Иллюзионист Анатолий Неметов — яркий представитель поколения настоящих Артистов, для которых творчество и профессиональная этика всегда стоят на первом месте. Анатолий Неметов является единственным российским обладателем титула FX-Master в Лас-Вегасе, лауреатом международных конкурсов, является членом президиума Российской Ассоциации Иллюзионистов, входит в состав Жюри Международного Магического Конгресса. В 2019 он отмечает 50-летие и подготовил Юбилейное шоу «Иллюзионист», которое пройдет 16 ноября 2019 на сцене Культурного
центра ЗИЛ.

 

Musecube (МС): Как вы решили стать фокусником?

 

Анатолий Неметов (А.Н.): В детстве я увидел в цирке выступление Ильи Калистратовича Символокова с аттракционом «Водная феерия», и настолько впечатлился, что захотел прийти за кулисы -попросить автограф. В тот день, когда я увидел шоу, они работали в Челябинске только четвертый день и не успели все распаковать, поэтому Илья Калистратович предложил «Приходи ко мне через пару недель и я тебе подарю афишу». Конечно же, я не вытерпел и уже через неделю помчался. Встал в семь утра и на трамвае приехал в цирк. Первое представление в 12.00, а Символоков выступает во втором отделении — дождался. Посчастливилось еще раз увидеть его работу, а после этого меня наградили афишей, календариком и книгой «Как я завоевал золотую магическую палочку». Вот такое отношение известного, уважаемого человека, легенды цирка, народного артиста Российской Федерации к простому 11-летнему провинциальному мальчишке еще более усилило мои впечатления, и я решил — решил стану фокусником.

 

МС: Интересно было за кулисами?

 

А.Н.: Интересно, очень.

 

МС: Секреты сразу вам все не показали?

 

А.Н.: Нет. Есть такое понятие — профессиональная этика. И я уже в 11 лет понимал, что напрямую спрашивать, как все это делается, неприлично. За кулисами был, но осознавал, что если я захочу быть фокусником, то надо искать самому с чего начинать. Сначала был журнал «Юный техник», где Эмиль Эмильевич Кио на последней странице публиковал рубрику «По ту сторону фокуса». Там шло внешнее описание трюка — например «девушка летает», а затем подробно излагалось, что для этого нужно и как делается. Т.е. внешний эффект и секрет фокуса. Правда, серьезные трюки не разоблачались. Это были познавательные статьи для подростков, чтобы организовать их досуг. Я ходил в библиотеки, просил журналы прошлых лет, находил материал, переписывал в тетрадку.

 

МС: Как же возможно было чему-либо научиться, если мастера не особо делятся информацией, а в журналах только простые фокусы?

 

А.Н.: Я застал то время, когда информация ценилась и передавалась. Иногда маститый и признанный фокусник-иллюзионист, если он видел потенциал и перспективу в молодом артисте, мог совершенно откровенно подсказать, помочь что-то сделать. А кто-то на этом зарабатывал деньги. Я в этом ничего плохого не вижу, т.к. есть авторские трюки, находки. И мы были готовы как-то компенсировать полученную информацию. Либо это мог быть обмен на профессиональном уровне между фокусниками. А теперь информацию добывать стало проще и она обесценивается. К сожалению, появился интернет, который убивает наш жанр. Стали появляться семинары, доступные любому, и при желании можно даже найти разоблачение классических иллюзионов. Сейчас молодые ребята, которые видят в фокусе не искусство, не возможность реализовать себя, а только бизнес, найдя несколько несложных семинаров, выучив три-четыре фокуса, начинают себя позиционировать как преподаватели, зарабатывать деньги на обучении. Все это, в итоге, влечет за собой некачественную работу. Мы стали терять жанр во всем мире, к сожалению. Еще и видео «помогло» — появился Дэвид Копперфильд, и все фокусники шаг за шагом могли изучить видеозаписи его шоу, чтобы понять, что и как он делает. Появляются новые технологии, новые трюки, но вот в чем парадокс — чем современнее трюк, тем больше пространства ему требуется, нужен больший зал, а значит меньше контакта со зрителем. А мне нравится именно когда наш жанр преподносится, как маленький праздник с участием зрителей. В 2014 году в Культурном центре ЗИЛ прошло Гала-шоу – фестиваль иллюзионистов, и я помню аплодисменты артистам в конце представления. В шоу должна быть легкость, должна быть хорошая просматриваемость, т.е. должно быть одинаково удобно видно фокус и зрителю в первом ряду, и тем, кто подальше. Именно погружение людей в ощущение праздника — это то, что я стараюсь делать со своей командой.

 

МС: А музыку для постановок вы как подбираете?

 

А.Н.: Выбираю ту, что нравится мне самому. И если появляется такая музыка, я пытаюсь на нее разложить номер. Причем могу всю жизнь показывать один фокус, потом вдруг появляется тема, песня или мелодия, и я понимаю, что можно под нее сделать конкретный трюк. И та музыка, которая будет в нашем шоу, может кому-то нравится, кому-то нет, но это моя музыка, я на ней вырос. Это песни Smokie, например. Но в основном это музыка 80-ых, темы Раймонда Паулса.

