Спектакль «Башлачев. Человек поющий», увидевший свет в 2011 году, успел за это время стать ярким и обсуждаемым событием в культурной жизни нашего города. Постановка Руслана Кудашова, которую он осуществил со студентами набранного им в свое время актерского курса, сплотила вокруг себя достаточное количество почитателей. Личность легендарного поэта и музыканта Александра Николаевича Башлачева, его творческое наследие и трагический уход из жизни до сих пор отзываются в душе у многих людей. Нет ничего удивительного в том, что каждый показ этого спектакля собирает полный зал зрителей. Минувший четверг 16 марта не стал исключением.

Сценография нарочито скромна и даже аскетична: закрашенные оконные стекла, на которых выцарапаны строки из башлачевских песен, длинный деревянный стол, невольно вызывающий ассоциации с гробом, семь граненых стаканов, наводящие на мысль о поминках. С самых первых песен зрителям дают понять, что сегодняшний вечер — не из ряда увеселительных. Одной из первых историй становится «Грибоедовский вальс», в котором трагическая судьба героя рассказана словно бы небрежно, невзначай. «Абсолютный вахтер» и «Хозяйка» не на шутку начинают рвать зрительские души; царит мертвая тишина, чуть прерываемая напряженным дыханием. Формат малой сцены до предела сближает актеров и зал – пришедшие этим вечером на спектакль становятся его равноправными соучастниками.

По ходу представления градус тоски и боли лишь растет. «Петербургская свадьба» заставляет не стесняться своих слез, а своего апогея невыносимое страдание достигает в «Ванюше» — едва ли не самом сильном моменте спектакля. Концентрация тех мыслей и чувств, которые выплескивал Башлачев в свои работы, запредельно велика. Боль заполняет все пространство и, кажется, становится все труднее дышать. Физическое ощущение непередаваемых и неразделенных внутренних мук касается каждого зрителя. В голове одна мысль: не спасли, не уберегли гения, не оценили при жизни. Запоздалое, но справедливое признание, выводимое в ранг покаяния. Самобытная башлачевская гражданская лирика также присутствует в спектакле. «В чистом поле дожди косые» как раз про то самое, про любовь к Родине.

В чистом поле — дожди косые,

Да нет ни пропасти, ни коня.

Я не знал, как любить Россию,

А куда ж она без меня?

И можно песенку прожить иначе,

Можно ниточку оборвать.

Только вырастет новый мальчик

За меня, гада, воевать.

Честно и прямолинейно, без упреков и укоров. Актуально и злободневно, несмотря на прошедшие годы.

Но не следует думать, что Башлачев был (был!) исключительно пропускавшим через себя всю боль этого мира трагиком. Грустноватая ироническая лирика и умная тонкая сатира также являлись важными направлениями его творчества, что нашло отражение в спектакле. «Не позволяй душе лениться» и «Галактическая комедия» именно об этом. В первой песне — остроумное жонглирование строками из классиков, мастерски высмеивающее принципы советского труда, во второй — печальная и поучительная история о вселенском неразделенном одиночестве.

И, конечно, любовь. Искренняя, острая, пронзительная, честная. Одна из лучших вещей в репертуаре Александра Николаевича – «Влажный блеск наших глаз». Ее сценическая интерпретация начинается здесь как шутка, пародия на Виктора Цоя (по крайней мере, ассоциации неизбежны), но затем превращается в жаркое и одновременно нежное признание в любви. Нет ничего запретного или стыдного, все слова чисты и горячи, в них – сама суть. До боли, до дрожи, до кома в горле и слез на щеках. Внезапно от женского лица исполнен «Поезд № 193», что ничуть не делает эту песню хуже, а, напротив, добавляет новых красок и эмоций. В женском же прочтении звучит и «Трагикомический роман», открываясь незнакомыми гранями.

Чистые светлые лица, такие же и голоса. Каждая песня становится зримой, превращается в маленькую историю с завязкой-кульминацией-развязкой. Тщательно продуманы детали, и во всем почти двухчасовом спектакле нет ни одного проходного номера. Мощный авторский материал, умноженный на режиссерский талант и безукоризненное актерское исполнение. Участники спектакля — люди иного поколения, но они всем сердцем чувствуют и понимают, о чем эти песни. Им по-настоящему больно, как героям рассказанных историй, им знакомы и глухое одиночество, и воющая тоска, и страстная любовь и, конечно, вера в то, что все будет хорошо. Несмотря ни на что, спектакль заканчивается на светлой ноте, успокаивая нас этой фразой. Голос Башлачева в финальном номере становится равноправным участником действия, и зрителям кажется, что Александр Николаевич просто не выходит к ним. Он с ними, он с нами, он благодарен за все. И громогласные зрительские аплодисменты приходят на смену звенящей тишине абсолютно заслуженно.

Марина Константинова,

специально для MUSECUBE.

Фотографии Евгения Мироненко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.