Дети — это всегда радость и гордость родителей. Какой он, Ваш сорванец, в шесть лет? Наверняка с нестандарным, но всегда живым и творческим  мышлением, любитель  разнообразных ребусов и загадок, который и сам с энтузиазмом придумывает интересные задачки, малыш любознателен и тянется к новым знаниям, он любит подвижные игры и не сидит на месте. А  если Ваш ребенок — Театр, да еще который любит эксперименты?

21 февраля Московский театр мюзикла  отметил свое шестилетие.  За это время в копилке театра оказалось уже семь постановок, детский мюзикл, концертные программы, опыт сотрудничества с зарубежными коллегами и проведение гастролей канадского театра-цирка «The 7 Fingers», три «Золотые Маски» и, конечно, любовь и преданность «своего» зрителя.  Праздник первый раз справляли  в новом доме (в здании бывшего кинотеатра «Россия» на Пушкинской) и в этот раз он оказался двойным  — широкой публике была представлена премьера нового экспериментального спектакля «Реверс».   Как ни странно, но данная постановка вполне соответствует новому возрасту театра. Она продолжает курс, взятый при создании «Принцессы цирка»,  — претворить в жизнь самые смелые мечты создателей и рискнуть объединить театр и цирк, но уже немного в другом ключе. «Реверс» создан на основе цирковой стилистики, где стираются границы между акробатикой, хореографией и драматическим театром. «Это вообще не мюзикл, как Вы понимаете», — как пошутил Михаил Швыдкой на пресс-конференции, но в этой постановке слова и вовсе не нужны. Все что будет происходить на сцене к какому-то определенному жанру трудно отнести, да и создатели не стремятся ставить какой-то определенный «ярлык». Главной задачей было показать, что визуальный спектакль построенный на пластике, языке тела и трюках, может быть не только зрелищно-развлекательным, но и в силах иметь в основе некоторую философскую составляющую.

Искушенный московский зритель знаком с разными зарубежными коллективами, работающими на стыке жанров, это и упомянутый ранее «The 7 Fingers», Cirque Éloize (Канада), Teatro Sunil (Швейцария) и Даниэле Финци Паска, La Symphonie du Hanneton (Франция) Джеймса Тьерре и, конечно, же Cirque du Soleil, который в представлении не нуждается. Аналогичный отечественный коллектив раньше трудно было назвать, теперь  — это команда «Реверса».

Режиссерский тандем Андрея Кольцова и Ирины Дрожжиной предлагает зрителю свое видение и размышление о том, каким должен быть путь поиска ответов на внутренние вопросы человека о жизни, взаимосвязи действий и стремлений, выборе, который приходится делать в разных ситуациях, и последствиях этого выбора, с которыми потом приходится жить.

Андрей Кольцов — гимнаст в профессиональном спорте, которому после полученной травмы, пришлось искать себя в новой роли — вначале в российском цирке, а потом в качестве акробата в Cirque du Soleil, где он проработал довольно продолжительное время. На его счету авторство и исполнение уникальных трюков, выступление на крупнейших мировых площадках. С Театром мюзикла его связывает работа над спектаклем «Принцесса цирка», для которого он разработал акробатическую концепцию и по совместительству является исполнителем трюка Мистера Икс. Год назад в одном из своих интервью на вопрос о желании сделать свою постановку Андрей ответил, что: «Трудно это. Чем больше думаю на эту тему, тем больше злюсь и тем больше хочется… даже не хочется, а просто понимаю, что надо! Не могу не сделать! По крайней мере, заразить моих друзей талантливых на эту идею.» Поэтому премьера проекта стала очень долгожданным событием, подтверждающим, что мечты могут сбываться. Для творца настоящая удача найти поддержку для своих идей, а получить ее от Театра мюзикла — настоящее везение, не спроста его уже называют экспериментальным театром.

«Когда мы занимались «Принцессой цирка», образовалась группа людей, серьёзно занимающихся цирковым искусством, они ставили номера. И они решили сделать что-то большее. Руководство театра дало свободу, пусть сделают то, что хотят. Мы всегда хотим успеха, но эту работу делали не думая об успехе. У этого спектакля должна быть счастливая судьба, это живой организм. Более честного искусства, чем цирк, не существует» — поделился на пресс-конференции за день до премьеры Михаил Швыдкой, художественный руководитель Театра Мюзикла.

Еще один автор проекта — Ирина Дрожжина — является не только режиссером «Реверса», но и принимает непосредственное участие в постановке в качестве воздушной гимнастки. На ее счету работа в цирковых и ледовых шоу, участие в актерской лаборатории Gogol School при «Гоголь-центре» и режиссерской лаборатории Константина Богомолова при МХТ им. А. П. Чехова, разработка  акробатической концепции для недавней премьеры Театра Луны — спектакля «Матри-Архат». О новом спектакле Театра мюзикла Ирина говорит с воодушевлением: «У нас была идея, была мечта, была энергия. Фантастически талантливая команда проделала большую работу с таким удовольствием и профессионализмом, что остаётся только восхищаться.»

