Lindemann: Короли эпатажа15 марта на стадионе «ВТБ Арена», состоялся концерт немецкой индастриал-метал группы «Lindemann».

 

 

Сотни людей ходят вокруг стадиона и не понимают, что делать. Кто-то пытается обменять билеты с 19:00 на 15:00 и он уже запутался в каком  точно направлении нужно идти, чтобы это сделать. Кто-то переходит из одной очереди в другую, потеряв точную уверенность в том, что знает откуда это сделать. Некоторые пытаются обойти очередь и попасть внутрь раньше всех, видимо, боятся пропустить начало. Работники стадиона каждые пять минут говорят по громкоговорителю куда нужно идти, но люди будто бы их не слышат и продолжают хаотичное движение. На часах 14:10. Осталось ровно 50 минут до разогрева и почти два часа до концерта, но все переживают так, будто бы осталось минут десять и если сейчас не зайти, то можно пропустить шоу. Это даже вполне вероятно. Из 10 турникетов работают три. Ещё на улице холодно. Зима не вовремя вернулась в Москву. Если зрители где-нибудь не заболеют коронавирусом, то точно слягут с ангиной или сильной простудой.

 

 

Спустя 30 минут тело оказывается в тепле. Долгая очередь пройдена. Уже радость не только от того, что и разогрев будет услышан, но и от отсутствия холода. В холле, возле мерча огромная толпа, словно ещё одна очередь на вход. Все хотят успеть купить маски с надписью «Fuck corona», которых больше не будет ни в одном городе тура. Футболки, диски, браслеты больше не интересны. Москве нужны маски.

 

 

Нужный сектор найден, но работники стадиона предлагают пересесть в другие сектора, в которых будет комфортнее смотреть и слушать.  Начинается великое переселение народа. Мест много и выбрать можно любое. По танцполу ходит мужчина, наверное, кто-то из представителей группы, и на английском предлагает желающим отправиться на танцпол. Многие сразу же ринулись вниз. Оказавшись в самом крутом месте арены, они бегут со всех сил ближе к сцене.  Пускай Тилль и его команда не на расстоянии вытянутой руки. Пускай ещё огромная толпа стоит впереди, но чуть больше 200 метров тоже не плохо.

Людей становится все больше, кажется, что на стадионе уже больше 5000 человек и вечером никто не придёт. На выбранные удобные места приходят люди с билетами и многим приходится пересаживаться. Кто-то вынужден поменять своё место в четвёртый раз. Не все законные владельцы мест хотят понять почему их место занято, они начинают грубить и идти на конфликт. Просыпается невоспитанность, а это хуже всего.

 

 

На часах 16:05. Музыканты ещё не вышли. Ожидание невыносимо. Кажется, что вечерний концерт будет дольше, чем дневной. Нервы начинают сдавать. Весь свет гаснет. Линдеманн выйдет через пару секунд. Постойте. На экране начинается краткометражка. Все как полагается в  немом кино: комичные движения и музыка, все снято на старую плёнку. Тилль ходит по улицам города в поисках чего-то неизвестного. Из одежды на нем только полотенце. Его хождения продолжаются чуть больше минуты. Прямо по курсу река и Линдеманн прыгает в холодную воду. Кино закончилось. Звуки гитары. Они манят и заставляют забыть все плохие моменты, которые были до концерта. На экране видеоряд, который привлекает внимание не меньше, чем сами музыканты. Все началось с песни «Skills in Pills». Глаза не могут понять на кого смотреть. Сердце получает хороший заряд адреналина и хочется жить.

 

 

Звуки гитары заставили забыть обо всем, что творится вокруг. Голос Тилля уносит в параллельную вселенную. Из головы вылетело сколько песен было сыграно и сколько времени прошло с начала концерта. «Ай-ай-ай», звучит на весь стадион. Ох, да это же «Frau and Mann». Музыка управляет телом. Весь стадион хлопает в такт музыке. Звуки все сильнее и сильнее, голос музыканта все громче и громче. Почему песня так быстро закончилась? Почему я пропустила середину? Кажется, сердце и мысли растворились в песне.

