Есть теория, почему мы так любим пересматривать понравившиеся фильмы, перечитывать книги и возвращаться к одной и той же истории по несколько раз. Причина в том, что знакомый сюжет дает нам чувство защищенности: мы знаем, чем все закончится, кто где останется и кто куда уйдет. Можно уже не переживать о превратностях сюжета, а сосредоточиться на эмоциях. Конечно, нельзя утверждать, что все зрители, пришедшие в Мастерскую Петра Фоменко, знакомы с легендой о короле Лире, который по преданию правил в Англии где-то в XI веке. Но большинством движет все-таки любопытство: что нового можно привнести в написанную Шекспиром в 1606 году трагедию?

 

Солнце английской поэзии писал «Короля Лира» тогда, когда в современном ему обществе происходили перемены. Старая аристократия теряла власть, но все еще судорожно держалась за привычные порядки. Вот и старик король, поделив королевство между двумя старшими сладкоречивыми дочерьми и прогнав прямодушную младшую, продолжает, тем не менее, считать себя полновластным хозяином земли английской. Но почувствовавшие вкус власти сестры быстро объясняют отцу, где теперь его место.

 

Классика на то и классика, что предоставляет каждому, кто за нее берется, целую палитру тем и смыслов, которые можно либо приглушить, либо вывести на первый план. Одни и те же слова, произнесенные с особой интонацией, с другим выражением лица, да даже перед аудиторией другой страны, могут иметь различный эффект. «Король Лир» Евгения Каменьковича, Карэна Бадалова и Юрия Буторина – это трагикомический триллер, три с половиной часа которого проходят так незаметно, словно новостной сюжет из программы «Время» о кровавой, абсурдной жестокости, которая вроде как нас не касается, потому что произошла далеко-далеко. Поэтому героев, конечно, жаль, но уж больно смешон в своем безумии, в венке из веток бывший король, забавна кошачья грызня двух сестер, не поделивших одного любовника. Да даже пафосно-надрывный монолог Корделии о несчастном отце звучит как пародия на классическую трагическую героиню.

 

Тем более, что сам спектакль только поощряет такое к себе отношение: шут Александр Мичков (ах, какой был шевалье де Фоблаз!) перед началом спектакля выразительно так откусывает яблоко и демонстрирует его зрителям – самые понятливые тут же тянутся к не выключенным мобильным телефонам. Намеки – вот из чего соткано действие. Бастард графа Глостера, предатель Эдмунд отбрасывает сразу две тени. Обе его любовницы (Полина Кутепова здесь бесподобна) сбрасывают, как змеи – кожу, белоснежные воздушные юбки и надевают красные перчатки – руки ведь у обеих в крови. А слуги, обсуждая преступления своих господ, заявляют: «Не побоюсь я никаких грехов, когда не будет он наказан». Словам, написанным Шекспиром и переведенным Осией Сорокой, резонируют окружающая нас действительность.

 

Это спектакль, в котором и минималистичные декорации (страна, белый круг-остров, разъезжается на несколько частей), и цветовая гамма (белый-черный-серый-красный), и свет вплетены в классический текст и гармонируют между собой, как и все переводы этой трагедии Шекспира: от Щепкиной-Куперник до Пастернака. Каждый из них привносит что-то новое в хрестоматийную пьесу, как и каждая новая постановка этой трагедии. Так, король Лир Карэна Бадалова получился жестоким, сумасбродным, но безумно обаятельным. Настолько, что хочется, как верный граф Кент, отправиться за ним бродить по пустошам. Или хотя бы аплодировать. Долго и стоя.

 

Елизавета Маркова специально для Musecube
Фотографии А. Бадалова, А. Беляковой и А. Харитонова предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.