19 июня прошли завершающие туры кастинга в истерн-мюзикл «Цыганская баллада». В этот день на сцене единственного в мире репертуарного цыганского театра «Ромэн» пробовали свои силы как совсем начинающие артисты, вчерашние выпускники театральных ВУЗов, так и истинные «монстры жанра».

 

«Цыганская баллада» — это ещё одно детище АНО «Музыкальное сердце театра», ранее подарившей нам такие постановки, как «Алые паруса» и городской мюзикл «Маяковский». В самом конце лета, 31 августа, в театре «Модерн» состоится премьера мюзикла «Красная шапочка & Серый волк» на музыку Евгения Крылатова, а в ноябре настанет черёд и «Цыганской баллады».

 

Музыку к истерн-мюзиклу написал Игорь Зубков (тот самый, который в 2003 году создал «12 стульев»), за либретто отвечали отец и сын Кавалеряны – Карен и Артём (для Артёма это первая работа «на большой сцене»), тексты песен принадлежат перу Карена Кавалеряна (на его счету немало мюзиклов – «Голубая камея», «Дубровский», «Джейн Эйр», «Территория страсти», «Лабиринты сна» и свежая премьера Театра оперетты «Ромео vs Джульетта XX лет спустя»), а постановщиком спектакля станет Александр Рыхлов.

 

Как раз перед комиссией, состоящей из создателей мюзикла, возглавляемой продюсером Дмитрием Калантаровым, и предстали артисты-соискатели. Не сделали скидок и для актёров, состоящих в труппе «Ромэна». Как и все остальные, они демонстрировали вокальный талант и драматические способности, после чего ожидали строгого, но справедливого вердикта.

 

Пока артисты сдавали «профессиональный экзамен», мне удалось пообщаться с Кареном и Артёмом Кавалерянами.

 

— Чья была идея ставить истерн-мюзикл — и почему именно истерн-мюзикл?

 

Карен: Когда Дима Калантаров, продюсер проекта, обратился ко мне с вопросом, можно ли в течение достаточно ограниченного времени придумать какую-то захватывающую историю с цыганской тематикой, я попробовал набросать сюжет, но понял, что единственное решение, которое я вижу сразу (и оно оказалось верным в итоге, как мне кажется), это сделать истерн-историю. Истерны, в принципе — это вестерны, перенесённые на нашу почву. Не я первый это придумал, мы знаем такие истерны, как «Белое солнце пустыни», как, в общем-то, даже «Неуловимые мстители», как «Свой среди чужих, чужой среди своих» — не сказать, что их очень много, но они есть. Есть история этого жанра в России. И, когда мне эта идея пришла в голову, я подключил Артёма Кавалеряна, своего сына. Он суперзнаток вестернов как жанра, он знает о них всё, видел, например, такие фильмы в этом жанре, которые называются у критиков чуть ли не трешем…

 

Артём: Фильмы категории B.

 

Карен: И, несмотря на их малобюджетность…

 

Артём: В Испании за три с половиной доллара сняты итальянскими режиссёрами. Они все очень дешёвые, сняты в одном и том же городке в Испании, где у них стоял целый парк с вестерн-декорациями — это в Альмерии, по-моему, до сих пор он стоит.

 

Карен: Фильмы категории B интересны тем, что в них вы можете увидеть один сюжетный ход или одного героя, который вас на что-то натолкнёт. Поэтому необходим был эксперт по вестернам, я его подключил, и мы на пару написали всю эту историю достаточно быстро. Потому это обросло диалогами, и музыкальные номера я писал уже с Игорем Зубковым, своим старым товарищем и соавтором. Почему истерн? Есть классические цыганские истории, и, не будучи цыганом, их писать не то, чтобы некорректно, но просто этого духа ты не поймаешь. Оставить цыганскую тематику, как фон и как краску, написать полноценную историю, в которой они, цыгане, принимают участие, но, тем не менее, сюжет шире, чем цыганская тема — вот какая была задача. И мы сделали историю, которая во временных рамках лежит между двумя революциями, между 1905-м и 1917-м годом. Южный российский городок. Глубоко рассказывать сюжет не стану, чтоб было интереснее, но суть в том, что на опушку леса рядом с провинциальным российским городком приходит цыганский табор, он встаёт там, и ночью к их табору выходит раненый человек, который оказывается анархистом, совершившим налёт на банковскую карету. Это брутальная, жёсткая история, в которой есть место и романтизму, и любовным отношениям, но, тем не менее, всё очень жёстко, как свойственно вестернам.

 

Артём: У нас даже диалоги достаточно немногословные. Там, где можно было сделать монолог на пару минут, в трёх словах что-то, например, сказано.

 

Карен: Это достаточно сложная стилистически вещь, и очень многое завязано на музыке.