Кстати, в нашей программе зрители увидят один фокус, с интересной историей, хотя он не является новинкой в иллюзионном жанре. В 1998 году вместе с коллективом Филиппа Киркорова я впервые попал в Америку. И в профессиональном магазине по продаже аппаратуры и инвентаря для фокусов купил оборудование для трюка, по тем временам очень дорогое, за 450 долларов (а в Москве я в среднем зарабатывал по 30 долларов за выступление). Трюк называется «бутылки». И так сложилось, что этот трюк пролежал у меня на базе 18 лет. А несколько лет назад, многие мои коллеги начали работать этот трюк в Москве. «Ну все, думаю, пропал трюк… как же я его буду
показывать, когда все фокусники его уже работают». Но случилось так, что в одном из выступлений мне не хватало номера, когда я один на сцене, а девушкам из моей команды надо переодеться. И я взял номер в репертуар, поставил музыку Раймонда Паулса. Она нравится мне, она нравится публике. Мы сняли этот номер в «Петросян-шоу», но его вырезали из-за того, что на бутылках крупным текстом написано «Чинзано», а запись мне отдали. Я разместил запись на своем сайте, и в YouTube и через какое-то время стали приходить отзывы от коллег «никогда этот фокус не любил, но в твоем исполнении он — супер». Это то, о чем когда-то говорил Эмиль Теодорович Кио, основатель известной советско-российской династии иллюзионистов: «В нашем жанре не важно, что ты показываешь. В нашем жанре самое главное — как ты показываешь». Потому что даже самый простой фокус можно либо испортить, либо преподнести как шедевр. Основная цель любого артиста выходящего на сцену — нести праздник, поднимать настроение публике. В этом ключе я и стараюсь работать.

ANemetov02

МС: 16 ноября у вас представление — мы увидим в нем номер с бутылками?

 

А.Н.: Да, конечно, и не только его.

 

МС: А с какими популярными коллективами вы работали?

 

А.Н.: Началось все с группы На-На. В 1995 году режиссер их шоу, которое называлось «НА-НАстальгия» сказал, что Бари Алибасов ищет иллюзиониста для номера с новой песней. Я поехал на встречу и очень волновался, потому что в 1995 группа «На-на» имела большой успех и востребованность. Это был мой первый серьезный опыт работы. Мне дали послушать песню и попросили что-то придумать. Я предложил несложный фокус и далее отрабатывал его с участниками группы.

 

МС: Они сами показывали фокус?

 

А.Н.: Да, в шоу был целый номер, где Владимир Политов пел и показывал фокусы. А программа «НА-НАстальгия» начиналась с появления больших треугольных конструкций, они разворачивались к залу и внутри каждого треугольника находился солист «На-На». Ребята были в белых фраках и белых цилиндрах. Увидев это на репетиции, я предложил добавить ребятам тросточку. А раз тросточка — она должна летать. Классический, забытый, к сожалению, в наше время, фокус. Но от того, сумеешь ли ты создать иллюзию полета, зависит как ребенок или зритель его воспримет. Это было начало. А через два года Бари Каримович пригласил меня на вторую программу «Прикинь, да».

Еще год спустя мне сообщили, что для нового Шоу Филиппа Киркорова нужен иллюзионист. Филипп уже по телефону задал вопрос: «Вы можете сделать так, чтоб у меня и у балета на ладони появился огонь?». — «Могу». Но надо было понять, что это за номер, т.к. есть три варианта исполнения фокуса — физический, химический и электронный. И необходимо было выбрать вариант подходящий и безопасный для всех исполнителей. Я поставил этот номер. После этого Филипп предложил сопровождать его в небольшом туре, дабы посмотреть программу и предложить еще другие номера в его шоу. В ходе этой работы я приобрел бесценный опыт и способность предвидеть и просчитать все до мельчайших деталей и мгновенно находить решение в нестандартных ситуациях. Например, премьера шоу Филиппа «Лучшее, любимое и только для Вас!»

В КЗ «Октябрьский» в Санкт-Петербурге, а через пару дней его должны были показать в Москве в Олимпийском. В финале программы было задумано так, что Филипп на предпоследней песне исчезал на сцене и, пока шли аплодисменты, он появлялся в зрительном зале. Но если из зрительного зала Октябрьского можно на сцену дойти пешком, то для того, чтобы Филипп появился на трибунах Олимпийского, потребовалось бы куда больше времени. Эффект фокуса хорош, когда объект неожиданно исчез на сцене и через несколько секунд появляется в зале, и это время должно для зрителя показаться мгновением. Придумали следующее — решили у телевизионщиков позаимствовать рельсы. Попросили протянуть дорожку от сцены Олимпийского к трибунам и по ней отправили артиста. Проблему как доставить Филиппа из-за кулис сцены в зрительный зал решили, но теперь он должен вновь оказаться на сцене. Вместе с инженером по технике безопасности Цирка на Цветном, который помогал и консультировал по вопросам безопасности и страховки при исполнении различных трюков Филиппа, ищем варианты и за два часа до общей репетиции приезжает специалист и готовит «трассу» — это цирковая веревка и на ней на определенной высоте закреплена петля. Человек в эту петлю всовывает руку, на петле есть фиксатор, чтобы не выскочила кисть. Репетируем и решаем работать номер. И вот финал программы, последняя песня Олега Газманова «Единственная моя», Филипп появился в зале на трибунах, одевает петлю на руку, во второй — микрофон. И на «…единственная моя…» отталкивается от трибун и летит на сцену не переставая петь. А далее я работал в коллективе Валерия Леонтьева где, учитывая весь полученный к тому времени опыт, работать было значительно легче.

