Не убивайте себя
Использовано фото с официального сайта театра

6 сентября на основной сцене Александринского театра прошёл спектакль Кристиана Люпы по роману Франца Кафки «Процесс» в постановке Нового театра Варшавы в рамках Театральной олимпиады.

 

В польском театре считается, что никто не обладает таким воображением подобного масштаба, кроме Люпы. Он выстраивает сценический мир так, что зритель не может отделить литературные реалии дня сегодняшнего от прошлого или будущего.

 

В поставленном спектакле Кристиана Люпы главный герой философского романа Франца Кафки («Процесс» создавался в 1914-1915 годах, но не был окончен, опубликован уже после смерти автора в 1925 году) Йозеф К. превращается в Франца К., наделённого чертами литературного героя и его автора, и ведёт диалог со своим отражением — вторым Францем К.

 

«Кто-то, по-видимому, оклеветал Йозефа К., потому что, не сделав ничего дурного, он попал под арест».

 

Так начинается один из наиболее загадочных и провокационных романов в мировой литературе. Идя вперёд по сюжетной линии, всё в более глубокие дебри разума заводит нас «Процесс». Мы так и не узнаем, почему главного героя арестовали, в чём его обвинили. Но также мы не узнаем, виновен он или нет. Он не знает этого и сам.

 

Сам Кристиан Люпа говорит о спектакле: «Это обо мне, это о нас. Мы все арестованы. Это мы идём по пути изнурительной борьбы с тёмным АБСУРДОМ, вступая в лишённый логики диалог с человеком на другой стороне».

 

Постановка спектакля была весьма непривычной для зрителя. Спектакль шёл на польском языке с субтитрами, что придавало звучанию кинематографичный отголосок. Выдержанный темп мерила шага спектакля разбавляла дерзкая нагота героев. Смелая постановка режиссёра рвёт все принципы и размышления о сценической откровенности на сцене театра. Был бы спектакль столь так же глубок без этого откровенного безликого человеческого тела, которое не спрятано под маской одежды? Об этом стоит только размышлять. Но смелый ход постановки никого не оставил равнодушным.

 

Все произведения Кафки, нацелены исследованию символизма тюрьмы и своему отношению к нему. В одном из своих загадочных афоризмов он описывает ощущения человека, пойманного и запертого в тюрьме своей психики: «Он мог сам заточить себя в тюрьму. Закончить жизнь пленником – такова была цель его жизни. Но он очутился в клетке, запертой на засов. Спокойно и дерзко, как дома, суматоха жизни проникала сквозь засовы клетки; в действительности пленник был свободен, он мог делать всё что угодно, всё, что происходило вокруг, не ускользало от него; он мог спокойно покинуть свою клетку, засовы были разомкнуты; он не был даже заключённым в полном смысле слова».

 

Эти символы держат зрителя на протяжении всего спектакля. Нет монологов, так как каждый человек двуличен. Тяжба восприятия голоса главного героя в самом себе сводят его с ума. Отречение, непонимание себя и за что обвиняют. Продвигается ли процесс, решение суда? Таинственный приговор… Мы так никогда и не узнаем, вынесен ли он или нет. Йозеф К., закованный в карьер сюрреалистичной бюрократии, склоняется в смирении со словами: «У меня не было тех, кто мог бы меня защитить — значит я виновен».

 

Каждое действие, вдыхает тяжесть романа, написанного Кафкой в один из нелёгких периодов его жизни. Гениальная игра актёров процедила все выдохи исполненной тошноты тюрьмы лишь своей головы. Ты сам себе клетка и сам себе ключ.
«НЕ УБИВАЙТЕ СЕБЯ»

 

Юля Коломейченко, специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.