24 сентября в клубе «Мастерская» был показан моноспектакль Дмитрия Лукьянова «Весеннее обострение». Премьера состоялась в марте в Театре на Таганке – до сентября дошла лишь light-версия спектакля. Актерский состав сократился до одного-единственного исполнителя, исчезли вокалисты (они же прохожие), партнерша главного героя со сцены переместилась на экран. Однако создателя и идеолога постановки Лукьянова это, кажется, не смутило… Как оказалось, осенью обострения случаются ничуть не реже…

…Она ушла. Но почему? Ведь я такой хороший, классный… И для чего тогда все эти смс… Все в прошлом — умерла так умерла… И все же — как жить дальше?.. «Весеннее обострение», иными словами — пресловутый кризис среднего возраста. Спусковой рычаг – ЕЕ уход. Жалеть себя — как-то не по-мужски, но очень хочется… Нет, стоп! Главное вновь поверить, что уж кто-кто, а ТЫ-ТО еще О-ГО-ГО!

Маленькая театральная сцена клуба «Мастерская», что расположилась в глубинах Театрального проезда, предполагает нечто уютное, доверительное, даже интимное. Именно таким — очень личным, наболевшим – решил поделиться Дмитрий Лукьянов. Как он признался, около 30% мыслей, ситуаций «Обострения» пришли из его собственной жизни. Для шоумена и ведущего Лукьянова это многоликий дебют в театре – в качестве сценариста, режиссера, продюсера и актера (до этого Дмитрий играл лишь в сериалах).

«Исповедь брошенного мужчины», экскурсы в собственное прошлое… Попытки рефлексии сопровождаются то приступами меланхолии, то приливами ностальгии, воспоминаниями о светлом безмятежном детстве. Впрочем, глубокий самоанализ герою (или автору) не слишком по душе. Самокопание – процесс болезненный, довольно скучный, а главное — бесперспективный. Как и любой среднестатистический мужик, достигший некоего рубежа, причины необъяснимого, щемящего чувства он ищет на поверхности. Или вообще не ищет…

Выход лежит буквально на ладони – новый поиск. Едва опомнившись от расставания, герой включается в борьбу. И вот он, новый круг судьбы — клубы, попытки познакомиться, попытки вновь не попасться на традиционные женские уловки …Сама избранница, конечно же, должна быть существенно моложе его, и вААбще… Сейчас-то он может себе позволить воплощение юношеских грез!.. В итоге — новый брак со всеми атрибутами (которого он, кстати, подсознательно боится), новая теща… Все как у всех. Все как всегда…

Вообще, вот эта усредненность нашего героя — она и помогает, и мешает. Да, он — типичный сегодняшний герой, такой КАК ВСЕ, и этот образ тиражируется тысячами телешоу и сериалов. Его мечты, фантазии и либидо — это усредненная «правда жизни». «Грудь – паруса, попа – корма»… У каждого свои метафоры, у нашего «собирательного героя» они такие. Зритель его, конечно же, узнает и поверит — ведь он похож и на соседа, и на школьного друга, местами на начальника и, ежели признаться, чем-то на нас самих… Но эта усредненность – она серьезно мешает восприятию. Герой слишком банален, предсказуем, порою даже примитивен; его доводы, мотивы лежат на поверхности, его способ существования до пошлости прозаичен и очевиден… Если все так просто и дело лишь в новой женщине и новом BMV, тогда откуда столько суицидов «в районе сорока», зачем тогда вообще затеян этот разговор…

Вначале само собой переживаешь — как за несправедливо брошенного парня, тем более такого симпатичного и в целом неплохого. Но потом…история конкретного героя превращается в абстрактные рассуждения на тему «чего хотят мужчины» и «как не попасться на традиционные уловки женщин»… Они слишком ОБЩИЕ, чтобы зацепить конкретного ТЕБЯ. Обычно гораздо сильнее переживаешь за конкретного 39/41-летнего слесаря/топ-менеджера бабника/девственника Василия, чем за абстрактного мужика среднего возраста, которых по мировой статистике может быть полмиллиарда … Закон театра строг – ты или сопереживаешь, или скучаешь, начиная разбирать спектакль по косточкам: а зачем здесь эта фраза и этот поворот сюжета, а почему актеру подобрали именно тот пиджак, а в этом месте вдруг неожиданно погасили свет…

Чем дальше – тем больше копится вопросов. Казалось бы – поиск любимой привел к успеху, все здорово – есть кольца, теща и законный брак. Вот только отчего героя так неудержимо вновь тянет поностальгировать?! Душа здесь требует резкого поворота всей истории (вроде бы для финала рановато), но вместо этого мы слышим любовные истории из пионерлагеря, что-то про первый поцелуй и первый сексуальный опыт… Да, помыслы тогда были гораздо чище, свежее и сильнее ощущения, да и трава, наверное, зеленее… Но как это увязано?.. и почему именно здесь?..

Еще одна «находка» — «телемост», которым нас удивили ближе к концу спектакля. Вдруг на экране возникла незнакомка, которая довольно долго вещала о смене ценностей у женщин, о том, что сегодня гораздо круче открыть бизнес, чем родить ребенка. Ее речь жила как-будто своей жизнью от остального действа – она не вторила герою, не пыталась вступить с ним в дискуссию или опровергнуть. Почему тогда вторая актриса не предстала живьем, а появилась в записи? Что, ее героиня представляет иную эпоху? она ушла из жизни и это все, что от нее осталось? или это… откровение женщины снятое в тайне от нее самой?! Нет? Но тогда вопрос – в чем же интрига? Чем обусловлен этот режиссерский ход?.. В общем, итоге после «экватора» спектакля идея, стержень куда-то испаряются, а жаль… В итоге остается набор из неких зарисовок, то философствования о дне грядущем, то сокровенности из лабиринтов памяти…

Хотя, быть может, эти претензии излишни? Может, лоскутность подразумевалась изначально? Ведь жанр-то заявлен как нечто среднее между традиционной театральной комедией и standup-comedy. Давайте, братцы, что называется, «поговорим за жизнь» — «о нашем, мужском, о наболевшем». А заодно пошутим, так и нескучно проведем все полтора часа… Но, как известно, в стендап-комедии, помимо авторских монологов и шуток, входит импровизация с залом. Жанр «стендап» подразумевает связь со зрителем, интерактив, а во время сентябрьского «Обострения» с такими связями было проблематично. Однажды наш автор-исполнитель вывел на сцену девушку, пытаясь принудить к общению (зал между тем гадал – подстава или нет, но судя по тому, насколько девушка смущалась, решил что вряд ли). Другой раз Дмитрий прошел вдоль первого ряда, оказывая знаки внимания зрительницам. Пару раз реплики-вопросы, обращенные залу, даже находили отклик, но диалог при этом почему-то так и не завязывался. Интерактив, едва наметившись, тут же и обрывался … Хотя Лукьянов, как шоумен со стажем, вполне бы смог вывести зал на откровенность…

В общем, на этот раз Лукьянов-исполнитель оказался гораздо убедительнее Лукьянова в качестве драматурга и режиссера. Моноспектакль – тяжелый жанр, прежде всего физически, и Дмитрий оказался стойким бойцом, все полтора часа играя и убедительно, и цельно… Впрочем, стендап — подвижная субстанция, это всегда спектакль, что называется, навырост. Никто не знает – если очередное «Весеннее обострение» вдруг случится зимой, может, Лукьянов-режиссер все же догонит Лукьянова-актера?..

Андрей Проскуряков, специально для MUSECUBE

Фото Артемия Проскурякова смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.