 

МС: Судя по Вашему рассказу, иллюзионист — это не сказочный волшебник и маг. Эта профессия требует много знаний и навыков: химия, физика, математика и пр.

 

А.Н.: Верно. Многие удивляются — я могу пилить, сверлить, строгать. И я обожаю что-либо делать на даче своими руками. Лет семь назад в поселке ставили заборы и ворота на дачных участках. И я решил делать ворота сам — варить не умею, но буду делать. Поставил себе цель — освоить сварку к концу дачного сезона. И предложил соседу так же сделать комплект и ему. Ворота до сих пор стоят, а гости соседа до сих пор интересуются, у кого тот заказывал свои ворота. Т.е. мне то, что необходимо в профессии проще освоить самому, чем искать человека, который сможет сделать все точно и в нужные сроки. Так же есть навыки обращения со швейной машинкой: сшить чехлы, пристрочить бахрому к скатерти. Те же потайные кармашки, которые требуют подгона — прогона трюка и перешивки при необходимости. Так работает большинство фокусников. Делаем все надежно и качественно.

 

МС: У вас есть необычное звание FX-Master. Как оно появилось?

 

А.Н.: Мы были на гастролях в Америке. Заканчивали гастроли в отеле Мираж в Лас-Вегасе. В этом отеле работали по контракту два иллюзиониста Зигфрид и Рой. Это граждане Германии, которые в конце 50-х годов попали на территорию США. Познакомились они на круизном лайнере, где Зигфрид показывал фокусы, а Рой ухаживал за животными, которых он сопровождал. Среди животных был гепард. Там они решили работать вместе и вскоре обратились к командиру судна за разрешением вставить в одну из программ выступления на лайнере фокус с гепардом. Так Зигфрид и Рой вошли в историю иллюзионного жанра, как первые иллюзионисты в мире, которые ввели в свое шоу трюки с крупными кошками. Специально для них при отеле «Мираж» был построен театр со всеми секретными люками, подъемниками, заточенными именно под их шоу. И вот приезжает наше российское шоу со своим иллюзионистом. Продюсер театра Кеннет Фелт, который обладает правами на бренд «Зигфрид и Рой» и на «Magic show» заявляет, что в этом театре могут работать только эти два иллюзиониста. Тогда мы в процессе переговоров пришли к тому, что слово «Мagician» – «волшебник» будет заменено на Master FX (special effects) – «мастер спецэффектов».

По факту тот же иллюзионист, но все правила и условности соблюдены. Такова история — побывал в Лас-Вегасе, получил там звание FX Master, да еще был единственным иллюзионистом, который выступал на сцене, которая принадлежала Зигфриду и Рою.

 

МС: И заключительный вопрос — расскажите немного о концерте 16 ноября.

 

А.Н.: Могу заверить, что это будет 100% интересно и детям и взрослым. Я не выдаю фокусы за какие-то свои сверхвозможности. Это игра. Будет два приглашенных артиста и будут самые любимые и основные номера, которые я собирал всю жизнь. Иллюзионы, популярные номера, такие как распиливание или исчезновение-появление, некоторые мои ноу-хау, трюк с бутылками, про который мы говорили, милые фокусы с кроликом, зрители его любят и многое другое. Все это сформировалось в Hit Magic show. Почему Hit — это и классические популярные фокусы, и новые, разложенные на популярные мелодии. Magic — потому то волшебство. И show — мы дарим людям праздник и впечатления. Шоу очень динамичное, трюк за трюком, большое количество реквизита. Это редкая возможность такое увидеть – ведь уже не существует таких аттракционов при поддержке государства в компании Росгорцирк. Мы на сцене будем работать полтора часа, а объем подготовительной работы на сцене почти 24 часа. Я могу обещать большое количество иллюзионных трюков и крупных и не очень, и отличное настроение для всех.

Знаете, что самое основное в нашем шоу — тот труд, который стоит за всей этой легкостью и динамикой, и который зрители не ощущают. Это работа команды. И я горжусь и своим Шоу и людьми, которые работают со мной.

 

 

Елена Клюевская специально для musecube.org 

 

Фото предоставлено Анатолием Неметовым 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.