На ДнеНочлежки, о которых писал Максим Горький, давным  давно исчезли. Но это вовсе не повод «консервировать» классику или списывать ее со счетов. В представлении Юрия Грымова, недавно возглавившего Московский театр «Модерн» «дно» переместилось в высшее светское общество.

Перед нами гламурная «ночлежка» какого-нибудь особняка Рублевки: кожаные кресла, дорогие телефоны. Манерные герои щеголяют брендами: Brioni, D&G, Kenzo и LouisVuitton. Но Грымов не боится камней в огород от тех, кто считает, что классика должна оставаться неприкосновенной, тем более, что текст Алексея Максимовича не изменен. «Для меня авторский текст – табу», говорит Юрий Грымов. Однако, есть ощущение,  что где-то он звучит актуально, а где-то чувствуется диссонанс с происходящим. Постановке и тексту все же нужно дать время срастись.

В то же время, чувствуется, что взгляд Юрия Грымова на эту постановку более кинематографичный. Он лишает спектакль театральности, зачастую кажущейся избыточной во многих современных работах.  Динамичные сцены буквально смонтированы, склеены между собой, присутствует достаточно сильный упор на визуальность. С одной стороны улавливается бэкграунд Грымова как человека кино, а с другой стороны, в этом есть дух времени: клиповое восприятие мира современным человеком.

Драматург Елена Исаева помогла с «монтажом» сцен: в действительности, Горький дает зрителю оттяжку после драматичной сцены убийства – какое-то время проходит «спустя» — герои возвращаются к зрителю уже другие. В «Модерне» никакой паузы нет – жизнь продолжается как ни в чем не бывало. Не то же ли самое происходит в современном обществе сейчас?

Да и какая же острая получается в целом оценка нашего бытия, как это сатирически точно! Начинается сюжет «в ночлежке» культурным мероприятием – то ли музыкальным концертом, то ли просмотром кино. Элитная публика либо спит, либо ковыряется в телефонах. Все как в жизни. А дальше – больше. «Ночлежники» 21-го века ходят в салоны красоты, пьют дорогой виски и занимаются йогой. Вот и Лука (Александр Толмачев) в этой постановке представитель модных эзотерических течений, попросту говоря, шарлатан. В определении этого образа Грымов резок и категоричен. Луке он не дает никакой возможности хотя бы казаться хорошим, настолько он неискренен в своих проповедях. Сколько бы не спорили о Луке литературоведы, у здешнего мальчика в обтягивающей белой футболке и в джинсах, с легкомысленным и пустым взглядом, нет шанса быть положительным.

Хочется отметить  Сатина в исполнении  заслуженного артиста Владимира Левашева – он получился несколько архетипичным, и потому убедительным.«Хотя я не постмодернист, скорее ближе к МХАТу, помню серьёзные работы предыдущих поколений, но концепция Грымова меня не смутила. Были вопросы: «Хватит ли на всю пьесу Горького?». Не знаю, как Вам, мне кажется, его хватило»

В итоге получился такой любопытный гротеск. С Татариным, которого играет темнокожий Диллон Олойеде, с гламурными девицами  (Настя – Виктория Лукина, Наташа – Екатерина Грецова, Квашня – Марина Дианова/Натали Юра), с модными брендами. Только актер, как всегда, испортил песню, которой в этот раз вместо «Солнце всходит и заходит» стало «Sunny» «BoneyM».

 

 

Юлия Зу специально для Musecube

Фотографии  Юлии Солодовниковой смотрите здесь

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.