15 ноября в РАМТе состоялся пресс-показ спектакля «Метель» по одноименной повести А.С. Пушкина. В честь 220-летия со дня рождения поэта в РАМТе поставят все «Повести Белкина». С июня этого года уже идет «Станционный смотритель», премьера «Метели» назначена на 17 ноября, в январе планируется «Гробовщик», в апреле – «Выстрел», а в июне – «Барышня-крестьянка». Пять спектаклей, пять режиссеров и, наверное, пять разных восприятий Пушкина. Сегодня мы расскажем о «Метели» (режиссер – Александр Хухлин).

 

На сцене – длиннющий стол на всю сцену (существенно, что дело происходит не в основном зале, а в маленьком, то есть стол почти упирается в двери с обеих сторон). Стол застелен белой скатертью, стоят белые чашки, блюдца, чайник, а в центре с потолка над ним нависают гигантские черные проволочные пружины. Вообще стол здесь – едва ли не главное действующее лицо: по нему ходят, под ним прячутся, из него (через люки) вылезают, а два раза в него даже умерли. Может быть, этот почти бесконечный стол символизирует жизненный путь героев? Как знать. Право же, это самый настольный спектакль, который можно себе представить, и это очень логично: Пушкин и должен быть настольной книгой у россиян, и у некоторых таковым и является.

 

Черные пружины поначалу ведут себя смирно и про них почти забываешь, но потом и это ружье выстреливает. Они символизируют тот самый фатум, который влечет в нужную ему сторону героев, наивно полагающих, что они выбирают путь сами. А поначалу все очень мирно, «белый низ» пространства обрисован тщательно и как-то очень уютно: служанка доит корову, слышится мычание, мяуканье, кудахтанье, очаровательные отец и мать Маши (Алексей Мишаков и Людмила Цибульникова) показывают фокус с гигантским яйцом, отец норовит шутить, позднее они жарят яичницу (слышится шкворчание и почти чувствуешь запах), поют Маше очень красивую колыбельную, пьют чай с чабрецом – идиллия. И они такие милые и любящие!

 

Видимо, 17-летней Маше (Полина Виторган) этот домашний рай с немного навязчивой любовью не мил. Думается, школьники в зале, да и все, кто помнит свои подростковые годы, поймут Машу: ну кто из нас в 17 лет не критиковал хоть мысленно образ жизни родителей и не хотел идти супротив? Итак, Маше немного скучновато дома, Маша читает Руссо, Маша влюблена.

 

Владимир (Данила Богачёв) у Пушкина описан вполне нейтрально. Бедный влюбленный юноша, и все. В спектакле иначе: Владимир – жеманник, ярко загримированный (можно сказать, в маске из грима) ловелас, обмахивается веером, говорит с французским акцентом (только иногда Владимир переходит на нормальную речь – когда серьезен и забывает о притворстве). В общем, ему не хватает только таблички на лбу «Ошибка юности. Маша, беги от него!» При всем при том актер настолько обаятельный, что не приходится сомневаться – симпатии зрительниц-школьниц будут на его стороне. 🙂 Очень красиво показана переписка Владимира с Машей – с помощью конфетти. Эффектно, но тоже подчеркивает ненатуральность героя. Этот Владимир скорее играет во влюбленность, чем влюблен.

 

Нельзя не обратить внимание на еще одного персонажа – служанку (Марианна Ильина). В книге служанка – маловажный персонаж, в спектакле же – весьма значительный и колоритный. Это и рассказчик, и собеседник Маши. А уж прическа ее вызвала у зрителей волну радости. 🙂

 

Но вернемся к фатуму. Кроме Владимира, герои вроде как его и не замечают. И только он, блуждая по заснеженному полю (как несложно догадаться, это стол), видит черные проволочные пружины, дотрагивается, раскачивает. Выглядит это немного жутковато благодаря звучащей печальной музыке. Видимо, Владимир понимает в тот момент, что все его действия сейчас бесполезны, и он бессилен перед судьбой. Красивый эпизод, завораживающий! В дальнейшем же герои снова словно не видят нависшего над ними рока и действуют якобы самостоятельно.

 

Но вот зловещая ночь прошла, Владимир с горя уезжает на войну и погибает, позднее умирает (по обыкновению, не без помощи стола) отец Маши, а сама Маша теперь в черном, как ее знаменитая чеховская тезка. И тут – снова вой метели, двери у одного из концов стола распахиваются и появляется тот, кого на самом деле посылает Маше судьба.

 

Бурмин (Иван Воротняк) – полная противоположность Владимира: невысокий и не столь изящный, без каких-либо признаков грима, а главное – простоватый, эдакий неотесанный бравый рубака, который и о Руссо-то слыхом не слыхивал. Весьма интересная трактовка образа, хоть и не совсем по Пушкину, но она очень закономерна: юной Маше, как и большинству юных девушек любой эпохи, нравятся яркие и не привечаемые занудами-предками Владимиры, а повзрослев, девушки начинают ценить Бурминых. С ним все просто и понятно, хотя и без цитат из классиков.

 

Объяснение Маши с Бурминым – одна из самых красивых и даже эротичных сцен в спектакле. Нет-нет, ничего криминального там нет, но как славно придумана каждая мелочь! И как Маша гладит его по голове, а он ластится к ней, как он пытается подойти, а она игриво отталкивает его ножками. Отмечу лишь, что ногти на ногах девушки во времена Пушкина красить ну никак не могли. 🙂

 

Ну да не в педикюре дело. Оба они – и Бурмин, и Маша – и мысли не допускают идти против совести. А ведь, казалось бы, никто не знает об их тайном браке, и так просто всего лишь умолчать о прошлом и вступить в брак с любимым человеком. Но нет! Маша изначально планирует рассказать правду, а Бурмин и рассказывает, хотя ясно, что это ставит крест на его шансах жениться. Оба делают не то, что хочется, а то, что должны, и вознаграждены.

 

Спектакль отлично подходит для подростков, но и взрослым любителям творчества Пушкина он будет не менее интересен. Очень хороший спектакль. Да и когда в РАМТе были плохие? Да никогда!

 

Марина Моисеева специально для Musecube
Фотографии предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.