HtHN7HnhvSUТеатр Эстрады решился на смелый эксперимент – постановка по мотивам пьесы Владимира Маяковского «Клоп», на первый взгляд, совершенно не говорит об ее актуальности в наши дни. Маяковский писал о годах НЭПа, политической сатире 20-х годов XX века. Эти темы уже не всегда понятны спустя почти век. Исторический пласт тех лет можно изучать под микроскопом, удивляясь деталям быта и образу мыслей.

Режиссер Илья Мощицкий рисковал дважды: не слишком интересная для простого обывателя тема была сыграна в новаторском стиле. Два разных отделения, каждое из которых имело практически законченную структуру, были поставлены отнюдь не в традиционном ключе. Дебют спектакля уже удивлял – актер Алексей Шильников в образе Олега Баяна вальяжно прохаживал по рядам, перекидываясь со зрителями малозначительными фразами.

А тем временем на сцене уже начиналась непрекращающаяся вакханалия: в «универмаге» царят продавцы любых мастей, среди которых бродит будущий жених Пьер Скрипкин (Кирилл Петров) – он же рабочий Присыпкин. На сцене – огромное количество действующих лиц, среди которых очень сложно найти главных героев. Быть может, все они – главные? Или наоборот – на наших глазах происходит демонстрация того, что в ту эпоху все были столь уникальными личностями, что даже сложно выделить «особо отличившихся»? Об этом говорят и костюмы – разряженные в пух и прах молодежь времен НЭПа гуляет на полную катушку! Особенно сильно в этой компании фриков – иначе и не скажешь – выделяется Розалия Павловна Ренесанс, будущая теща главного героя. В исполнении Игоря Ярошевича эта статная «дама» запоминается своей фигурой, костюмом и прической, решительно и важно подбирая последние детали к торжественной церемонии.

Песни и танцы, которые постоянно сопровождают первое отделение, добавляют ярких красок в атмосферу всеобщей вакханалии, делая ее похожей то ли на дискотеку, то ли на флешмоб. Недаром, и в том, и в другом случае повсеместно царит всеобщее единение людей в царстве всеобщего радостного хаоса. Ярким украшением сцены в прямом и переносном смысле становится громадный бюст Ленина с горящими зелеными глазами – как еще сильнее можно преподать издевку над советским прошлым?

5-DILgywWDgПосле коротких любовных перипетий – какие чувства, когда свадьба на носу! — Скрипкин убирает из своей жизни Зою Березкину – несчастная девушка вынуждена отступить перед счастливым браком Пьера Скрипкина с манерной маникюршей Эльзевирой Давыдовной Ренесанс.

«Красная» свадьба точно показывает срез того времени, когда было разрешено практически все, и дорвавшиеся до моральной свободы вчерашние «угнетенные и оскорбленные» чувствуют себя хозяевами жизни. Они еще не знают, что ждет их впереди, и отрываются на полную катушку. На празднике жизни появляется и боксерский ринг, и диджейский пульт, а пьяные гости ожидаемо веселятся до полного изнеможения.

Но вакханалия заканчивается пожаром – дом сожжен дотла и пожарным ничего не остается, как делать селфи на фоне пепелища и отпускать шуточки по поводу внешнего вида останков. Но какой же это год? В какое время допустимо такое падение нравов? Это все еще 20-е или уже наши дни? Слишком уж много узнаваемых деталей в эпизоде, что проносится за несколько минут и становится переходным от прошлого к будущему. Единственное отличие – у Маяковского между двумя частями проходит лишь 50 лет. Возможно, в то время это казалось громадным расстоянием между временными отрезками, но сейчас оно кажется смехотворным. Именно поэтому Мощицкий переносит действие не в 70-е годы прошлого века – иначе бы вся суть произведения оказалась потерянной, а в будущее, далекое даже для нынешнего поколения — 3589 год.

В новом мире нет жизни и эмоций. Только правила и разумные действия. Увидев, как режиссер рисует будущее на сцене, понимаешь – это еще не роботы, но уже и не люди. Их существо подчинено высшему разуму и только «директор» и процедура голосования решает, каким образом следует поступать в той или иной ситуации. Большинство решило разморозить Скрипкина – этот экспонат нужен для исследований живым. Но вместе с ним оживляют и случайно попавшего в будущее клопа, и оказывается, что этот редкий вид вымирающего животного куда важнее обычного человека. Именно им восхищаются и восхваляют, а к бывшему рабочему интерес практически угасает.

GP3K3ttHBE4
Несмотря на то, что оба они «разжирев и упившись на теле всего человечества», падают один на кровать, а другой – под нее, существенной разницы между ними не обнаружено. Более того, человек оказывается опаснее – ведь он может заразить своими «странными» повадками других. Здесь–то и возникает тот, кто действительно заинтересован в пришельце из прошлого – Зоя Березкина чудом не только осталась жива, но и существует в новой реальности. Ее бывший возлюбленный пробуждает в ней почти забытые эмоции и слова, не нужные и бесполезные в четвертом тысячелетии.

Все это – неизвестно, а значит – опасно. Еще немного, и беспощадные «люди» избавятся от крайне вредного элемента. Он был таким в 20-е, и вновь продемонстрировал «вредные» качества теперь. Вот только его окружение кардинально изменилось, и любые проявления жизни кажутся роботоподобным существам подозрительными, недаром в его глазах уже читается страх и отчаяние. Сравнивая оба времени, становится очевидным, что и избыток жизнерадостности, и его отсутствие одинаково негативно отражаются на людях. Но где искать точку равновесия – может быть в настоящем?

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии, предоставленные Театром Эстрады

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.