Шерлок Холмс - Константин Иванов, Ватсон - Никита Заболотный (фото Елены Лапиной)
Шерлок Холмс — Константин Иванов, Ватсон — Никита Заболотный (фото Елены Лапиной)

Пара последних театральных сезонов позволила мне прийти к довольно-таки странному, но пока ещё не дававшему сбоев выводу. Вот такому: если мюзикл создан в стенах репертуарного театра (будь он хоть трижды драматическим), то, при всех минусах спектакля, он на деле окажется весьма крепкой и интересной постановкой, которая без проблем доставит вам удовольствие.

 

Ну ведь правда, мюзиклы антрепризные (а я люблю повторять, что антреприза — это не эдакая актёрско-продюсерская халтурка, как ошибочно полагают многие, а всего-навсего спектакль, родившийся вне стен репертуарного театра) далеко не всегда могут похвастаться качеством и высоким уровнем постановки, либретто и музыкального материала. А вот их собраться по жанру, имеющие прописку в том или ином театре, — дело абсолютно иное.

 

Конечно, вечная беда драмтеатров — средненький, мягко говоря, звук и непоющие артисты — никуда не денется. Но, видимо, работают какие-то другие ресурсы, отсутствующие у антреприз. Это и постановочная группа, и отлично оборудованная сцена, позволяющая творить любые театральные чудеса, и некие свои источники финансирования (не надо хмыкать, данный момент вообще основополагающий), а главное — сплочённая годами совместной работы труппа с великолепной актёрской подготовкой.

 

Отличным примером вот такого «драматического» мюзикла как раз и стали свеженькие «Плящущие человечки», отпремьерившиеся в театре «У Никитских ворот» 27 и 28 марта.

 

Марк Розовский в интервью честно признавался, что идея написать мюзикл по Конан-Дойлу родилась у него, когда он посмотрел на название одного из рассказов о Шерлоке Холмсе и представил, что вот эти нарисованные человечки, оказавшись на сцене, действительно могут превратиться в прекрасную балетную группу. К делу был приобщён композитор Игорь Левин из Ростова-на-Дону, и (вот тут начинается интересное) в ноябре 2017-го мюзикл «Шерлок Холмс и пляшущие человечки» был представлен на суд публики в Ростовском музыкальном театре (вообще-то, специализирующемся на опере и балете), где с успехом идёт по сей день.

 

Так что Москва увидела уже проверенный материал, любовно перенесённый на сцену театра «У Никитских ворот» с определёнными изменениями. Конечно, живых музыкантов разместить было просто некуда, потому артисты поют под минус, записанный оркестром Ростовского музыкального театра. Да и сцена «Ворот» куда более компактна, потому мюзикл был не просто скопирован, а трансформирован и преобразован для гармоничного существования в камерном пространстве. Так сказать, адаптирован под новые условия (вплоть до сокращения числа артистов ансамбля-балета до десяти человек — что, впрочем, очень смело для столь крохотного сценического пространства).

 

Фото Елены Лапиной
Фото Елены Лапиной

Состав постановочной группы остался практически прежним. Сам Розовский — режиссёр-постановщик, Александр Лисянский — художник-постановщик, Ольга Костель — хореограф-постановщик, а Ирина Вторникова — художник по свету. Вот костюмы в «Воротах» были созданы заново Денисом Шевченко, и получились они крайне стильными и соответствующими духу спектакля.

 

Впрочем, судить о том, насколько различаются и, наоборот, походят друг на друга две «братские» постановки я оставляю судить тем, что имел счастье посмотреть обе. А я сосредоточусь непосредственно на премьере «Ворот».

 

Зачастую постановщики мюзиклов в драмтеатрах совершают вполне логичный ход: они приглашают в спектакль артистов, давно и продуктивно работающих в рамках жанра. Розовский не искал лёгких путей и доверил «Плящущих человечков» исключительно актёрам своей труппы.

 

Похвально… но только именно по этой причине к числу пострадавших в этом театральном детективе смело можно относить и вокальный компонент. Так что, если у вас нежные уши (или, что ещё страшнее, музыкальное образование), готовьтесь заранее: петь будут много, петь будут старательно, но, увы, далеко не на уровне Паваротти.

 

Кроме того (скорей всего, эта проблема уйдёт со временем, а на премьерных показах можно и простить), артисты слишком много сил уделяют пению, напрочь забывая порой в особо сложные моменты об актёрской игре (ко второму акту расслабляются, и зал тоже выдыхает, откидывается на спинки кресел и получает удовольствие).

 

Что рекомендую: ждать, когда наступит время вокализировать Константину Иванову. Я видела в главной роли именно его, и он — умница и луч света в тёмном царстве местного пения.

