момент самостоятельного открытия. И это всегда в итоге ценнее и важнее, чем идти на поводу у выбора «профессионалов».

— Проводите ли вы подобные мероприятия, представляющие фестиваль, в других городах?

— V-Rox официально стал первым в нашей стране фестивалем такого рода. За несколько лет нам удалось презентовать идею в нескольких городах страны от приморской Находки до Новосибирска и Москвы, а также заявить о себе на подобных мероприятиях в Южной Корее, Великобритании, Китае и США.

***

Еще одним мини-фестивалем, прошедшем в подобном формате, стал шоукейс Musecube, на котором

ДеньВосьмой

красовались несколько молодых, совсем не похожих друг на друга московских групп. Песни романтиков из команды «Шекспир» — гремучая смесь из рока, речитатива и пронзительной лирики. «ДеньВосьмой», играющие местами жесткий, а местами ласкающий слух урбанистический рок, — мечтатели и философы с пробивающей энергетикой. Певица Дина Джо похожа то на электро-поп-диву, которая может сделать шоу на любой сцене с минимумом декораций, то на шаманку, изящно сочетающую элементы фольклора с актуальным звучанием, а группа Sacra Vox во главе с Алиной Усмановой, которая завершала шоукейс, пример классического, энергичного и «вкусного» женского англоязычного рока с сильным вокалом и стильным звучанием.

Юлия Коган
Юлия Коган

Помимо начинающих команд, на площадки Северной столицы в дни конференции выходили и более маститые артисты. Взорвала танцпол экс-солистка «Ленинграда» Юлия Коган. В отличие от скандально покинувшей группу Алисы Вокс, чей дебютный сольный клип «Держи» (ремейк на песню трагически погибшего недавно Кузьмы Скрябина) вызвал шквал критики, Юлия рассталась с Сергеем Шнуровым полюбовно и успешно продолжила сценическую деятельность уже сольно. За три года певица успела обзавестись довольно мощным сольным репертуаром. В прошлом году она выпустила дебютный альбом с говорящим «Огонь-Баба». Поклонники встретили пластинку на «ура», выучили наизусть почти все песни, быстро ставшими хитами. И хотя артистка по понятным причинам уже не поет эксцентричные нетленки «Ленинграда», свои новые опусы она тоже не прочь приправить крепким словцом: «Сотрется красная помада, катитесь в ж…, я плевала на любовь!», — кричит в толпу Юля, потом, вытаскивает на сцену молодого человека и заставляет его к концу номера остаться топлесс, а затем, как ни в чем не бывало, затягивает балладу «Любовь» или «Чай цвета неба», интонационно чем-то похожие на ранние песни Аллы Пугачевой. За что Коган можно назвать «Примадонной андеграунда», что подтверждает и растущий как на дрожжах фан-клуб певицы.

Наталья МАЛАХОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.