Царская невеста: темные времена на Мариинской сцене“Царскую невесту” режиссёра Александра Кузина сложно назвать премьерой в прямом смысле этого слова. Скорее, — очередная вариация на заданную тему, поскольку впервые на сцене Мариинского театра опера была поставлена в далеком 1901 году. Предпоследняя версия постановки в режиссуре Юрия Александрова шла с 2004 года и была крайне прогрессивна. Скажем только, что действие оперы из шестнадцатого века было перенесено в советское время. Премьера 2018 возвращает нас к истокам. Минимализм в режиссуре. Что это — отсутствие идеи или современная тенденция?
Классическая опера в аскетичных декорациях компенсирует отсутствие богатой сценографии страстями, достойными пера Шекспира. Порадовать глаз могут исторические костюмы, где, кажется, каждый стежок сделан вручную. Обилие позолоты, пёстрость женских нарядов резко контрастируют с черными костюмами мужских персонажей. Белокаменные стены палат и собора в начале постановки постепенно сменяются ярко алым подсвеченным фоном и огромным черным крестом на фоне, который навевает страх и предчувствие: быть беде. Любовные многоугольники, измены, предательство, жертвенность и трагизм — в котел постановки попадает то, что свойственно хорошей драме. Всё по канону, как, вероятно, и представлял себе произведение Льва Мея Римский-Корсаков в процессе написания музыки. Очевидно, что заигравшись в современность, в этот раз театр решил придерживаться старой доброй классики, так сказать «не навредить» сюжету. Первозданную идею сохранили, но что с артистами? Не было ощущения, что они четко понимали, куда идти и где стоять. Предоставленные сами себе, порой меняющие позы в самых драматичных моментах, казалось, что солисты были несколько не уверены в своих действиях. Стоит ли говорить о том, что все силы были брошены на оперные голоса певцов? Наверное, нет. Но будем надеяться, что премьерные спектакли, как водится, самые сырые, и со временем некоторые заминки будут сглажены.
Первая сцена оперы по праву может считаться кинематографичной: Грязной видит, словно в тумане, силуэт красавицы Марфы, которая поднимается по ступеням к белоснежному храму. Такой режиссерский ход крайне прост, а главное, с его помощью Александр Кузин добивается главного – зритель понимает, «по ком звонит колокол» с первой минуты. Вот вам и завязка — с этого момента перед глазами начинает разворачиваться трагедия, где в конце погибают практически все главные персонажи. Тема жертвенности проходит красной нитью в опере – Любаша, Марфа, Иван Лыков, Грязной – все, так или иначе, приносят себя в жертву ради любви. Последняя сцена – кульминация истории: Марфа в безумстве тянет руки к залу и проговаривает: «Приди же завтра, Ваня». Занавес. Несколько мгновений зал завороженно смотрит на сцену, и только спустя минуту начинает аплодировать.

Действующие лица и исполнители вечернего показа 21 июля 2018 года:
Василий Степанович Собакин — Юрий Воробьев
Марфа, его дочь — Анастасия Калагина
Григорий Грязной — Роман Бурденко
Малюта Скуратов — Михаил Петренко
Иван Сергеевич Лыков — Илья Селиванов
Любаша — Юлия Маточкина
Елисей Бомелий — Олег Балашов
Домна Ивановна Собурова — Любовь Соколова
Дуняша — Елена Горло

Яна Квятковская, специально для Musecube.
Использована фотография с официального сайта Мариинского театра.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.