 

Что же касается самого спектакля, то признаюсь честно: ожидала я чего угодно. Но совершенно не того, что мне вся эта феерия НАСТОЛЬКО понравится! Да-да, пляшущий Холмс, рифмы в стиле ботинки-полуботинки (ах, о чём я, тут — умный-полоумный), прихрамывающий местами сценарий, плавающая стилистика спектакля, который никак не может определиться, что он, собственно, есть — классический мюзикл, комедийный мюзикл, детектив, фарс, трагедия, любовная история или нечто иное, вокальные огрехи (впрочем, не будем эту рану бередить повторно)… Но всё вместе складывается в эдакий несуразный, асимметричный, алогичный кубик Рубика — и рождается некая гармония, абсолютно уникальная, свойственная исключительно постановкам «Ворот», атональная, неправильная, но какая-то очень тёплая, честная и домашняя.

 

Инспектор Мартин - Юрий Голубцов, Ватсон - Никита Заболотный (фото Елены Лапиной)
Инспектор Мартин — Юрий Голубцов, Ватсон — Никита Заболотный (фото Елены Лапиной)

И тебе становится хо-ро-шо. И ты осознаёшь, что прыжки из стиля в стиль — это просто такая игра создателей спектакля, которые хотят заставить работать максимальное количество серых клеточек каждого из зрителей — тех клеточек, которые отвечают за театральную составляющую и дают ответ, случилась ли у тебя любовь со спектаклем или нет. И тебе нравится симпатичная музыка Левина (даже несмотря на то, что ты то в одной, то в другой арии улавливаешь знакомые нотки), и ты отмахиваешься от слабых мест в текстах, и ты даже прощаешь давших очередного петуха артистов. Потому что и на Луне, как известно, бывают пятна, и всё равно она остаётся прекрасным ночным светилом, воспеваемым романтиками.

 

Так и «Пляшущие человечки». Их минусы можно перечислять долго и вдумчиво — но зачем, если по выходе из театра ты пританцовываешь, душа поёт, а сердце — пламенный мотор?

 

Мюзикл-детектив. Почти нетронутый жанр в рамках мирового театра. Будем честны: и в «Воротах» дедуктивный метод хоть и присутствует в сюжете ежеминутно, но является далеко не главным элементом. Чего уж душой кривить: «Пляшущие человечки» — ну вообще не самый драйвовый, наполненный сюжетными поворотами и неожиданностями роман Дойла. Писатель лишает нас возможности гадать, кто же из присутствующих является преступником — злодей вводится в действо извне, в финале, когда Холмс расшифровывает загадочные послания, в котором буквами являются они — пляшущие человечки.

 

И потому Розовский сотоварищи сделали отличный ход: на передовую выведены взаимоотношения людей, их чувства, любовь и ненависть. Вот ещё б побольше спетости романтическим дуэтам Кьюбита и Илси… Ах, мечты, мечты… Но каков Аб Слени, бандит из Чикаго, а?! (И сразу поаплодирую чудеснейшему музыкальному номеру, демонстрирующему контраст между тихим Норфолком и бурлящим Чикаго! Ну здорово же!)

 

А что Холмс? Тут тоже интересно. Я всегда говорю, что нереально сложно ставить материал, в подкорку въевшийся публике. И ладно был бы только неповторимый Холмс Ливанова — тут ещё и бомбический персонаж Камбербэтча подкрался и портит кровь. Так что правильней: искать новое или же идти, на радость зрителям, по проторенной дорожке?

 

Розовский поступил мудрее. Он изобрёл своего Шерлока, ни внешне, ни внутренне не похожего на предшественников. Этот Холмс, представляете, даже не носит двукозырку, щеголяя в цилиндре! Да, он играет на скрипке и курит трубку, но в то время, когда не работает над очередным делом, он вполне себе адекватная личность, которая может себе позволить и посмеяться, и подурачиться, и просто быть человеком — таким, как все. А вот когда приходит время работать — Шерлок «окукливается», закрывается от внешнего мира и мыслит. Всё равно он горяч и порывист внутри — как он корит себя за гибель Кьюбита, вы б видели… Но до того момента, как дело объявляется закрытым, Холмс — что та льдина.

 

Хилтон Кьюбит - Станислав Федорчук, Илси - Наталья Корецкая (фото Михаила Брацило)
Хилтон Кьюбит — Станислав Федорчук, Илси — Наталья Корецкая (фото Михаила Брацило)

Да, вот вам уникальный Холмс местного разлива и неповторимый Ватсон, гуляка и шалопай, любимец женщин… Но что же такого придумал Розовский, что публика принимает новинки, не отторгая непривычное в жажде лицезрения любимых образов? А он щедрой рукой рассыпает по сюжету намёки и аллюзии на «классические» и не очень «холмсопостановки». Вот — инспектор Мартин, задумавшись, напевает впитанный с молоком матери лейтмотив из сериала Игоря Масленникова с Ливановым и Соломиным. Вот — Холмс, «дедуктируя», перемещает в пространстве руками воображаемые элементы расследования, как персонаж Камбербэтча. А вот — заставившая зал грохнуть во взрыве хохота шутка, построенная на фразе «Овсянка, сэр!»

