Концерт «МультПати 2.0», Glastonberry club. Фото: Соня Градобоева

Молодой артист Эмиль Салес буквально за год вырвался в звёзды жанра «мюзикл»: он играет главные роли в знаковых проектах, участвует в концертах, количество его поклонников трудно сосчитать… Не так давно Эмиль был номинирован на «Золотую Маску». При этом он является студентом ГИТИСа и до сих пор оттачивает своё мастерство! Мы побеседовали с Эмилем о том, как он пришёл на театральную сцену.

 

— Можно было бы предположить, что вы только начинаете свой творческий путь, но интернет говорит, что у вас уже богатый опыт.

 

— Я бы не назвал это опытом, скорее, это какой-то интерес и практика, которые были в моей жизни. В детстве мне посчастливилось однажды выйти на большую сцену. Позже, спустя несколько лет, учился в театральной студии, ну и, к большому счастью, моя семья непосредственно связана с театром.

 

Фото: Влада Андреева (@andreevaph)

— Вы же из Калининграда?

 

— В Калининграде я прожил меньшую часть своей жизни. Там я родился, после переезда в итоге вернулся и попал в театральную студию «СТОП». Собственно, начало моего творческого пути связано именно с Калининградом.

 

— Я читала, что и школа у вас была с театральным уклоном.

 

— Как раз театральная студия «СТОП» была прикреплена к 49-му лицею, был специализированный театральный профильный класс, а управлял студией Заслуженный работник культуры РФ Борис Иосифович Бейненсон.

 

— Расскажите о родителях.

 

— Папа – народный артист России Михаил Салес. В данный момент работает режиссёром Калининградского областного драмтеатра. Мама – Лариса Егорова – также всю жизнь работает актрисой, с юности была увлечена театром и теперь служит в том же театре, где и отец. Мой крёстный – заслуженный артист Марий Эл Александр Егоров – является ведущим артистом Калининградского областного драмтеатра.

 

Первая роль Эмиля Салеса. Фото из архива артиста.
Первая роль Эмиля Салеса. Фото из архива артиста.

— Ну, тут деваться было некуда, действительно.

 

— Нет, мама искренне пыталась отвадить меня от сцены. В 9-м классе, когда я жил с мамой в Йошкар-Оле, нужно было выбирать направление обучения, и я выбрал инфмат-класс, потому что мне нравился веб-дизайн и в целом IT-сфера. Я этим увлёкся, и мама была счастлива. Когда я должен был переводиться в 11-й класс, отец меня пригласил в Калининград. Говорит: «Слушай, тут есть школа с театральным классом. Ты всегда интересовался творчеством, не хочешь попробовать?» Таким образом я переехал в Калининград, но пошёл не в 11-й, а снова в 10-й класс, потому что театральный уклон там начинался именно с 10-го класса. Мне давали возможность выбрать класс, но я захотел пройти полный курс дополнительного образования.

 

Театральная студия СТОП». Фото из архива артиста.
Спектакль «Незнайка и его друзья» (роль: Цветик), театральная студия «СТОП». Фото из архива артиста.

— Вы же в это время уже работали в драмтеатре Калининграда?

 

— Когда мы ещё были студийцами, нас позвали поучаствовать в качестве массовки в «Ромео и Джульетту». Мы были слугами, монахами… Вот такая небольшая практика.

 

После окончания театральной студии я поехал учиться в Ярославль. Тут такая история: я поступал в институт, и передо мной стоял выбор между курсом Александра Кузина в Ярославском театральном институте и театральным институтом имени Бориса Щукина, куда я прошел на конкурс на курс оперетты к Евгению Князеву. Но в «Щуке» меня сразу напугали: мол, из Сибири едут высокие голубоглазые блондины с шикарными голосами. «А вы, молодой человек, метр семьдесят, с внешностью героя, но ростом простака. По логике оперетты, если ты герой, то должен быть высоким, если ты простак, то должен быть маленьким. В этом жанре через амплуа вы вряд ли перешагнете».

 

Театральная студия СТОП
Спектакль «А зори здесь тихие…» (роль: Старшина Васков), театральная студия «СТОП». Фото из архива артиста.

А.С. Кузин сказал, что хочет взять меня к себе, и я решил: зачем испытывать судьбу? Тем более, что тут драма, а тогда я был абсолютно уверен, что хочу на драму, а не в оперетту. Я полагал, что музыкальную составляющую постигну в процессе обучения и практики, но драматическое искусство сложно освоить в одиночку – нужен действительно хороший мастер, который поможет и направит.

