Петров 1Для любителей поэзии в наши дни есть огромное количество возможностей насладиться этим прекрасным жанром. Это и литературные вечера, и творческие встречи с авторами, и даже целые спектакли, на протяжении которых актеры читают стихи. На одной из подобных постановок посчастливилось побывать и корреспондентам портала MUSECUBE.

Спектакль с немного вычурным названием «А вам не хотится ль под ручку пройтиться?..» идёт на Другой сцене Театра «Современник» с февраля 2008 года. Источником названия послужила строчка из стихотворения поэта Серебряного века Эдуарда Багрицкого «Весна». Она как будто приглашает публику на прогулку по полям музыки и поззии Цветаевой, Вознесенского, Есенина, Гумилева … Идея спектакля развилась из поэтического вечера, проведенного молодыми актерами «Современника» для седьмого фестиваля искусств «Черешневый лес» весной 2007 года. Позже режиссер-постановщик Игорь Кваша, который, к слову, сам очень любил поэзию и был замечательным чтецом, внес в концепцию вечера элемент драматизма, и получился настоящий спектакль, премьера которого была приурочена к 75-летнему юбилею артиста.

Однако вернемся в наши дни. 28 октября, воскресенье, 14.00. Казалось бы, дневной спектакль в выходной день вряд ли пройдёт при полном аншлаге, но постепенно заполнившийся почти до отказа зал послужил доказательством обратного. Создатели спектакля, как было заявлено в программке, обещали собравшимся «75 минут поэзии, любви и музыки». Погрузиться на час с лишним в эту атмосферу собралась совершенно неоднородная публика: в зале были и люди в возрасте, и молодёжь, причём, стихам и те, и другие внимали с одинаковым интересом.

И вот в зале гаснет свет и начинается действие. Пару слов о декорациях и устройстве пространства сцены. Декорации в спектакле использованы самые минималистические: на одной стороны сцены — скамейка под фонарем; на другой — барный столик. А вот пространство сцены организовано уже интереснее. Схематически оно как бы поделено на 3 плана. Самый дальний скрыт от глаз зрителей, и о его существовании можно судить лишь по проему в стене, из которого выходят актеры; средний план отделен от переднего подвижным занавесом и предназначен, в основном, для музыкального сопровождения. Там разместился оркестр в составе трубы, контрабаса и ударных. Оттуда же читались и несколько произведений.

Из музыкальных инструментов в постановке также задействовано фортепиано, расположенное на балкончике под потолком. На переднем плане, как уже было сказано, разместились скамейка под фонарем и столик. Сценография спектакля интересна тем, что актеры, одетые, кстати, во все чёрное, появляются из-за подвижного занавеса то на одной половине сцены, то на другой. Причем, делают это невероятно быстро и абсолютно бесшумно, за исключением тех выходов, в которых «громкое» появление под музыку было продиктовано ходом постановки и типом читаемого стихотворения. Так, например, перед произведением Иосифа Бродского «Зимним вечером в Ялте» атмосфера города, наполненного шумом моря, создается с помощью ударных, причем, задействованы в этом не только музыканты, но и актер Глеб Осипов. Продолжительные музыкальные интермедии предваряли задорное стихотворение Агнии Барто «Первая любовь», полное трагизма произведение Александра Володина «Простите, простите, простите меня» и проникновенную «Молитву о возвращении» Юрия Левитанского: «Семимиллионный город не станет меньше, если один человек из него уехал, но вот один человек из него уехал, и город огромный вымер и опустел …»

Петров 2Гвоздем программы, тем стихотворением, которое, без сомнения, тронуло всех присутствующих, особенно слабый пол, стал отрывок из «Монолога женщины» Роберта Рождественского, в который прямо-таки вжилась Елена Плаксина. Весь зал в едином порыве сопереживал одинокой женщине, пришедшей на свидание раньше своего возлюбленного и раздираемой мыслями, варьирующимися от вполне обыденного: «Надо было опоздать …», «Да где он, чёрт возьми, и в самом деле — где он?», «Господи, может быть, что-то случилось с тобою!», «А может, просто плюнуть и уйти, и пусть его терзают угрызенья!» — до глубоко философских: «Одинокими не рождаются, ими после становятся…», «Одиночество, ты — профессия до безумия сложная…», «Не придётся вам пусть никогда ждать любимых с войны, ждать любимых своих под часами надежды и муки».

Елена Плаксина невероятно убедительна не только в сольной декламации, но и в дуэте. Вместе с Семеном Шоминым она читает «Балладу о прокуренном вагоне» Александра Кочеткова, широко известную по кинофильму «Ирония судьбы». Очень интересна сценическая постановка этого номера: герои стоят за прозрачным занавесом в полумраке, освещены только их лица.

Программа спектакля включает в себя как любовную лирику, так и гражданскую. В этой связи поражает многогранность актеров, которые одинаково проникновенно вживаются и в тот, и в другой жанр. Например, Янина Романова, читавшая сначала романтичное цветаевское «Я бы хотела жить с Вами …», а немного позже «Черного человека» Есенина.

Под конец постановки грань, разделяющая актеров и зрителей, частично стирается: та самая «четвертая стена» приходит в движение, причем в прямом смысле. Занавес, из-за которого появляются актеры, начинает колыхаться. Происходит это на стихотворении, давшем заглавие спектаклю, «Весна». Сменяет его произведение Николая Глазкова «Чтобы выйти из заколдованного круга», после которого все участники танцуют под аккомпанемент оркестра и выходят на поклоны, чтобы сорвать заслуженные аплодисменты. Ну и кто после этого скажет, что поэзия – немодный жанр?

 

 

Анастасия Полякова специально для MUSECUBE

Фотографии предоставлены пресс-службой театра Современник, фотограф Сергей Петров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.