Лет двадцать назад, пытаясь разобраться в буквосплетении «ремембехаремамбуру» и сложнейших взаимоотношениях лилипута с горбатой, мы и предположить не могли, что люди, назвавшие свою группу Ногу Свело, покроются бронтозавровской чешуей мэээтров рок-сцены. Тем не менее, пару поколений и пару президентов спустя оголтелые классики продолжают удивлять причудливыми образами и вечной молодостью солиста. pr

Альма-матер — очень хороший клуб. Там много столиков и никто не курит. Никто не танцует. Никто не дурачится. Никто не получает максимум удовольствия от концерта группы, само название которой предполагает бешеные пляски на столах и совместное исполнение до хрипоты любимых хитов. Но, видимо, поклонники группы достигли той степи взросления, когда бутылка вина на столе занимает мысли больше, чем происходящее на сцене. И хоть дурь-матушка по-прежнему перла, и были исполнены все сюрные хиты — от незабвенной Лысой Девочки до совершенно свеженьких Яиц Фаберже — приличия в зале были соблюдены.

Вообще сет был необычайно продолжительным. С 14 студийных альбомов набралось почти на 2 часа. «Московский романс», «Лилипутская любовь», «Идем на Восток» и прочие нетленки приятно тронули ностальгирующие струны души, но незамыленней, и оттого интересней звучали песни со сравнительно недавнего альбома — Обратная Сторона Ноги. «Чукотка» и «Ангара» стали приятной неожиданностью, в том смысле, что заметно отличались от разнузданно-безбашенного основного пласта творчества группы. А вот упомянутые «Яйца Фаберже», которые, вероятней всего, дадут название следующему альбому группы, запланированному к выходу на будущую весну, вполне вписались в основную концепцию коллектива.

Для поколения, взрослевшего в 90-е, Ногу Свело не стали глашатаями новых истин, не перевернули мировоззрение, не сподвигли на помощь голодающим детям Бангладеша. Они были носителями оригинального, в чем-то даже дестрой-характера, которых хотелось слушать и делиться услышанным с друзьями. Своенравно игнорируя внешнюю структуру музыки, такие поверхностные украшения, как тональность или мелодия, они концентрировали внимание на скрывающихся под этой скорлупой причудливых формах жизни. Кассеты с записями давно стерлись, но в наших сердцах — вечное харамамбуру.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Дарьи савельевой смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.