В спектакле, где нет слов, а основной язык — это язык движения, акробатики и трюка, остается использовать только еще одно основное выразительное средство — музыку. За музыкальную составляющую в ответе Михаил Мищенко — московский композитор и саундпродюсер. И пусть на презентации Михаил Швыдкой сказал, что Михаил Мищенко — «композитор,  которого, к сожалению, за рубежом знают лучше, чем у нас», это все же не совсем верно. Мищенко считают наиболее активным российским музыкантом, работающим в нише так называемой неоклассической и contemporary classical музыки. В его портфолио уже около двух десятков альбомов, музыка для кино, рекламы, регулярные выступления с собственными сочинениями на разнообразных площадках. Каждое следующее его произведение является неким экспериментом со звуком и использованием новых приемов, музыкальных инструментов. Журналистам Михаил признался, что для него этот спектакль, в который его пригласил Андрей Кольцов, дебют, как для человека пишущего музыку для театра и пообещал, что можно будет услышать много нового и интересного.

В последнее время нередко бывает, что в театрах драматических актеров учат делать какие-то специальные трюки, осваивать непривычные для них жанры.  В Театре мюзикла же подошли с другой стороны. Так в «Реверсе» все исполнители в первую очередь являются спортсменами. Кто-то занимается трюковой хореографией, трикингом, брейк-дансом, танцами и йогой, есть участники, непосредственно работавшие в цирке, но большую часть команды составляют мастера спорта по спортивной акробатике, спортивной и художественной гимнастике, по прыжкам на батуте. Однако именно поэтому могут возникать сложности с артистизмом, т.к. на сцене нужно стать другим человеком, оставаясь самим собой. Поэтому, как сказал Андрей Кольцов, «акробаты не могли выразится, были  закомплексованы и зажаты». Для помощи в том вопросе в команду был приглашен Станислав Румянцев, актер театра и кино, мастер пластической лаборатории Gogol School при «Гоголь-центре». Он поделился мнением, что: «Нередко профессия, которая очень нужна — актерский коуч. Мы вроде все сами умеем и, чтобы кто-то при всех тебе что-то подсказывал, не очень привычно. Классно, что мне выпала такая возможность заниматься этим вместе с ребятами, которым это реально нужно. Задача была очень сложная, потому что у них не было актерского образования  и было здорово из них что-то лепить, создавать и заставлять трогать сердца других людей.»

Не обошлось без интернационального сотрудничества. В качестве хореографа была приглашена Дебра Браун (Канада), которая всемирно известна по работе над различными программами Cirque du Soleil, где акробатика органично сочетается с танцем, сотрудничеству со многими музыкальными звездами (Мадонна, Селин Дион, Бьорк, Шакира), а также постановкой спортивных мероприятий и приемов на высшем уровне. В 1997 году она получила премию Боба Фосса в Лос-Анджелесе за новаторство в хореографии, а в 2002 году была удостоена премии Emmy за хореографию номера Cirque du Soleil, подготовленного для церемонии вручения наград американской киноакадемии. Дебра Браун известна своим даром находить индивидуальный подход к своим подопечным и помогать разжигать их внутренний огонь, раскрывать скрытые способности и таланты.

«Я была рада познакомиться с Театром мюзикла, а Андрея Кольцова, который пригласил меня в проект, знаю уже двадцать лет. Мы разговариваем, спорим, у этого живого спектакля большой потенциал, мы только в начале пути. Уже через три месяца это будет совсем другой спектакль. Я сама не была здесь на протяжении всего репетиционного процесса, я приезжала вначале, чтобы помочь, и сейчас, уже на стадии финального выпуска. Я думаю сейчас у нас маленький ребенок, который еще должен расти», — заявила хореограф. По ее словам постановка близка к cirque nouveau — современному цирку, но это будет российская точка зрения на то, что происходит в этом жанре.

Для такого спектакля как «Реверс», где от исполнителей требуется постоянное внимание и концентрация во избежание травм, в обязательном порядке также нужен комфортный свет. Для художника по свету Иоахима Барта  эта постановка не первая в России, над которой он работал. Он широко известен оформлением спектаклей Питера Штайна не только для зарубежных театров, но и для Театра Et Cetera («Борис Годунов») и Музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко («Аида»). Как художник по свету он работал над постановкой опер, балетов и драматических спектаклей, сотрудничал с Юрием Любимовым, Рикардо Агиларом, Питером Бруком, Антонио Гадесом, Петером Муссбахом, Робертом Уилсоном. В одном из своих интервью Иоахим Барт определяет свою роль в постановочном процессе следующим образом: «Как художник по свету, Вы обычно последний, кто выполняет свою работу перед премьерой. В лучшем случае, Вы можете привнести энергию, очистить атмосферу, отполировать, поменять оттенок, что-то выровнять, что-то спрятать, оказать услугу, заполнить, соединить, разделить…или просто сделать подходящий свет.»

