Еврейский вопрос

Совсем рядом с огромным сверкающим зданием ТРЦ «Галерея» на Лиговском проспекте в створе Кузнечного переулка разместился скромный камерный театр «Комедианты», всего месяц назад отметивший своё 30-летие. На одном из спектаклей театра, «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина на основе рассказов Шолома-Алейхема о Тевье-молочнике, мне и посчастливилось побывать. Надо сказать, что работа над спектаклем по произведению знаменитого еврейского классика велась молодым режиссёром Глебом Володиным и актёрским ансамблем целых полтора года, и не зря: очень порадовало бережное и трепетное отношение к классике, в лучших традициях питерской драматической сцены. Не случайно, думается, была выбрана тема того, как складывались человеческие судьбы в многонациональной украинской деревеньке Анатовке начала прошлого века. История, как известно, повторяется, или идёт по спирали. И, увы, многие проблемы и беды человеческие того времени актуальны и по сей день. Трагична судьба главного героя, отца большого еврейского семейства с традиционным укладом: у него пять дочерей, три старших на выданье. И жить им довелось в эпоху перемен: в Российской империи революция, погромы, принятие первой Конституции… Ломаются человеческие судьбы и традиции: дочери выходят замуж не по родительскому благословению, а сами избирают себе женихов. Старшая повторяет судьбу матери, делая своим избранником бедного портного Мотла. Годл проникается чувством к революционно настроенному студенту Перчику (Леонид Зябкин), и, не успев обвенчаться, уезжает с ним в Сибирь. Любимая отцом Хава и вовсе выходит за русского парня писаря Федьку, отрёкшись от веры родителей и обвенчавшись с любимым под именем Христина. Бедный Тевье разрывает свои одежды, посыпая голову пеплом в знак траура – для него любимица как бы умерла. Он временами так напоминает ветхозаветного Иова, восседающего «на гноище» и в исступлении взывающего к Богу: «Господи, и тебе это надо?» Кажется, только любовь к Священному Писанию и упование на то, что всё, что попускается свыше – не напрасно, и спасает несчастного отца семейства от отчаянья. И ещё извечное еврейское чувство юмора, смех сквозь слёзы и умение посмеяться над собой!

 

Впечатляет сцена свадьбы старшей дочери Тевье Цейтл (Наталья Боярёнок) и её возлюбленного Мотла (Роман Якушов). Перед зрителями в деталях воспроизводится картина еврейской традиционной свадьбы. Хупа, свадебный балдахин развивается над влюблёнными, разбивается хрустальный бокал в память о Втором Иерусалимском храме, утраченном в ходе Иудейских войн, раввин читает Кидушин, слегка покачиваясь взад и вперёд. Конечно же, много танцев и гостей со всей еврейской общины. Но, по иронии судьбы, именно в этот день случается погром… Приезжают «люди из города» и показывают евреям, кто «хозяин» на земле, где жили и трудились их деды и прадеды.

 

Мистична сцена родов в доме старшей дочери Тевье: его жена Голда (заслуженная артистка России Таисия Поленко) при смерти. Но, обладая магическим даром, умудрённая жизнью женщина даже на расстоянии помогает своей дочери подарить новую жизнь и внучке выйти в мир. Невозможно смотреть без слёз, как Голда, отходя, передаёт своё имя и душу первенцу Цейтл.

Еврейский вопрос

Вызывает добрую улыбку, веселя зрителей, предприимчивый родственник семейства Менахем Мендл (Олег Жилин). Кажется, история его жизни списана отчасти и с самого Шолома Рабиновича, сменившего в своей жизни множество занятий: он то играет на бирже в Одессе, то нанимается страховым агентом. Его лёгкий и авантюрный нрав напоминает Остапа Бендера. Это антипод к обстоятельному Тевье (заслуженный артист России Валерий Полетаев) и содержащему мясную лавку престарелому Лейзеру Вольфу (Кириллу Дагешидзе). Как и раввин, сыгранный Ильгизом Булгаковым, он интеллигентен, подтянут, утончён. Но если с лица ребе не сходит добрая, почти блаженная улыбка, то мясник Вольф серьёзен, застенчив и нерешителен, он то и дело повторяет «Я человек простой». Яркая галерея мужских и женских образов и характеров, так тонко и прочувствованно изображённых артистами театра, думается, никого не оставит равнодушным. Все четыре часа, что идёт спектакль, зрители смеются и плачут вместе с актёрами. Взаимному проникновению и передаче эмоций способствует и сама обстановка театра: всего четыре ряда расположились вдоль сцены, и совсем близко, глаза в глаза, душа в душу идёт общение публики с актёрами. Поэтому неизбежен переживаемый в кульминации спектакля катарсис. Урядник (Максим Сергеев), добрый, в сущности, мужик в картузе и с подкрученными кверху усиками, не лишённый человечности, но такой же невольник системы, как и все остальные, приносит и зачитывает приказ о выселении евреев за черту оседлости. Тевье восклицает: «Всё ты отнял у меня, Господи: и жену, и детей, и дом!» Как символ полного крушения прежней жизни, срубается вековой дуб, посаженный ещё дедом Тевье. И снова, как во времена Моисея, евреи превращаются в неприкаянных странников… Но финал спектакля всё-таки светел и отнюдь не безнадёжен. Извечное жизнелюбие и вера в лучшее, казалось бы, в самых мрачных обстоятельствах, и здесь не изменяют привыкшим к лишениям евреям и помогают им начать жизнь с нуля. Всем бы нам такой веры!

 

 

Марина Чистякова специально для Musecube

Использованы фотографии с официального сайта театра «Комедианты»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.