Дон Жуан 1Дон Жуан – один из «вечных» образов мировой литературы, ставший, пожалуй, самым известным именем нарицательным. Взглянуть на него по-новому, без нафталина, но так, чтобы не потерялся смысл – непростая задача. В конце театрального сезона, когда многие московские театры уже разъехались по гастролям, «Сатирикон» решил побаловать зрителя премьерой.

В постановке Егора Перегудова задействованы лучшие силы театра. Главная роль досталась Тимофею Трибунцеву, как сказали создатели спектакля, Трибунцевский Дон Жуан – «сувенирный вариант». Получившийся образ кажется максимально нетипичным и не вяжется с галереей Дон Жуанов, созданных мировым театром. Однако Трибунцев убедителен, это не просто коварный обольститель, не знающий совести, но и бросающий вызов самим небесам: такой Дон Жуан – ни во что не верящий, равнодушный ко всему, кроме своего образа жизни. Он для него – игра, приключение, провокация, проверка: ниспошлет ли ему Небо, наконец, наказание. С неба сыпется что угодно, мертвые рыбы, горшки с цветами, кирпичи (вполне себе русский культурный код с нашим вечным кирпичом, что случайно падет на голову) – но все мимо героя. Безнаказанность Дон Жуана Перегудовым переведена в формальное бессмертие – герой Трибунцева не просто выходит сухим из воды, но и весьма гротескно умирает, каждый раз воскресая: то с пятном крови на груди, то заживо погребенный в груде камней, летящих с высоты. Наказание он ждет сам, словно бы и не страшась – для него это тоже часть игры.

Сганарель – равноценный Дон Жуану образ, его же и антагонист, и он же – напарник. Сам Мольер писал эту роль для себя – именно Сганарель является главнейшим моралиcтом всей истории. Неслучайно эта роль досталась художественному руководителю «Сатирикона» Константину Райкину. Его Сганарель – образ одновременно игровой, одновременно философский: есть где развернуться.

Вообще в перегудовском спектакле эмоции сменяют друг друга с удивительной быстротой, но при этом легко и органично, так же, как это бывает в жизни. Испуг может смениться хохотом, слезы – восторгом, улыбка – рефлексией. Что-то такое артисты обнаружили в процессе репетиций пограничное, что не дает зрителю простых и понятных эмоций, а располагает их друг за другом в таком неожиданном спектре, что, наслаиваясь друг на друга, они дают какие-то новые, еще не открытые чувства. Смешные слезы, торжественный испуг, злорадный ужас – что-то между, около, что-то совершенно еще пока непостижимое.

Дон Жуан 2Сон, явь, современное, игровое и психологическое смешаны в спектакле, но при этом абсолютно естественно. Казалось бы, как может показаться естественным перебрасывание гигантских надувных глаз по залу, появление отца Дон Жуана в красном пиджаке, пролетающие по сцене живые голуби, алкогольное «раздвоение» Дона Карлоса и Дона Алонзо (Владимир Большов, Антон Кузнецов – блестяще найденный образ!), найденные Перегудовым еще в легендарном «Сто лет одиночества» «растягивающиеся части тела», окающие темнокожие крестьяне (Пьеро — Григорий Сиятвинда совершенно очаровательно выглядит в паре с Елизаветой Мартинес Карденас). Могло бы показаться, переворачивая и деформируя образы, режиссер издевается над нами, но нет. Именно такими они выглядят еще натуральнее, живее и неистовее. И все же, несмотря на все серьезность положения Дон Жуана перед Небом, это комедия. И – подчеркнуто неистовая.

Особенно в этом спектакле обращает на себя Эльвира в исполнении Агриппины Стекловой. Ее монолог во втором акте настолько пронзительный, что, именно он, и монолог  Сганареля о человеке, уравновешивают все происходящее безумие. И в финале становится ясно, для чего вся эта сложная «оперная» декорация (сценография — Владимир Арефьев) – почти Вавилонская башня или одиозный конструктивистский проект оборачивается что более серьезным. А именно – дорогой в Ад или Рай, по которой идем мы все, каждый из нас. Это спектакль не про Наши добрые дела позволят нам уйти вверх. А множа злые поступки, мы спускаемся вниз вслед за статуей командора и Дон Жуаном.

 

 

Юлия Зу специально для Musecube

Фотографии предоставлены пресс-службой театра «Сатирикон». Фотограф Александр Иванишин.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.