 

— Как я поняла, артисты театра «Ромэн» и артисты, которые придут сегодня на кастинг, не будут «смешиваться»? То есть, роли цыган играют цыгане, а роли всяких анархистов…

 

Карен: …полицейских, горожан будут играть люди, не являющиеся цыганами. Цыганский дух полностью сохранён за счёт артистов театра «Ромэн», потому что они аутентично несут культуру, иначе мы не подняли бы этот пласт.

 

Артём: Ну, и табор — это важная локация.

 

Карен: На самом деле, всё вокруг неё. Если уж чуть-чуть ещё приоткрыть завесу, то основная идея передаётся через тему дороги: табор приходит и в финале табор встаёт и уходит. То есть, всё, что мы видели, это в скобках, а жизнь — дорога, и табор — это её олицетворение. И жизнь продолжается дальше.

 

Мысль отца и сына Кавалерянов продолжил Александр Рыхлов, режиссёр-постановщик проекта.

 

— Почему вы решили работать именно над истерн-мюзиклом?

 

Александр: Мюзикл, вообще, доступный жанр, понятный широкому кругу. Мне показалось, что эта тема незаслуженно забыта. Она такая неявная, никто этим не занимается. Вообще, тема цыганского табора — это какая-то условность сценическая. Есть кочевой народ со своими традициями, и как это существует в современном мире? Хотя действие у нас происходит в начале 20 века где-то на юге России, но, тем не менее, все человеческие страсти, добродетели и пороки — они что в начале 20 века, что сейчас, что 2000 лет назад одни и те же. Поэтому мы всё равно исследуем человеческие взаимоотношения. Поверьте мне, материал написан очень серьёзный, талантливый.

 

— Не возникнет ли сложностей с «состыковкой» актёров «Ромэна» и артистов, которые придут «со стороны»?

 

Александр: Вряд ли. Они все в профессии. Поэтому на основе профессии мы это и будем делать, а не по какому-то территориальному признаку. Все поющие, все танцующие, все складно говорящие. Мне очень важно, чтобы они правильно говорили по-русски, без говора. Я, конечно, люблю Зауралье и юг России, но, к сожалению, даже театральные ВУЗы, расположенные в Санкт-Петербурге и Москве, выпускают людей, которые очень плохо говорят по-русски. Желательно, чтобы зритель, который сидит в зале, слушал нормальную русскую речь.

 

— Я знаю, что некоторые люди сомневаются, что цыганская тематика будет близка широкому кругу.

 

Александр: Это общечеловеческая тема. А цыганский табор — это драматургический бэкграунд, где сталкиваются какие-то интересы и человеческие взаимоотношения, поиски и разочарования, потери и предательства.

 

— Плюс, это красиво.

 

Александр: Я надеюсь, что это будет в том числе и красиво — в хорошем смысле этого слова, не в смысле красивой картинки. Ну, и музыка нас спасёт — с прекрасными стихами Карена Кавалеряна и великолепным либретто Карена и Артёма. Музыка Игоря Зубкова — я вам смело могу сказать, что там пять суперхитов. Очень серьёзные вещи.

 

…и вот уже завершён первый тур кастинга, подходит к концу второй – танцевальный, и комиссия выносит вердикт. Наконец-то мы узнаём, кто выйдет на сцену в первом в мире истерн-мюзикле.

 

Ансамбль в «Цыганской балладе» будет очень молодым, с горящими глазами и огромным желанием творить. Да, сейчас имена многих из этих ребят нам неизвестны, но, я уверена, это только первый шаг.

 

Зато Андрея Школдыченко, Константина Барышникова, Ивана Коряковского, Эльмиру Диваеву, Максима Клестова, Алексея Кондрахова, Марию Плужникову, Виктора Есина и Владимира Ябчаника знают многие поклонники мюзиклов. Эта актёрская гвардия составит костяк труппы «Цыганской баллады».

 

В главных ролях же предстанут Дмитрий Беседа (вы могли видеть его в городском мюзикле «Маяковский» или в спектакле «Ромео и Джульетта #алхимиялюбви» Театра Луны) и Анастасия Вишневская (княжна Тараканова в мюзикле «Голубая камея» Красноярского музыкального театра и участница проекта «Песни» на ТНТ).

 

Уже известно, что в другом составе главные роли исполнят некие московские мюзикловые звёзды, но создатели хранят интригу, держа их имена до времени в строгом секрете.

 

Так что нам остаётся ждать премьеры, чтобы лично узнать, что же такое истерн-мюзикл. Уже в ноябре табор придёт в «Ромэн» — театр с, пожалуй, самой музыкальной душой – и, хочется верить, останется в нём надолго!

 

Ирина Мишина специально для MUSECUBE
Фотографии автора с кастинга можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.