Гамлет: «перезагрузка»  Юрия Бутусова
Использовано фото Юлии Смелкиной с официального сайта театра

Сезон 2018-2019 года Театр им. Ленсовета открыл спектаклем «Гамлет», премьера которого состоялась в прошлом театральном сезоне. Спектакль теперь играется без своего режиссера, что придает ему еще более протестный характер. Кроме того, не будем забывать, что Юрий Бутусов использовал в постановке не классический перевод Бориса Пастернака, а современную адаптацию Андрея Чернова. «Принц Датский», бросающий вызов реальности, в Театре им. Ленсовета – вещь в себе. Подростковый бунт Гамлета времен Шекспира переработан под современные потребности, и даже известный монолог «Быть или не быть» в переводе 2001 года звучит иначе, словом, более понятным молодым людям XXI века.
Весь спектакль по своей сути – вызов системе. Вызов привычному переводу, привычному Гамлету, привычному образу артиста, который играет главного героя, вызов трагической концовке, вызов самой структуре протеста, как действия.
На сцене царит минимализм: черно-белые декорации, черно-белые костюмы. Немного цвета добавляют множество пустых бутылок, олицетворяя собой всеобщее похмелье. На сцене не пьют, но эффект присутствия затуманенного сознания — на лицо. Гамлет — единственный, у кого не зашорен взгляд в начале постановки, к концу он всё же сходит с ума, поддается, но не сдается той вселенной, которую воздвиг вокруг персонажа режиссер, всё сильнее сжимая вокруг него тиски несправедливой реальности.
Гамлета играет девушка (Лаура Пицхелаури), и, казалось бы, здесь должно возникнуть множество вопросов различного толка, но их нет, актриса очень точно вписалась в образ, который хотел открыть нам режиссер. «Субстанция», как говорит сам Бутусов про главного героя, очень хрупок, раним, в некоторой степени наивен, и при этом не боится бросить вызов темноте, которую невозможно победить. Принц Лауры закрыт, немного безумен, и в паре с Офелией (в исполнении Федора Пшеничного) с искаженным от судороги лицом смотрится вполне гармонично. Ближе к развязке спектакля в роли Офелии выходит актриса Юстина Вонщик, будто освобождаясь от условностей и интриг. В своем сумасшествии героиня находит свое спасение. Бутусов оставляет своего Гамлета в живых, давая зрителям поразмыслить над открытым концом постановки. Режиссер будто спрашивает каждого в зале: что ждет этого хрупкого принца с неподъемным мечом в кромешной тьме, с которой он решил сразиться? Многим такая концовка может показаться немного сказочной и наивной, ведь у Шекспира в оригинале вполне определенный трагический конец для многих главных персонажей, но Бутусов ценит идеализм превыше условностей. Будущее Гамлета предопределено, но место для надежды есть всегда. Здесь хочется вспомнить фразу из начала спектакля, когда в постановке обыгрывается вопрос «А ты помнишь, как умер Гамлет?». Столь ли важно сегодня, как он умер, если смысл его в борьбе и вере в своё правое дело, пусть даже и против всего мира?

Яна Квятковская, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.