Гришковец - афишаПрохладный, дождливый вечер пятницы. Сегодня, 11 Октября, на сцене Театрального центра СТД РФ Евгений Гришковец впервые исполнит спектакль с антрактом. Позже, в 19:10 Евгений признается залу, что сам не знает сколько спектакль продлится.

 

Евгений Гришковец написал толстую и красивую книгу о себе и своей жизни «Театр отчаяния. Отчаянный театр». «Предисловие» — спектакль, задуманный как предисловие к книге. Во вступительной речи, Евгений настойчиво просил зал отключить телефоны и сохранять тишину, ибо будет вестись запись. Подытожил он фразой: «Ваши аплодисменты, ваш смех, они останутся в записи, как и ваше молчание.».

 

В первом акте, Евгений рассказал нам о том, как случайно попал на индийский фильм, случайно услышал индийскую песню и как она затронула что-то в его душе. Он не мог эту песню забыть, долго искал ее название, а когда нашел, захотел узнать о чем она. В то время, было трудно найти композицию из фильма, название которого ты не знаешь. Для меня, сидящей в кресле последнего ряда, не составило труда включить Shazam и найти её в течение 2 минут. «Mohan Kannan — Panchi ud gaya» — оказалась про глупое яблоко, которое куда-то укатилось. «Да ведь это про мою жизнь!» — воскликнул Евгений.

 

И правда, Евгений Гришковец, родившийся в городе Кемерово, в Сибири, еще долго метался и не находил свое место. В детстве он увлекся чтением и жадно вчитывался в приключенческие романы. В юности влюбился в пантомиму и овладел ею в совершенстве. Его жизнь всегда была связана с искусством, но в молодости он еще не понимал как именно способен он творить.

 

В детстве Евгений осознал, что не любит оперу и балет. «Если не знать о чем балет, невозможно догадаться о чем они пляшут» — произнес Евгений со сцены. Первое его настоящее знакомство с театром было на его любимой пьесе Горького «На дне». Актеры сыграли ужасно и молодой Евгений разочаровался в актерской игре: «Даже вода плохо играла водку».

Гришковец - обложка

Евгению было семь лет, когда он осознал непостижимость жизни и неотвратимость смерти. Мячиком он убивал муравьев ради забавы, когда к нему подошел его отец. «Женя, каждый муравей неповторим и смерть его непоправима» — сказал маленькому Евгению его отец Валерий. И в маленьком уме появилась мысль о том, что умрет бабушка, и родители, и когда-нибудь он сам.

 

Во время спектакля человек в зале уснул, на что Гришковец со сцены произнес: «К сожалению, вы пропустили тему про муравья, эх.». А после мы увидели архивное видео про  16-ти летнего Евгения, снятое на пленку его товарищем. В кадре симпатичный и задумчивый юноша томно смотрел в камеру и прогуливался по Кемерово в модных сапогах.

 

«И меня всего такого успешного и пластичного забрали в армию..» — этой фразой Евгений начал рассказ о тяжелом и унизительном периоде его жизни. Первые полгода службы, Гришковец провёл в школе оружия на острове Русский. О тех событиях Евгений говорил предельно серьезно: «Унижения не нужны человеку. Они ломают что-то в тебе и ты живешь с переломами». Зрительный зал искренне сочувствовал Гришковцу в тяжелые периоды его жизни, а во время веселых историй, заливисто хохотал. Мы узнали о том, как Евгений чуть не лишился указательного пальца в обмен на год службы, как работал статуей в центре Берлина, как случайно получил руководящую должность в театре и как был унижен московскими аферистами.

 

Первый в жизни Евгения антракт случился около 21:30. Весь спектакль шла запись и так страшно было случайно кашлянуть или издать иной звук, особенно после вступления Евгения, в котором он так просил о тишине. В антракте зал опустел, все принялись включать мобильные телефоны, проверять уведомления. Второй акт был короче и подытожил первый. После долгих метаний, блужданий вокруг театра, отрицания его в качестве призвания, Евгений наконец смирился и нашел в нем свое место. «Я говорю о пережитом, а не о прошлом.» — в этом и заключается дар и талант Гришковца. Он осознал его в тот момент, когда решившись покончить с театром, дал последний спектакль для своих земляков в той манере, в какой мы привыкли видеть его на сцене сегодня. Каждый видит в нем себя, каждому близко то, о чем он говорит. Потому и книга «Театр отчаяния. Отчаянный театр.» написана от первого лица: чтобы каждый смог примерить на себя эту жизнь, простую и сложную, детскую, юную и взрослую.

 

В конце он исполнил пантомиму и снова оказался юным собой, пластичным и завораживающим. Зал аплодировал без остановки.

 

 

Лилия Лиса специально для Musecube

В репортаже использованы фотографии Елизаветы Королевой с показа спектакля 11.05.2018

Полностью альбом с фотографиями можно посмотреть здесь

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.