 

Мы видим новое, то тут, то там, выхватывая отзвуки старого. У нас эдакий театральный квест — и он поглощает с головой. И это здорово.

 

Юмор. Да, будут кое-где шуточки, которые заставят пожать плечами и задуматься, нужно ли было вообще вставлять эту фразу в спектакль. Но в целом — и тут «Плящущие человечки» не подвелись. И очень хорош, как по мне, актуальный гэг с расписанием поездов. Он и сам по себе вызывает хихиканье в зале, но добивка, основанная на новости о недавнем переименовании столицы одного дружественного государства, была отдельной вишенкой на торте.

 

Вообще, знаете, какой самый простой, элементарный, но значимый показатель того, что спектакль удался? Вот если вам ни разу не захотелось нажать на кнопку перемотки, если действие захватило вас по ушки, и вы не отвлекались от сцены ни на секунду — всё. Сложилось. Срослось. Постановка родилась — и здравствует.

 

Именно так и случилось со мной на «Пляшущих человечках». Они влюбили меня в себя, они сделали три часа, которые я провела в театре, праздником. И я б, честное слово, посмотрела этот мюзикл повторно. И с удовольствием.

 

Ещё б вырезали коротенькую фразу Холмса — мол, я этих нарисованных человечков оживил, и вот они теперь танцуют тут вокруг нас для наглядности. Не надо. Зря. Мы два акта любуемся воспоминаниями, представлениями и глюками персонажей — так что воображаемые человечки, которые безо всяких пояснений сошли с листа и пустились в пляс, были б совершенно в струю. А фраза об оживлении — упрощает. Может, вымараем, а, пока не поздно?.. Сохраним стилистику?

 

Фото Елены Лапиной
Фото Елены Лапиной

Итак, что мы имеем. Великолепную «картинку»: декорации, видеопроекции, костюмы… Милые мелодии. Качественную хореографию (и, да, артисты «Ворот» с ней неплохо справляются). Отличных актёров, которые вдаряют по драматической составляющей и заставляют забыть, что они, так-то, и не поют… Шикарное настроение и душу постановки. И вот это всё ударно перевешивает объективные минусы спектакля и делает «Пляшущих человечков» ещё одной удачной премьерой текущего сезона.

 

И — самая крутая, на моей памяти, финальная песня. «Вечно только то, что человечно». Но не в тексте и не в музыке сила этой вещи. Если труппа продолжит так безбашенно колбаситься на поклонах, если это не просто премьерный раж, а удастся сохранить настроение концовки и в дальнейшем, спектаклю однозначно гарантирован успех. Потому что после подобного невозможно выйти из зала в полном равнодушии — даже если весь мюзикл вы зевали и рассматривали светильники на потолке. Потому что как с первого такта ощущаешь себя частью происходящего — так потом и ходишь, храня тепло в сердце, а мелодию финалки — в голове. Сохраните это! Прошу!

 

Напоследок — артисты, игравшие в тот день, когда в театр пришла я (знающие люди подсказали, что другой состав творит абсолютно иной спектакль, так что тут ещё и на вкус и цвет выбрать можно).

 

Шерлок Холмс, знаменитый сыщик — Константин Иванов
Ватсон, доктор, его друг — Никита Заболотный
Хилтон Кьюбит — Станислав Федорчук
Илси, его жена — Наталья Корецкая
Слени, чикагский бандит — Вячеслав Пронин
Инспектор Мартин, полицейский Норфолка — Юрий Голубцов
Сондерс, горничная — Екатерина Васильева
Миссис Кинг, кухарка — Ирина Морозова

 

Мои отдельные респекты — двум людям в начале списка (Иванов-Заболотный) и парочке в его конце (Васильева-Морозова). Но тут тот случай, когда полюбились все.

 

Резюмирую длинный текст сей. Эскапада Розовского, безусловно, удалась. Что касается вокала, то я верю в волшебство хормейстера Екатерины Гусар — пусть время и ударная работа вылечат сей недуг. Хоть чуть-чуть. Остальные шероховатости пройдут — премьера прощает многое.

 

Но уже сейчас «Пляшущие человечки» — отличный спектакль, который можно и нужно смотреть. Хотя бы для того, чтобы быть в курсе, какими путями движется отечественный мюзикл в наши дни. А Розовский знает ну очень интересные театральные дороги!

 

Ирина Мишина специально для Musecube
Фотографии предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.