 

Я поступил, проучился год, но достаточно много пропускал по причине болезни, халатности… Поначалу я даже не понимал всей серьёзности происходящего. И в итоге после 1 курса вернулся в Калининград. Но я считаю, что Кузин подарил мне очень многое. Я благодарен ему за это!

 

Я уехал в Калининград, думаю: зачем сидеть без дела? Буду год работать, а потом отправлюсь ещё раз поступать. Но в поиске работы я внезапно узнал о крайних днях прослушивания в Калининградский музыкальный колледж и не стал терять время зря.

 

В итоге поступил в класс академического вокала. И в течение этого года мне посчастливилось снова поработать в музыкальном спектакле отца «Три мушкетера». Там я играл роль пажа герцога Бэкингема, в задачи которого входило исполнение душещипательных арий для поддержки настроения своего хозяина.

 

Эмиль Салес в спектакле
Спектакль «Три мушкетёра» (роль: Паж герцога Бэкингема), Калининградский областной драматический театр. Фото из архива артиста.

— А каким образом судьба привела в Москву, в ГИТИС? Да и как вы оказались сначала на одном курсе, а в итоге – на другом?

 

— Вообще, я изначально думал, что отучусь в колледже, а потом отправлюсь ещё раз поступать в институт, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьёт шампанского. И я вновь поехал покорять столицу.

 

В итоге у меня остались финальные испытания в ГИТИСе (курс Андреева, драма) и «Щепке» (курс имени Коршунова, драма). И в день конкурса мне нужно было принять решение: какой курс выбрать. Было специально сделано так, чтобы абитуриенты не могли съездить в несколько учебных заведений на финальный конкурс. Всё поставили в один день. Выбирай.

 

И вот мы приходим в ГИТИС, нас заводят на территорию… и не выпускают. Говорят: «Мы вас можем выпустить, но обратно вы уже не зайдёте». У нас ребята даже перелезали через забор и бежали в другой институт пробоваться… И я сначала думаю: была не была, тоже попробую сбежать!.. Хотя бы покажусь везде, а там уж куда пройду. Но предчувствие мне подсказывало оставаться в ГИТИСе и ждать.

 

Спектакль «Простая история» (роль: Михеев), образцовый театр-студия «Зеркало». Фото из архива артиста.

В итоге все случилось таким образом, что поступил я именно в ГИТИС к В.А. Андрееву на актерский факультет, отучился у него два года, но, к сожалению, там я не прижился.

 

Как ни странно, я хотел творить, а меня всё время «подрубали». Желание петь и танцевать педагог по актерскому мастерству воспринимала со знаком «минус». Для нее я все время казался выскочкой. Помимо всего прочего, спрос педагога со студентов за качество хореографии и вокала мне казался слишком низким, чтобы расти. В целом мне так и говорили: «Тебе нужно себя перепрыгивать, чтобы улучшать свои навыки». Да только как расти, если нет возможности работать со сложной хореографией и вокальным материалом?.. То есть то, с чем мы работали, для меня не было сложным: ведь в тот год, когда я учился в музыкальном колледже, мне хотелось что-то делать, как-то себя обогащать и, помимо учебы, я стал танцевать в балетной студии, попал в театр-студию «Зеркало», через неё – в танцевальный коллектив «Ритм и мы», который сейчас называется «Артис». И потом ещё, ещё и ещё… Я хотел владеть своим аппаратом на 200%.

 

Новый театр. Время учёбы в в Калининградском музыкальном колледже им. С.В. Рахманинова. Фото из архива артиста.
Спектакль «Три сестры» (роль: Андрей Прозоров), «НОВЫЙ Театр». Фото из архива артиста.

В Москве сейчас театры переполнены. Студенты, которые выпускаются, могут сразу же основывать свои театры, причём с труппой в 60 человек. (Улыбается.) Я осознаю, что необходим синтетический артист в хорошем понимании этого слова. Артист, который должен уметь всё. Он должен петь, он должен танцевать, он должен быть хорошим артистом… Неправильно! Он должен быть хорошим артистом, а потом уже петь, танцевать, какие-то вещи акробатические делать, освоить музыкальные инструменты… Чтобы тебя спросили: «Можешь?» А ты ответил: «Да!» Меня родители так учили: если хочешь заниматься любимым делом, нужно погрузиться в него с головой. Иначе это не та профессия. Всю жизнь будешь играть тринадцатый гриб справа.

 

К сожалению, самого Владимира Алексеевича Андреева на курсе почти не было. Это, увы, частая практика. Андреев – великий мастер, он невероятно мудрый, очень интересные вещи рассказывал, но из-за его занятости мы его почти не видели.