 

 

Внимание привлекает видеоряд. Мужчины в цветных парниках, каждый из них занят фастфудом. К ним присоединяется Тилль, он в костюме немецкой школьницы и в его руках огромный леденец. Видео обрывается, вновь все внимание на музыкантах. Белый грим и белые костюмы. Телодвижения манят. Музыканты поворачиваются спиной к зрителям. Идёт проигрыш песни. На сцене появляется стол, а на нем несколько больших тортов. Каждый берет в свои руки по торту, Тилль светит фонариком на толпу, будто бы он капитан секретной миссии. Он кивает головой и начинается веселье. Эти торты летят в танцпол. Сегодня на концерте очень сладенькие зрители. Тилль указывает куда нужно кидать десерт. Но вот беда — барабанщик ещё ничего не кидал. Тилль светит на него фонариком. Приказ получен. Оставить барабаны. Выполнить миссию. Последние три торта за Себастьяном Тагтгреном. Прекрасно! Сладенькое подано и миссия выполнена. Танцпол навсегда запомнит песню «Allesfresser». Сумасшествие пробралось в сердце. Последние строчки спеты под громкими аплодисментами. Это было слишком вкусно.

Не только видеоряд, телодвижения музыкантов и песни заставляют забыть обо всем, но и свет. Световики постарались на славу. Сначала утопать в синем покрывале под «Knebel», потом оказаться в сердце солнца под «Home Sweet», а после наслаждаться звёздами и видеорядом под «Cowboy».

 

 

Все красное, как в странной комнате, который был в сериале «Твин Пикс». Музыканты маркируют, будто бы это важный парад на государственном уровне. Тилль поёт песню «Blut». И кажется, что это обряд, который непременно важен для всего мира. Неожиданно гаснет свет, на экране новый фильм. Тилль в роли преподавателя и он учит прекрасную даму читать стихи на немецком. За каждую ошибку девушку ждёт наказание.

 

 

Стадион вновь погружен во тьму, но это на несколько секунд. Начинает играть музыка. Один из гитаристов, на специальном подъёмнике, поднимается над сценой. Из-за кулис выезжает огромный шар и движется прямо на танцпол. Внутри находятся Тилль и Петер. Шар делает огромный круг вдоль танцпола, а музыканты все играют. Если бы был конкурс на лучшую защиту от нового вируса, то они бы победили. Сценические движения Тилля и Петера заставляют представить, что они в заточении и не могут выбраться. Музыка все сильнее пробирается в сердце и убивает все то, что было до неё. Во время проигрыша шар уходит за кулисы, гитарист спускается на сцену. Слишком много перформансов.

Музыка пробуждает желание станцевать танго, но это ненадолго. Скоро возникнет желание раствориться в музыке, а потом уйти в слэм. За такие смешанные желания стоит любить песню «Ach so gern». Но вот незаметно наступило время последней песни. Сейчас всем нужно выложиться на все сто. Под «Steh auf» стоит забыть обо всем и поймать мгновение. Насладиться атмосферой в последний раз. Как же хочется, чтобы концерт не заканчивался. Барабаны. Гитара. «Steh auf». Последние слова. Концерт закончился. Музыканты вышли на поклон. Долгие аплодисменты. Это было прекрасно. Свет погас. Все закончилось. Через пару секунд включили скучное освещение стадиона и люди стали расходится.

 

 

На улице уже огромная очередь на второе шоу. С некой завистью смотришь на этих счастливчиков. Им только предстоит все увидеть и услышать. Хочется снова пойти на концерт и потерять счёт времени. Ещё светит солнце и дело идёт только к закату. Как же непривычно выходить после концерта и ехать домой при свете дня, а не ночных фонарей.

 

 

Азалия Фаттахова специально для Musecube

В статье использованы фотографии Евгения Кашпирева с концерта группы Lindemann в городе Санкт-Петербург. Полный альбом смотрите здесь 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.