Будущего зрителя может насторожить необычное время показа спектакля — начало за час до полуночи по пятницам и субботам. Но переживать не стоит, как мы уже выяснили, спектакль без слов, так что никакой обсценной лексики, какая-либо эротическая составляющая также отсутствует. Проект больше ориентирован на молодежную аудиторию, работающих допоздна и просто «неспящих» москвичей и гостей столицы. Так как продолжительность час с небольшим, то до закрытия метро еще даже остается время. Зато столичным театралам теперь есть где продолжить свой вечер: охватить за один поход сразу два спектакля, спасти вечер от неудачно посещенной постановки новыми впечатлениями (благо Театр мюзикла располагается теперь в центре и добраться до него  стало проще) или просто поразмышлять о жизни под прекрасную музыку. В любом случае уснуть Вам не удастся, действие затянет и придется внимательно следить за быстро меняющимися трюками, которые заставят вжаться в спинки кресел или вцепиться в подлокотники, особенно, если Вам повезет занять места в первых рядах. Иногородним же придется пока заранее разрабатывать план по успешному возвращению домой.

Итак, что же все-таки будет происходить в спектакле «Реверс»?

Название вызывает ассоциации с обратной стороной медали, обратной тягой, резким разворотом. Именно разворотов, вращений, разнообразных  уклонений и поворотов, превращений, кружений и кручений будет более чем достаточно и не только в физическом плане, но и в эмоциональном.

Пространство самой сцены оформлено максимально просто (стены, двери на разных уровнях, лестницы, батут), никаких ярких световых красок, только необходимый свет. Минимализм прослеживается во всем, чтобы ничего не отвлекало внимания от актеров. Вот они постепенно входят в двери и оказываются в одном пространстве со зрительным залом, а потом эти двери неожиданно оказываются запертыми. Где все оказались, когда и почему не ясно, остается только вопрос — каким образом можно выбраться из этого «никогде» и чем при этом придется пожертвовать. Под усиливающийся ритм барабанов все стучат в двери руками, ногами, и где-то на верхней лестнице девушка делает сальто назад и начинает движение по ступеням, съезжая по ним головой вниз, плавно покачиваясь, как на волнах. Лицо ее открытое, можно заглянуть в глаза, но что будет в них: отчаяние, обреченность или целеусремленность, чтобы снова подняться к самому верху? К спектаклю намеренно не дается никакого четкого синопсиса. Каждый зритель сам для себя определяет сюжет, через призму своих эмоций и переживаний, поэтому количество интерпретаций неограниченно.

На сцене на протяжении всего спектакля постоянно находятся все актеры. Кто-то замер у двери, кто-то притаился на лестнице, а вот все разом спускаются на сцену  и началась своеобразная борьба за внимание, где каждый старается сказать своим трюком «Смотри, как я могу!», постепенно его усложняя. Когда в тишине с  колосников со звоном  падают ключи, кажется, что выход найден, скоро двери можно будет открыть. Но их слишком много и ни один не подходит. Правила игры не известны, можно ли выбраться используя что-то материальное или нужно найти этот выход где-то внутри себя? Наверное, один из запоминающихся образов — номер с незрячей девушкой и ее обручем. Сразу возникает ощущение какой-то неправильности происходящего, ее травит и задирает целая толпа. Понимание ее хрупкости усиливается музыкой, как будто открыли маленькую музыкальную шкатулку, где для получения нового звука и движения нужно каждый раз поворачивать ручку. А когда девушка вытягивает руку с обручем, через него начинают прыгать и пролетать все остальные. Музыкальное сопровождение резко меняется, становится напряженным и музыка своим ритмом гонит всех вперед. Все происходит настолько быстро и четко, что не успеваешь задуматься сколько времени должно быть потрачено на репетиции, чтобы добиться такой слаженности и замаскировать всю сложность и опасность. В данном спектакле каждое движение должно быть отточено, импровизация недопустима, так как от действий каждого актера зависит его партнер. Страховки нет, только крепкое плечо рядом и полное доверие.

