На полу у сватов, на полу

Дайте место для пляски, дайте

(народная мордовская песня “Куданьконь кияксова”)

 

 

День 1

 

Выезд из Москвы

 

В студии звукозаписи Владимира Осинского меня встретила худая высокая девушка с некоторой нервностью в образе, чем напомнила главную героиню из нового сериала Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни». Это Ежевика, участница музыкального этнического проекта «Ойме», что в переводе с мокшанского мордовского языка означает “душа”. Ежевика закачивала музыку для бессонной ночи в машине, преимущественно треки Nickelback, что показалось забавным. В студии в это время находилось еще несколько творческих людей, с которыми мы замечательно скоротали время до отъезда. Обсудили, что Ким Уайлд в последнем клипе местами похожа на Ким Бессинджер, Шэрон Стоун и на Фриске в старости; что Джанет Джексон начинает все свои клипы, и двадцать лет назад и сейчас, с того, как она входит в студию и кидает клич черным парням «эй, давайте танцевать!» (ну прет ее!); послушали откровенно марсианский хип-хоп одного из сотрудников студии. Ежевика закончила свои дела, и мы (фотограф Миша и я в качестве видеооператора) приготовились к путешествию в ночи в красном пежо. По традиции всех автомобилистов, мы заехали в Макдоналдс, накупили вкусняшек, взяли курс на Рязанское направление.

Путешествие началось.

 

Рано с утра наша доблестная, уже региональная, полиция вдруг проявила бдительность и заметила, что мы на горке превысили скорость; отдали пятьсот рэ.

В полвосьмого мы уже были на мордовской земле, зашли в придорожное кафе, выпили чая и съели яичницу из домашних яиц, Ежевика заказала нестандартную селедку под шубой с кофе. Ехать оставалось часа три.

 

Светило солнце, ехали бодро, под забойные, по-язычески энергичные, биты и восклицания группы «Ойме». Запомнилась песня про дятла.

 

К двенадцати приехали в Саранск к ежевикиной бабушке, и пока Ежевика ходила на встречи с руководителями мордовского культурного департамента для получение гранта на последующие съемки этноматериалов, мы спали-ели.

 

В десять вечера выехали в деревню Старые Турдаки. Ночью в поле природа наглядно иллюстрирует выражение «ни зги не видно» и » хоть глаз выколи». Зачекинься в поле, друг.

 

День 2

 

Прибыли около двенадцати ночи в деревню. Колеса буксовали в грязи, тем не менее до цели — одноэтажного деревянного домика на краю села — мы добрались успешно. Нас сразу встретили накрытым столом. «О, окрошка!», воскликнули мы. — «Нет, не окрошка, вы в Мордовии, поэтому говорите по-мордовски! Это «салведь» — от слова «соль» и «вода», — ответили нам. Хозяева выкатили большую пятилитровую банку домашней настойки из плодов, и чуть позже, настойку из мертвых пчел (не шутка!), которая специально предназначена для мужской силы (видимо, в условиях катастрофической нехватки мужчин в деревне она просто необходима). Закусывали окрошкой и панктом, то есть грибами на местном наречии, груздями. Хозяйка-мордовка, выпив, стала петь красивые и душевные песни. Ежевика подпевала.

Мы пошли смотреть на потрясающие звезды, которыми было усыпано все небо. Фотограф Миша снимал луну и ночную деревню. Я села на скамеечку за калиткой и стала писать отчет на айпаде. Было четыре часа утра.

 

Отлично выспавшись за несколько часов, мы приступили к работе.

 

Цель поездки – заснять на видео инсценировку свадебного мордовского обряда, в том числе записать песни, требующие сохранения в нынешнем виде для будущих поколений. Деревенские бабушки готовились к этому событию задолго, и теперь настал час сказать ответное слово удмуртским бурановским бабушкам, которые пару дней назад взяли серебро на Евровидении.

По обычаю, свадьба проходит в три дня, и после обязательных обрядов вся деревня гуляет еще неделю. Мы сняли основные и наиболее интересные моменты свадьбы за один день. К нашей команде с утра присоединились два профессиональных оператора из Саранска. Ежевика руководила процессом и записывала аудио, Миша смотрел на происходящее через видоискатель фотокамеры.

 

Русско-мордовские женщины, наряженные в костюмы, возраст которых насчитывает около века, песнями и танцами сопровождали весь свадебный процесс. Песни трогали и трогали душу.

Традиционную мордовскую свадьбу можно назвать народной музыкальной драмой, в которой драматические эпизоды, связанные с уходом невесты из отчего дома (плачи, песни-монологи, обращение к родителям и подругам, к родным местам и окружающей природе), перемежаются с жизнерадостными сценами, проходящими в доме жениха.

 

Мордовская традиционная свадьба делится на несколько этапов, каждый из которых нередко сопровождается древнейшими формами символико-магических мотивов. [Подробнее можно прочитать тут]

К вечеру съемки были закончены и полдеревни стало гулять уже по этому поводу. Мы увидели и попробовали настоящий самогон в большой прозрачной голубоватой бутылке, брагу, которую пьют даже малые дети, водку, настойки, вино, различные деревенские кушанья и разумеется, через употребления всего этого внутрь налаживали связь с деревенским коллективным бессознательным, в чем безусловно, помогали застольные хмельные песни.

 

 

День 3

С утра со всеми сердечно попрощавшись, мы выехали в Москву, которая вечером встретила нас апокалиптической и очищающей грозой с дождем. Поездка удалась. Дописываю отчет, пью чай с привезенным мордовским бальзамом — все для того, чтобы краски, звуки и запахи местного колорита отобразились в тексте.

 

Алиса Дидона, специально для MUSECUBE

Фото — Михаил Панков

comments powered by HyperComments