Теодор Курентзис: Чайковский на берегах Невы
Использовано фото с сайта www.v-kurse.ru

«Чайковский – это композитор, которого ты никогда не узнаешь и каждый раз будешь знакомиться с ним впервые. В безопасные периоды своей жизни ты его не поймешь – он будет загадочным, чужим. Когда наступит боль или нужда, ты снова и снова впервые будешь открывать его для себя» (Теодор Курентзис).

 

В понедельник, 4 февраля, когда обычно все культурные учреждения находятся на заслуженном выходном, в Большом зале консерватории яблоку негде было упасть. Дорогие билеты были раскуплены задолго до концерта, но даже и входных без места было не достать. Светская тусовка, любители классической музыки, студенты, творческая интеллигенция – в зале собрались, кажется, все, кто хотя бы раз слышал имя Теодора Курентзиса и умудрились купить или достать заветный билет. Сказать, что классическая музыка до появления афинского дирижера страдала от недостатка внимания нельзя, но, пожалуй, что именно он сделал её модной. «Сходить на Курентзиса» сегодня считается хорошим тоном, это значит, что ты в тренде и разбираешься в культуре.

 

Теодор Курентзис – рок-звезда от мира классики. Будучи человеком воспитанным, закрытым, любящим очень много и красиво поговорить о культуре, от такого определения он, конечно, не в восторге. Однако, надо заметить, что поведение его на сцене говорит об обратном. Не то, чтобы Теодор своими действиями на концерте произвел фурор, но наблюдать за шоу, которое он нам показывает вместе с оркестром, очень занимательно. Порой не понимаешь, что для него первично, – подача или музыка. Конечно, сама по себе классическая музыка не нуждается в дополнительных оборках, но как же иначе могут звучать знакомые произведения, если оформить её, музыку, в подходящую обертку? Многие критики недовольны Курентзисом – якобы он слишком много внимания уделяет внешнему, когда стоило бы больше копать вглубь. Возможно доля правды в этом есть, но что плохого в популяризации классики? Не думаю, что хоть одна филармония будет против аншлаговых концертов, и нужно отдать должное маэстро Курентзису, ведь в этом есть его большая заслуга.

 

MusicAeterna — оркестр особый. Кажется, они совсем не смотрят на своего дирижера, они смотрят в … ноты. И если присмотреться поближе, то можно заметить, что нотная партитура исписана мелкими примечаниями на полях, и эти примечания – самое ценное, ведь именно благодаря им рождается то, что называется феноменом Курентзиса.

 

Концерт 4 февраля состоял из двух отделений. В первом был исполнен Концерт Ре мажор для скрипки с оркестром (соч. 35, 1878 г.), солировал петербургский скрипач Айлен Притчин. Молодой музыкант уже не первый раз играл в концертах оркестра. Бурные восторги от его исполнения, кажется, смутили Айлена, выходящего несколько раз подряд на поклон. Во втором отделении прозвучала долгожданная Четвертая симфония. Оркестр играл стоя, и это давало музыкантам больше свободы действия. Сам Курентзис, кажется, не замирал ни на мгновение, двигаясь в такт, а иногда и опережая действие, давая понять музыкантам, чего он ждет от них в следующую секунду.

 

На бис была исполнена увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта». Нескончаемые овации и аплодисменты — минуте на десятой стало казаться, что так долго рукоплескать просто невозможно, и все эти восторги – запись, которую крутят на повторе. Но нет, всё это – вживую для одного человека, который смог найти созвучную с современным миром музыкальную формулу и ответить на многие вопросы классической музыкой.

 

Яна Квятковская, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.