Немного страшная, насквозь пронизанная волшебством сказка Гофмана «Щелкунчик» с детства ассоциируется с Рождеством. Однако, новая постановка этой истории, премьера которой состоялась в Театре юного зрителя имени А.А. Брянцева 20 декабря, не будет привязана к зимнему сезону, а войдет в постоянный репертуар театра.

Истины, которые затрагивает режиссер Игорь Селин, получивший в 2001 году главный приз Варшавского фестиваля «За достижения зарубежных создателей для детских театров», актуальны вне зависимости от времени года. Да и работал он не с легендарным текстом немецкого классика, а с пьесой Александра Строганова, драматурга, члена Союза писателей, профессора кафедры психиатрии, написанной по ее мотивам. «Мы не берем классического Щелкунчика, — рассказывает Селин, – мы берем пьесу замечательного драматурга Александра Строганова, который сделал фантазию по этой сказке и, конечно, он ее несколько переработал и уже смотрит на Щелкунчика с позиции 21 века».

В постановке использовались современные технологии и спецэффекты. «Сегодня детям надо давать эти технологии, они в них уже погружены, они их понимают. И разговаривать с ними надо языком, в котором они существуют, тогда им становится интересно. Если ребенку интересно, он будет верить и через это приходить к смыслу, что очень важно» — комментирует режиссер. Огромный надувной шар, служащий экраном для видеоинсталяций, клетка-мышеловка, появляющаяся прямо из под пола, или опускающаяся на Щелкунчика светящаяся пирамида – далеко не все сюрпризы. Николай Иванов, народный артист РФ, играющий в спектакле роль отца Мари, объясняет: «Наша сцена предназначена для этого. У нас очень много всевозможных механизмов. Подъемных и опускающихся, в данном случае сцена дает возможности. Изобретать ничего не приходится, их надо просто использовать». 

Большое количество неординарных художественных решений не должно удивлять – в работе над спектаклем принял участие Павел Семченко,  один из актеров-художников Русского инженерного театра «АХЕ». Площадка, на которой разворачивается действие, оформлена в виде больших вращающихся часов: «Что за странная фантазия населить часы? — подумает всякий, кто увидит сцену. И, правда, жилище советника медицины Штальбаума выглядит похожим на старинные напольные часы красного дерева, несколько мрачноватые, но торжественные и величественные. Да это вовсе и не выдумка автора. Часы в старину нередко населяли фигурками рыцарей, прекрасных дам, монахов, святых и даже смерти с косой, которая всегда смеялась, как будто смерть — это так себе, незначительное событие, по сравнению с теми событиями, что хранятся в памяти у времени. Вот только в этих часах, наряду с куклами, солдатиками и их барабанами живут люди» — так описывает Строганов внешний вид сцены в своей пьесе.

Снежно-нежная, тонкая, по-настоящему завораживающая постановка не может не тронуть не только детей, но и взрослых. Это рассказ об одиночестве. Об одиночестве ребенка в современном мире, где взрослые не всегда могут найти для него время… или об одиночестве чистой души, окруженной в лучшем случае стеной равнодушия. «Мне, как режиссеру, больше всего интересны в этой истории человеческие отношения. Мы будем говорить о том, почему в современном мире ребенок становится одиноким. Ведь как часто недостаток любви и внимания родители пытаются компенсировать дорогими игрушками, модными гаджетами, забыв о том, что более всего дети нуждаются в живом общении. А если этого нет, ребенок уходит в свой придуманный мир, отстраняясь от реальной действительности. И наши традиционные семейные ценности оказываются под угрозой».

Пожалуй, юные зрители не всё здесь смогут понять, но то, что не дойдет до ума, однозначно дойдет до сердца: «То, что ребенку закладывается с детства, то дальше в нем прорастает и проецируется. Поэтому это очень важная история. Наш спектакль о любви, о настоящей любви. О том, что любовь – это жертва, и чтобы была сказка, душа должна трудиться. Просто так сказки не бывает» — говорит Игорь Селин.

Страшноватая рождественская история Гофмана на сцене ТЮЗа превратилась в философскую притчу, рассказывающую о пути взросления юной девочки, которой еще в начале спектакля брат предсказал: «когда ты вырастешь, тебе придется много трудиться и терпеть». И Мари, главная героиня спектакля, начинает трудиться, трудиться сердцем: она защищает Щелкунчика от Мышиного короля, отдавая все, что у нее есть – сладости, платья, любимых кукол; она не по-детски мудро понимает и прощает предательство доктора Вендельмейера: «…Вы предали Дроссельмейера. Но я вас нисколько не виню. Вы испугались. А я знаю, как трудно бороться со страхом». Ей приходится встать перед тяжелейшим выбором между детской любовью к матери и любовью взрослой – к Щелкунчику. Она делает этот выбор. Мари отдает приказ солдатам: «Уберите отсюда эту женщину и возьмите под арест минут на пятнадцать».

«В этой истории она оказалась молодцом, — рассказывает Валерий Дьяченко, народный артист России, исполнитель роли Дроссельмейера, — она победила. Правда, эта победа будет не оценена сегодняшним временем. Это совсем грустная история».
Девизом нового Щелкунчика служит фраза, произнесенная загадочным мастером кукол в самом начале спектакля: «Без любви все — таки нельзя, никак нельзя». И, наверное, с этим согласиться каждый.

Ира Калинина, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Екатерины Горчаковой смотрите здесь

 

comments powered by HyperComments