Это не мюзикл. Это не масштабное шоу. Это не классическая драма. Это не спектакль для интеллектуалов…

 

Здесь нет театральных спецэффектов и ярких красок. Но здесь есть актер, которому есть что сказать, показать, сотворить. Здесь есть мощная энергия жизни и гениальный текст Сэмюэла Беккета.

 

Так позиционирует свой новый интригующий спектакль «Конец игры» Пермский академический Театр-Театр.

 

Действие пьесы происходит в постапокалиптическом мире и крутится в одной комнате, вокруг четырех персонажей. Это Клов, неспособный сидеть и поэтому постоянно находящийся в движении. Это Хамм – слепой, немощный, капризный и требовательный мужчина, воспитавший и опекавший Клова. Это Нагг и Нелл, родители Хамма. Нам показывают один из безумных дней их жизни на потерявшей плодородие и жизнь земле.

 

По словам режиссера Бориса Мильграма, это спектакль про театр, про жизнь и про смерть, про конец и про начало. Он про все. Его невозможно рассказать.

 

«Это какая-то особенная вещь… Я такого свойства спектакли не делал уже давно, практически с начала моего творческого пути, когда ставил «Случай в зоопарке». «Случай в зоопарке» – начало моей игры, а это – ее конец. Но конец в хорошем смысле, потому что после него начнется что-то следующее. В этом бесконечность жизни, бесконечность игры, которой я занимаюсь. В этом вся жизнь».

 

И в самом деле, «Конец игры» — это очень особенная вещь. Сюжет без каких-либо резких поворотов плавно идет вперед, медленно, но верно донося до зрителя свою основную идею, не забывая при этом про искрометный юмор.

 

Актерская игра — это поистине что-то невероятное. Каждый из артистов был на своем месте, удивительно тонко отыгрывая персонажей. Особенно хочется отметить Альберта Макарова в роли Хамма, который очень достоверно показал старого сумасшедшего, все еще пытающегося доказать, что он занимает важное место в этом мире. Так же я считаю необходимым отметить и других актеров, не менее мастерски исполнивших свои роли. Это Иван Вильхов (Клов), Олег Выходов (Нагг) и Лидия Аникеева (Нелл).

 

Монументальные и одновременно легкие декорации, состоящие в основном из черного полиэтилена, добавляют трагизма и реалистичности происходящему на сцене. Этот мертвый материал — немое напоминание о том, что человечество все-таки убило природу.

 

Освещение как всегда на высоте. Имея практически один источник света и глухие черные декорации, сцена все равно выглядит достаточно светлой, чтобы рассмотреть происходящее до мелочей.

 

Также меня порадовало музыкальное наполнение спектакля. А точнее, его практически полное отсутствие. Как и декорации, эта тишина напоминает нам о том, что, кроме находящихся в комнате людей, на всей планете, возможно, уже никого нет.

 

В итоге хочется сказать, что спектакль «Конец игры» действительно обо всем и ни о чем. Он буквально наполнен подтекстом. О том, что мы часто боимся уйти из привычного нам места, даже если, покинув его, мы ничего не потеряем. О том, что даже самый придирчивый сумасшедший боится остаться абсолютно один.

 

Я бы сходила на этот спектакль еще раз через некоторое время со свежей головой, потому что, выйдя из зала, я осознала одну вещь. Мне кажется, что я поняла этот спектакль не так. «Конец игры» очень близок мне эмпатически. Если меня спросят, понравилась ли мне премьера, я скажу: да. Но если зададут вопрос, о чем она, я не смогу ответить конкретно. Потому что я солидарна с режиссером. Это невозможно рассказать.

 

Алена Южакова специально для Musecube
Фотографии автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.