Сам того не подозревая зритель оказывает вовлечен в действие и отнюдь не как сторонний наблюдатель. Чтобы оказаться в зрительном зале, вы пройдете через двери, которые потом за вами закроются, и раньше актеров окажетесь в запертом пространстве. Хотя кто-то еще успеет ворваться в зал и пробежать мимо вас на сцену. Занавеса нет, как и четвертой стены, разделяющей сцену и зал, такая лайт иммерсивность. Кстати, может быть это именно для вас сброшена веревочная лестница? Это тоже возможность оказаться на свободе, но за этот шанс придется жестоко бороться. И вот уже над сценой оказывается воздушная гимнастка. Порой кажется, что там, в воздухе, есть какая-то опора, настолько легко получаются разные обороты, растяжки и  кувырки. Но это все призрачная простота, как и не достижимая свобода, а очередная попытка выбраться оборачивается трагедией. Передать, как потеря любви может в прямом смысле скрутить в узел, во власти только самого гуттаперчивого исполнителя, который в отчаянии будет принимать самые невероятные позы. Под звуки колокола на восьмиметровых першах как будто взлетает пара ангелов в исполнении девушек-близнецов. Их синхронный полет над сценой и зрителями завораживает, а музыка достигает такого эмоционального пика, что от этой мизансцены пробегают мурашки, а в зале раздаются аплодисменты.

Создатели постарались передать языком акробатики отражение нашей действительности и заставить задуматься над жизнью. В спектакле показано на что люди готовы пойти для достижения своих целей, чем пренебречь в самых разных ситуациях. Как можно переступить через людей и двигаться за их счет, отчетливо читается, когда большая часть актеров располагается на самом краю сцены лицом к лицу со зрителем, а акробат чуть в отдалении  пытается взбираться на шестах.

Кульминацией становится зрелищный номер на батутах. Между двух ребят все начинается шутя, перерастая в некую дуэль. Выяснение отношений между собой, борьба ли за внимание красивой девушки, которая сидит на верхней лестнице, но не видит их, потому что…не может. Гимнасты поражают головокружительными прыжками и переворотами в воздухе. Все закончится предательством, когда из зависти соперник будет вытолкнут с батута.  Остальные будут молча осуждать, оставив предателя в одиночестве. Но, спустившись в зрительный зал, они найдут выход вместе и, кинув последний взгляд, на одинокую фигуру на сцене, дадут понять, что он просто оступился, для него еще есть возможность все исправить. Финал остается открытым и каждый может по-своему закончить историю, ведь самое важное — это не то, что было показано, а то, что Вы унесете с собой, как для себя интерпретируете спектакль.

На протяжении всего показа из середины зала за своими подопечными напряженно наблюдал Андрей Кольцов, периодически давая комментарии по рации. Работа профессионалов не прекращается ни на минуту, пока не сделано все по максимуму. По завершении спектакля режиссер поднялся на сцену и обратился к зрителям: «На ваших глазах совершается чудо. Из ребят, которые еще только вчера танцевали на улице, преподавали в залах, вырастают вот такие артисты. Я восхищаюсь Вами, это честь работать с каждым из Вас, Вы мои воины!»

На несколько вопросов любезно согласились ответить непосредственные участники проекта — Никита Гергерт (клишник, исполнитель номера в жанре каучук) и Тимур Пастухов (исполнитель номера прыжков на батуте).

MuseCube: Что для Вас значит участие в проекте, это только эксперимент или нечто большее? С какими сложностями пришлось столкнуться в процессе работы? Приходилось ли как-то преодолевать себя?

Никита Гергерт: Большой эксперимент и риск, как и для всех участников. Стык жанров, тяжёлая работа, приходилось быстро адаптироваться, впитывать много информации и, самое сложное, выдавать то, что усвоили. У нас два режиссера, хореограф, коучер по актерскому мастерству. Каждый разбирает партию в представлении и вносит свое видение. Пожалуй, основная сложность у артистов была именно в этом — сгруппировать потоки информации и выдать продукт.

Тимур Пастухов: Это возможность сделать, что-то уникальное. Больше, чем просто развлекать людей трюками.

Первая сложность — актерская составляющая. Так как у меня нет театрального образования, для меня это было трудно, но очень интересно. Я поймал в этом свой кайф. Вторая сложность — освоение других цирковых жанров (банкин, прыжки в кольцо). За 3 месяца смог освоить и эти номера с нуля. Третья сложность — не было четкого сценария и задачи, что делать. На протяжении всего репетиционного периода, мы составляли и в корне меняли номера раз 5. И делали это всей командой. Подгоняли все действие на сцене под себя, опираясь на характер каждого артиста. Это незабываемый опыт.

Каждый день — это борьба со страхом за партнеров. Быть готовым спасти в экстренной ситуации. Этот страх до сих пор присутствует во время трюка в вольтиже, где мы одновременно перебрасываем девушек друг другу. Я рад, что у меня получается совладать с собой.

Портал MuseCube благодарит за уделенное время и желает ребятам и всей команде проекта успехов!

Елена Пенкина специально для MUSECUBE

Фоторепортаж автора смотрите: здесь

Фоторепортаж Ольги Кузякиной смотрите: здесь

Фоторепортаж Екатерины Апциаури смотрите: здесь

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.