 

И в конце второго курса я абсолютно случайно наткнулся на кастинг на курсе Лики Руллы в мюзикл «Последний звонок». И я думаю: раз мне не светит толком ничего на своём курсе, пойду просто попробую. Прихожу – и Антон Музыкантский (режиссёр-постановщик мюзикла «Последний звонок») берёт меня на главную роль – Джея Ди. Думаю: буду учиться там и пытаться одновременно самореализовываться здесь. Но на курсе Андреева это достаточно резко и конфликтно восприняли…

 

Класс-концерт
Класс-концерт «Маршрут успеха», ГИТИС. Фото из архива артиста.

Тогда-то я и почувствовал, что, может, стоить пробовать переводиться… На курсе Лики меня восприняли очень положительно. Походил туда вольным слушателем на занятия по хореографии, вокалу, мастерству. Отдельным открытием для меня были занятия по вокалу у Елены Моисеевой – у нее какая-то невероятная энергетика, которая меня просто очаровала, и колоссальный профессионализм. И я окончательно решил перевестись.

 

У Лики на курсе всегда был очень доброжелательный микроклимат – она сама очень светлый человек. Она создавала такую атмосферу, что, даже если всё плохо, понятно – в итоге будет хорошо. Нужно просто поработать над этим. И это очень здорово. Лика не рисовала никаких розовых замков. И она не похожа ни на какого классического мастера драматической школы. У неё уникальный характер, способный вовремя дать кнут и своевременно одарить пряником! А это очень важный навык.

 

Как только я перевёлся на курс к Лике, понял, что встал на рельсы, на правильный путь. Не скажу, что всё сразу получалось, но продвижения были — и очень явные, в «Стиляги» попал… Для меня это было огромным событием. Я понимал, что всё идёт верно. Если бы я учился на Андреевском курсе, меня бы не отпустили ни в какие «Стиляги» — я бы даже не узнал о кастинге.

 

Мюзикл
Мюзикл «Последний звонок» (роль: Курт), ГИТИС. Фото из архива артиста.

— Когда мы общались с Оксаной Костецкой (ещё одним вашим педагогом), она говорила, что студентов курса отпускают на все кастинги, потому что преподаватели прекрасно понимают, что за профессия – артист, поскольку сами существуют в ней.

 

— Да, потому что никто нигде никого не ждёт, и нужно быть готовым держать удар. Проходя самые разные кастинги, я для себя понял, что ожидать можно чего угодно, и формулы прохождения кастинга тоже нет, так как предпочтения режиссеров самые разные. Однако я думаю так: взяли в проект – хорошо, не взяли – значит, это не твоё. Твоё – оно в любом случае будет твоим.

 

«Алые паруса» — это чистый пример того, чего я искренне хотел. Я об этом мечтал – и оно пришло само. Я знал об этом мюзикле поверхностно: что он существует. И мне Елена Моисеева дала арию Меннерса-младшего: «Послушай, если понравится, спой на экзамене». Я слушаю и с первых нот понимаю: это восторг! Я спел эту арию тогда, и в моем сознании она очень плотно засела.

 

После того, как я спел ее, я хотел во что бы то ни стало сходить на сам мюзикл и посмотреть. Мой товарищ и коллега Артем Елисеев (исполнитель роли Грея в мюзикле «Алые паруса») мне выписал контрамарку, и я стал ждать спектакля. В тот день Артём, собственно, был Греем, Ваня Коряковский играл Меннерса-младшего, а Маша Паротикова – Ассоль.

 

Мюзикл «Алые паруса» (роль: Меннерс-младший). Фото из архива артиста.

— Я даже знаю, какой это был день. Премьера обновлённой версии.

 

— Я был в восторге и думаю: «Как было бы круто поучаствовать!» Подхожу к Ване Коряковскому и спрашиваю: «Возможно ли это чисто теоретически?» Он говорит: «Да, но у нас сейчас четыре Меннерса…» А я готов быть пятым, но возьмут ли? И думаю: узнаю!

 

Я написал Светлане Горшковой (режиссёру-постановщику мюзикла «Алые паруса») в Фейсбук. Мне обозначили, что наличие большого количества артистов на роли не дает возможности на нее пробоваться, а взять могут только в ансамбль. Я тогда расстроился, но отпустил этот вопрос. Однако, спустя некоторое время, я все же ещё раз написал: «Посмотрите, пожалуйста: да – да, нет – нет». Видимо, хорошая наглость сыграла в этом смысле в плюс. Светлана меня пригласила на прослушивание.

