городской мюзикл маяковский
Фотография Ольги Кузякиной специально для Musecube

Когда я итожу то, что прожито,
и дни выбираю, бесценные мне —
я вспоминаю одно и то же:
проект «Маяковский» в земной «Луне»!

 

Давно стало общим местом, что хорошего искусства не жди в спокойные времена. Этот спектакль раз за разом вселяет в меня тревогу: чего я во временах-то не замечаю?

 

Владимир Владимирович М. в моей жизни был всегда, так что на спектакль в Московский Театр Луны, где в роли поэта такие люди, как Андрей Школдыченко и Артём Крестников, не пойти неоднократно я не могла. Этот спектакль делает синонимами слова «резонанс» и «гармония». Поэт приходит в наше «далеко», которое он с завистью назвал «коммунистическим» — и, кажется, понимает, что мечта сбылась, а жизнь не кончилась. То есть наоборот. Или нет.

 

Театр Луны в свой час многократно становился домом для поэтов: Шекспира, Гёте, Уайльда, Окуджавы — и вот уже который сезон, как здесь нашёл кров «пролетарский глашатай», понимаемый, как всякий романтик, каждым по-своему, ласково звавший звёзды «плевочками» и отрицавший всякую «красивость», не наполненную кипящей кровью.

 

Не знаю, что значит «городской мюзикл», но мобильный он однозначно: «кормильцу» бы понравилось (его так в музее одноимённом называют, что вполне логично). Привезли-собрали-поставили-сыграли-разобрали-увезли… и несколько музыкантов «режут марш» (на самом деле, очень хорошо работают, а это выражение — привет понятно от кого нашему дому). Свет прям в тему, пластическая группа (ну, ни балетом, ни паркуром по отдельности они не являются) создает впечатление, что на сцене управляемая стихия «массы».

 

Фотография Ольги Кузякиной специально для Musecube

Герои самого сюжета — врывающегося в умы стремительным домкратом, рисующего широкими мазками все важные этапы биографии поэта-метеорита — достойны того, чтобы на них пошли и посмотрели: на фриковатых футуристов (поставлю слово «ансамбль» в кавычки – у каждого своё лицо, голос и характер), трогательную Эльзу Триоле и растленную Лилю Брик, наивно-безразличную Нору Полонскую, трепетно-маниакального Осипа Брика, мрачно-чувственного Игоря Северянина…

 

И над всем этим — «глыбонька и гигантик», громящий оппонентов пачками, но рыдающий от непоглаженности по макушке. Прозревающий бессмертие своего стиха — и прожжённый ядом непризнанности современниками. Есть такая наука – сопромат. Сопротивление материалов суть. И есть, думаю, сопро-чел. Сопротивление человеков. Оно разное. Есть люди – вода, принимающие любую форму, в которую их ни помести, без малейшего дискомфорта. Есть люди – глина, они годятся и на строительство нового, и на починку старого, пластичны поначалу, а после – хрупки и не любят перемен. Дерево-люди тоже бывают. Они умирают стоя, глухие к миру, сила заключена в них самих и не нуждается в доказывании. И, конечно, есть люди – железо. Прочные, резкие, пробивающие всё – и притягивающие небесное электричество. Ими пользуются, когда нужно взломать, возвести, укрепить, выдержать удар молнии… но эта надобность редкая и быстро утешается. И куда потом девать опасный инструмент? Не топоры – люди, под верстак не закинешь. Надо знать секрет. Секрет: железо ржавеет от слёз. Так и случилось с поэтом революционных молний В. В. Маяковским. Но гром слышен до сих пор…

 

Спектакль «Маяковский» даёт нам яркое представление, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Временами даже совестно от того, насколько глубоко мы влезаем глазами и аплодисментами в тайники чужой души, выброшенные на мостовые. Мысль «а что бы мы делали на его/их месте в то время» у всякого возникает не по разу. Отдельный респект авторам за практически полное отсутствие назидания и указывания пальцем. У нас нет права судить его — только себя. Ведь все мы немножко лошади и поэты. Победит тот, кого ты в себе кормишь…

 

Фотография Ольги Кузякиной специально для Musecube

На это представление можно ходить, не заглядывая в состав, потому что они равноценны. Хотя упомяну отдельно Маяковского в образе Артёма Крестникова (sic!), ведь ничто не предвещало участия этого артиста именно в мюзикле. Но оказалось, что даже читать стихи практически без всякого пения можно так, что они звучат музыкально. Что же касается сходства — оно не случайно, то есть, по моему скромному мнению, оно не только внешнее. Поэтому Владимир Владимирович получился у Артёма таким трогательно непохожим на всех окружающих, будто огромная пушинка, гонимая ветром. Он сам — Поэт. Казалось бы, что тут играть. Но на то и артист, чтобы собраться и не просто прожить жизнь своего героя, а сделать так, чтобы ее прожили мы вместе с ним. И, прожив, приняли или не приняли эту жизнь — жизнь состоявшуюся, и оттого беззащитную перед нашим мнением. Да, Маяковский метался в треугольнике, стороны которого отнюдь не Эльза/ Лиля/ Вероника… скорее поэзия/ революция/ любовь. А это, пожалуй, ещё менее сочетаемые стихии, и смерть их единственный надёжный общий знаменатель. Нам повезло — нам пока не приходится выбирать.

 

Главное пожелание этому спектаклю — чтобы его играли чаще… Нет, его, конечно, не позабудешь и за месяц и за два — но душа просит поэзии. А тут она есть и в музыке, и в стихах, и в пластике, и в коллизии. Комическая, сатирическая, ироническая — и очень грустная поэзия «перееханного временем» Человека. Хороши до ужаса Брики, и Эльза разрывает не только жемчуг, но и сердце незадачливого стихотворца-ухажёра… Полонская по решительности, пожалуй, не уступает самой Лиличке… Игорь Северянин — право, с таким «оппонентом» ВВ разумнее было б не ссориться, а обняться и творить во славу муз. И браво пластической группе, на плечах которой — задача показать все людские и вещественные, а также метафизические явления в стране за «двадцать лет работы».

 

Осенью 2019 проект стал лауреатом Международного большого детского фестиваля. Тот, кто догадался включить его в программу, сильно рисковал. Под «детский» формат можно, конечно, известную строчку про ананасную воду пригладить цензурным словом, но запутанную личную жизнь поэта никуда не денешь — она, собственно, составляет тему представления.

 

Фотография предоставлена АНО «Музыкальное сердце театра»

Дети всё поняли правильно. «Маяковский», говоря образно, опрокинул на них шкаф, из которого посыпались книги, рукописи, киноплёнки, лязгающие фабрики, окровавленные бинты, золотые кольца — и, разумеется, скелеты, ибо какой шкаф без тайного ящичка? В школе такому не учат, потому-то любовь к литературе может у юных возникнуть только вопреки стараниям тех, кому по должности положено её пробуждать. Несмотря ни на какие экскурсии «по литературным местам».

 

Тарханы и Болдино — это хорошо. Но как быть, когда возникает жажда побывать в Багдади? Выход один: идти в Московский Театр Луны на «городской мюзикл Маяковский».

 

Елена Трефилова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.