В театре Луны, следуя принципу, что новое — это хорошо забытое старое, после продолжительного перерыва возобновили спектакль «Ромео и Джульетта» в постановке Лилии Абаджиевой с обновлённым актёрским составом.

 

По сравнению с 2003 годом существенно ничего не изменилось: все роли по-прежнему исполняют только мужчины, а по характеру спектакль всё также остался чем-то средним между капустником и вечером лирической поэзии. Сохранены красивые сцены под дождём, бесконечно умирающими Ромео и Джульеттой, промокшими актёрами, и разлетающимися бутонами роз. Только вот то, что в своё время собирало награды европейских фестивалей, за 15 лет успело стать штампами и несколько затянутым действом.

 

Дабы не разочароваться, перед походом стоить внимательно прочитать афишу, где предупреждают, что спектакль поставлен «ПО Шекспиру». То есть, выразительно читать знаменитый текст и следовать сюжету никто не обещает, хотя содержание кратко и максимально доступно пересказывают даже два раза, видимо, для «непонимучих» и забывчивых. Но именно на таких фарсовых сценах, наполненных бытовухой (гоп-разборка Монтекки и Капулетти, хамство отца Джульетты и «кудахтающие» диалоги матери и кормилицы), публика оживала, как бы пошло оно не выглядело.

 

Ближе всех к шекспировском трагедии в этот раз оказался Семён Литвинов в роли Джульетты, наивной, отрытой, сыгранной без натужности и кривляния. В этом образе проявилась та андрогинность, о которой говорила режиссер, которую ждёшь от актёров в перевоплощениях подобного рода. В этом и любом другом спектакле Семён мог бы стать хорошим Ромео, типаж чем-то похож на Эдди Редмэйна.

 

Кроме того, смотрибельным спектакль делают интересная сценография и работа со светом. Сцена, где силуэты Ромео и Джульетты встречаются в облаках, была волшебной, ощущалось в этот что-то платоновское. На какое-то время почувствовалась настоящая магия театра. Костюмы, скорее, забавляли, чем дополняли, но тоже были весьма эффектны.

 

Как говорит сама г-жа Абаджиева, любовь Ромео и Джульетты невозможна в нашем мире, где современные Маша и Саша изучают чувства по вкладышам жвачки Love is и голливудским мелодрамам. Шекспировская история — всего лишь сон и мечта о любви, которая разрушается с первой же претензией супругов друг к другу. Кстати, сцены гипотетической супружеской жизни главных героев сделаны саркастично и смешно. Вот уж где поистине вечный сюжет! Выходит, что их скорая гибель есть единственно возможный счастливый конец. Идея «живи ярко, умри молодым», конечно, имеет право на существование, но совсем не актуальна в современном мире с его заявками активного долголетия и прочим ЗОЖ.

 

В спектакле во что только ни играют: и в классики, и в театр теней, и на качелях качаются, и под дождём танцуют, в общем, всего много, но вот Шекспира — мало, а жаль. Как прокомментировал на пресс-конференции художественный руководитель театра Сергей Проханов: «Мы не можем ставить просто, название театра обязывает. Лучше уж куражиться, на сцене, чем в жизни». Подтверждаю, кураж удался, за остальное пусть голосует зритель.

 

Светлана Кириенко, специально для MuseCube
Фотографии Ольги Кузякиной можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.