 

После прослушивания вопрос завис, и я долго ждал окончательного решения. И вдруг Светлана пишет: «Ждём тебя тогда-то». В сентябре мне сказали, что у меня через месяц спектакль! После «Стиляг» это была вторая пудовая гиря восторга мне на голову.

 

Меннерс-младший в «Алых парусах» — это редкий случай, когда персонаж, по факту, второго плана (его не слишком много на сцене) несёт такую важную функцию. Ведь по сути это спектакль про Ассоль, её история.

 

Мюзикл «Алые паруса» (роль: Меннерс-младший). Фото из архива артиста.

— Уверена: не по количеству минут, проведённых перед зрителем, нужно оценивать весомость ролей. В «Алых парусах» я очень часто воспринимаю именно Меннерса главным лицом, а я смотрела этот мюзикл очень много раз.

 

— Просто Меннерса «мотает» в разные стороны гораздо сильней, чем остальных. У Ассоль есть чёткая линия, по которой она идёт, она себя не особо предаёт, разве что, когда она соглашается отправиться к хозяйке «Маяка».

 

И у всех остальных персонажей есть какие-то конкретные точки, которые они видят перед собой, к которым они стремятся. У Меннерса меняется «направление движения» в противоположную сторону. Там такие события происходят с ним, с его внутренним миром, личностью…

 

— И вот я сейчас поняла: ведь, когда он поднимается на маяк, Меннерс превращается в того же Лонгрена. Это ведь вполне может быть, и такую трактовку финала зритель может прочесть.

 

— Мне, если честно, представляется, что в этот момент жизнь Меннерса закончена. Как нас учит Антон Борисович Музыкантский: берите максимум. Мне безумно нравится его сравнение: «Мюзикл отличается наличием предельно высоких ставок. Например: вы на сцене бежите от чего-то в страхе, даже если вы бежите от охранников в супермаркете, вы должны ощущать, что за вами гонится динозавр. В этот момент ты не переигрываешь. Просто меняется градус, отношение. И от этого появляется правда».

 

Мюзикл «Алые паруса» (роль: Меннерс-младший). Фото из архива артиста.

— Вот тем, что жизнь Меннерса закончена, на моей памяти, ещё ни один артист финал не оправдывал.

 

— Как по мне, вопрос один: шагнёт ли он в пустоту.

 

Потому что он забирается на маяк зачем? Вот для Ассоль маяк – это свет, и она стремилась к этому свету. И Меннерс мог полезть на маяк в поисках своего света. Но это хеппи-энд, альтернативный вариант финала. Однако большой вопрос, найдет ли он там свет, ведь путь у каждого человека свой.

 

— Давайте вернёмся немного назад. Расскажите, как вы попали в мюзикл «Стиляги».

 

— Конечно же, кастинг. Я не знаю, как мне так везет, но я попадаю в проекты, которые мне дико нравятся. Фильм «Стиляги» в своё время я пересмотрел восемь раз. Мне настолько был близок этот мюзикл, что я смотрел его с невероятным кайфом, погружался в эту атмосферу. В детстве даже любительски записывал «Шаляй-валяй»…

 

— А как проходил кастинг в «Стиляги»?

 

— На сам кастинг я попал очень необычно… Когда я перевёлся на курс Лики Руллы, закончился последний день кастинга в «Стиляги». Но мне сказали, что Алексей Франдетти (постановщик мюзикла «Стиляги» в Театре Наций) всех «рулловских» обещал просмотреть. Ведь все-таки он является режиссером-педагогом курса Лики Руллы. Я думаю: Франдетти наверняка не знает о моём существовании…

 

Мюзикл «Стиляги» (роль: Мэлс), Театр Наций. Фото: Юрий Богомаз.

Меня, конечно, можно назвать наглецом за то, что я пишу и звоню напрямую режиссёру. Но, с другой стороны, у кого, как не у постановщика, можно спросить, нужен ли ты ему? Я написал, он попросил выслать ему видео, где я пою песню «Пусть все будет так, как ты захочешь». Я выслал и, дав комментарии, меня позвали на кастинг.

 

И вот я прихожу на кастинг с Наташей Иньковой (Студентка курса Лики Руллы и исполнительница главных ролей в мюзиклах «Последний звонок» и «Стиляги» — прим. автора), смотрю и думаю: что, больше никого не будет, только мы вдвоём? Франдетти сразу говорит: «Наташа, ты похудела? Прекрасно выглядишь! А тебе, Эмиль, надо завязывать с едой!»

