«Сомнение делает нас людьми. Без сомнения даже праведник потеряет не только чувство реальности, но и чувство самого себя. В отсутствии сомнения есть что-то безумное».
Тильда Суинтон

 

Театр «Школа драматического искусства» представил свою версию шекспировского «Макбета» (между прочим, вы знали, что до 1860 года пьеса была запрещена к постановке в России?). Зал «Глобус» встретил зрителей пустыми могилами, едва прикрытыми тонкой целлулоидной плёнкой, и зияющим обрывом, над которым на узкой площадке предстояло бесноваться шотландским танам при дворе короля Дункана.

 

Режиссёр Александр Огарёв смело – хотя, пожалуй, в стилистике спектакля стоит сказать «безбашенно» — отказался от всякого визуального и музыкального историзма, сохранив, впрочем, отдельные акустические эффекты вроде барабанного боя или намёка на звуки волынки. Персонажи поют «Битлз», носят лакированные ботинки, туфли на каблуке, тяжёлые берцы в сочетании с бриджами, футболками, вечерними платьями и т.д. и т.п. Барная стойка, бензопила, капельница служат совершенно логичными аксессуарами в такой обстановке.

 

Впрочем, пусть вам не покажется, что вместо «Глобуса» вы попали в театр «Колумб». Даже когда ведьмы станут читать рэп и ругать подручного за невыключенный мобильник…

 

Во времена Шекспира не было сигарет «Друг», но их позднейшее появление не сделало менее животрепещущими темы, затронутые великим бардом (или кем бы то ни было, творившим под этим именем). «Каждый, когда-либо строивший собственное небо, мощь для него находит в собственном аду». Говорят, что в театре даже гений не может соперничать с открывающейся дверью. «Дверь», образно говоря, в обсуждаемом спектакле открывается поминутно. Не хочу бросаться словами, но артисты Илья Козин (Макбет) и Алина Чернобровкина (одноимённая леди) практически делают чудеса. Когда они окажутся перед вами (под вами, над вами, в вас), все анахронизмы стушуются.

 

Нервическая, амбициозная фантазёрка жена и заурядный, лишённый высокого сомнения муж. Психическое состояние женщины, зажигательно вдохновившей свою «половинку» на самые дикие преступления, меняется к финалу радикально и быстро. И вот уже кружится в танце-галлюцинации призрак «королевы на час», тщетно пытаясь отмыть с рук призрачную кровь убитых и преданных. А её любимому уже всё равно, он шагнул в бессмертие… хоть и не то, которым грезил.

 

Роль Макбета исполняли в разное время Иэн Маккеллен, Кеннет Брана, Н. Симонов, М. Царёв – современному, особенно молодому, зрителю что-то говорят, пожалуй, скорее имена британских артистов. Это всё, конечно, титаны. Но рискну высказать «крамольную» мысль: для роли зарвавшегося шотландского узурпатора, кроме недюжинного таланта, нужно обладать ещё и обманчивым обличьем. Такого «героя» в толпе не то, что с первого – со сто первого взгляда не выделишь. Он случайно, как Елеазар, воскрешённый Христом в рассказе Леонида Андреева, заглянул «за занавес» мироздания и узнал… лишнее. Потерял способность сомневаться в себе. Веря, что власть даётся свыше, решил, что, взяв её любым способом – автоматически станет достойным. А власти, собственно, не достоин никто (может, поэтому и запрещена была пьеса… но шила в мешке не утаишь). Работа Ильи Козина – помните об открывающихся дверях? – невероятно сильна. Он проживает каждое изменение личности Макбета с пугающей достоверностью и, что называется, «тащит» на себе развитие сюжета, демонстрируя весь спектр актёрских умений, приложенных к нужным точкам. Превращая эти точки в болевые.

 

Сделайте нам, доктор, анализ страны…

 

Елена Трефилова специально для Musecube
Фотографии предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.