Режиссер, автор инсценировки, сценограф, художник по костюмам: Кирилл Серебренников.
В спектакле звучат песни Александра Маноцкова на тексты Н. В. Гоголя.

В ролях: Один Байрон, Антон Васильев, Олег Гущин, Алексей Девотченко, Илья Коврижкин, Никита Кукушкин, Андрей Поляков, Михаил Тройник, Евгений Сангаджиев , Семен Штейнберг.

Вот может Кирилл Серебренников собрать крутую команду для каждого нового проекта!! В премьерную январскую постановку мало того, что привлечены лучшие кадры Гоголь-центра и Александр Маноцков в качестве композитора, так еще и автор выбран беспроигрышно: Гоголь Н. На афишах заявлены Мертвые Души, но трудно объять необъятное, потому создатели пошли по еще более непролазному пути, включив в постановку мотивы Женитьбы, Игроков, а местами даже и Вия. md

Наверняка голова каждого покусившегося на священные тексты поэмы должна раскраиваться от потока мыслей и вопросов, возникающих в этой связи. Но, возможно, Серебренникову было не так уж и трудно. На этот раз. В 2010 году Мертвые Души в его постановке стали лучшим спектаклем в… Латвии. Пока вы забавляетесь, представляя холеричного латышского Ноздрева, раскроем пару секретов. Не новаторская, но не оставляющая никого равнодушным фишка: все роли в спектакли исполняют мужчины. Ничего особенно карнавального, но все равно смешно: ну знаете… все эти бородатые мужики в чепцах, кринолинах и собачьих масках… По глубокой мысли создателя (а всякое действие в современной постановке непременно несет глубокую мысль — мотай на ус, юный хипстер), «в поэме у Гоголя как бы нет женского начала, нет истории любви; те женщины, которые описаны в «Мертвых душах», выглядят вполне монстрами; пускай мужики изображают таких «женщин», это не в женских силах, на женщин это все повесить невозможно».

Пока феминистки рисуют плакаты, с которыми бойкотируют следующий спектакль, пара слов об исполнителях: не часто такого масштаба актерская работа выглядит настолько легко, ненатужно и органично. Назвав свой текст поэмой, Гоголь должен был предвидеть, что не видящий рамок режиссер, скооперировавшись с крутым композитором, преобразуют его в партитуру. Многоголосье, требующееся для этого, подбиралось с особой тщательностью: актеры танцуют, поют, играют несколько ролей одновременно — все это в нечеловеческом темпе и не покидая сцены.

В премьерном варианте Чичиков достался Одину Байрону, но в перспективе он будет уступать его Семену Штейнбергу, обменявшись с ним на Манилова. Если ты все-таки слушал многочасовые рассуждения учительницы литературы, сразу поймешь нехитрую логику выбора иностранца на роль Павла Ивановича: оба попали немного не в ту Россию, в которую рассчитывали. Но наш личный фаворит — Михаил Тройник. Объединив молодого Джигурду со зрелым Шоном Пенном, он такого Ноздрева на сцену выпустил, что в какие-то моменты хотелось переждать эту бурю в тихом буфете. Хотя значительная часть симпатий справедливо досталась Гущину\Коробочке: ну вы помните — все эти мужчины в чепцах, кружевах и кринолинах…

И непременно разыщете на ютьюбе парочку зонгов из пьесы: эти музыкальные интермедии силами Маноцкова\Гоголя\Серебренникова застрянут в вашей голове и плейлисте как минимум на ближайшие пару месяцев.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.