 

— Это он всем вместо «здравствуйте» говорит?

 

— Все, кому я рассказывал эту историю, спрашивают: «А есть люди, которым Франдетти говорил не худеть?» Но это круто, потому что я тогда очень сильно похудел. Я себя стараюсь сдерживать, конечно. Но самым лучшим стимулятором были, безусловно, слова Алексея Борисовича: «Не похудеешь – я тебе роль не дам!»

 

Вернёмся к кастингу. С одиннадцати до часа Франдетти с нами этюдил: разбирал отрывки спектакля. А я не понимал: кого мы ждём? В итоге в час дня начинают приходить люди. И появляется Евгений Витальевич Миронов (Художественный руководитель Театра Наций – прим. автора). И всё то расслабление, которое мы только что получили, испарилось. Франдетти это заметил, говорит: «Выдыхаем, это человек, его не надо бояться. Всё будет хорошо!»

 

Мы показались, и, несмотря на то, что очень волновались, нас пригласили на следующий тур… Проходит время, я получаю письмо: «Мы вас утверждаем на роль Мэлса». Чтоб вы понимали мою реакцию… Это было для меня просто невероятным событием.

 

Мюзикл «Стиляги» (роль: Мэлс), Театр Наций. Фото: Юрий Богомаз.

Начались репетиции. Я долго переживал по причине того, что мне не давали в руки инструмент (Мэлс играет в спектакле на трубе и саксофоне – прим. автора). Единственный инструмент, который я когда-то осваивал в семь лет, – это фортепиано. Да и то, как говорится, это было давно и неправда.

 

И вот впервые за много лет музыкальный инструмент я взял в руки в «Стилягах». Сначала мне вручили трубу, саксофон не давали. Я думаю: полгода до премьеры, как я успею? Мне говорят: «У тебя всё получится, всё будет хорошо!» Это вы верите в меня, а я в себя – нет! У трубы три кнопки, у саксофона – много! Я же даже не запомню!

 

Я начал изучать трубу, и только через месяц мне дали сакс. Это была моя мечта с детства. Когда мама отдала меня на фортепиано, я ей говорил: «Мам, я хочу на саксофоне играть!» — «У нас нет денег на саксофон!» И вдруг мне говорят: бери, учись.

 

Губы болели, саксофоном я их стирал в кровь, а в какой-то момент трубой по неумению чуть не начал выдавливать себе зубы от перенапряжения. Было сложно, но к моменту премьеры вроде бы стало получаться.

 

— Работы у вас хватает?

 

— Я себя нагрузил проектами, и мне это очень нравится, потому что все проекты разные. Я люблю работать. У меня отец – жёсткий трудоголик, для него понедельник всегда был худшим днём (ведь в репертуарном театре это выходной). Я такой же. Не умею отдыхать – просто не знаю, что в это время делать.

 

Мюзикл «Стиляги» (роль: Мэлс), Театр Наций. Фото: Юрий Богомаз.

— И, наверное, главный для многих вопрос. Все знают, что вы стали номинантом на «Золотую Маску». Какие чувства у вас возникли, когда вы об этом узнали?

 

— Какие чувства… На самом деле, это было для меня очень неожиданно. Я находился на кастинге в рок-оперу «Яма» и первое сообщение получил от Алексея Франдетти: «Поздравляю, я рад за тебя!» Я почему-то подумал, что он имеет в виду Меннерса-младшего – мой ввод в «Алые паруса». Отвечаю: «Спасибо, приходите 13 декабря…» Он не особо на это отреагировал и продолжил писать поздравления. Потом мне написал Женя Скочин (Артист мюзикла «Стиляги», «Алые паруса» и других проектов – прим. автора): «Ну ты как, сам-то не в шоке?» — «Ты про составы или про что-то ещё?» — «Ты с ума сошёл?! Ты новости читаешь?! Тебя на «Маску» номинировали!» — «Что?!»

 

Я просто сошёл с ума от счастья. Хорошо, что моя жена Екатерина тоже была на этом кастинге: мне был просто необходим человек, которому можно было выплеснуть свои эмоции. Дождался, когда она освободится, высказал, что я в шоке, что сам этого не ожидал (и это правда: когда мы поехали со «Стилягами» в Екатеринбург, я не знал, что все спектакли будут просматриваться жюри)…

 

Я не хочу опережать события, ведь я ещё ничего не выиграл, а был только номинирован. Но я уже безумно рад, что мне, ещё будучи студентом, посчастливилось стать номинантом на такую премию.

 

Ирина Мишина специально для Musecube
Фотографии из архива артиста

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.