нотр дам де париВ октябре в Москве вновь заговорили о Соборе Парижской Богоматери. Правда, в отличие от апреля, когда главной темой стал страшный пожар, уничтоживший значительную часть крыши древнего собора, нынешний повод вспомнить о храме был очень даже радостным. До Москвы доехала французская версия мюзикла «Notre-Dame de Paris». Шесть показов мюзикла пройдут 16-21 октября в Государственном Кремлёвском дворце.

 

Это – реинкарнация оригинального спектакля по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Впервые легендарный французско-канадский мюзикл Риккардо Коччанте и Люка Пламондона был поставлен в Париже в 1998 году. Постановку ждал оглушительный успех. После этого спектакль был выпущен в разных странах на 9 языках, в том числе на русском – любители помнят, что пробиться на него в Театр Оперетты было очень непросто.

 

И вот в 2016 году создатели решили возобновить оригинальную версию постановки мюзикла. Конечно, этот уже не тот Нотр-Дам. Из золотого состава в мюзикле остался лишь Даниэль Лавуа. Конечно, на 35-летнего (согласно Гюго) Фролло он мало похож, но голос искупает всё. Остальные партии исполняют новые, молодые певцы, причем из разных стран: ливанка Хиба Таваджи (Эсмеральда), канадец Ришар Шарест (Гренгуар), а также итальянцы Джанмарко Скьяретти (Феб) и Анджело дель Веккьо (Квазимодо). Последний кстати, хрипотцой в голосе удивительно напоминает Гару. Их имена вряд ли известны российскому зрителю, но оригинал есть оригинал – поют они идеально, как на студийной записи. И это не к тому, что возникают сомнения, будто солисты открывают рот под фонограмму. Абсолютно нет. Это о том, что даже самым топовым московским и питерским мюзиклам (не говоря уже про региональные) очень сложно похвастаться таким составом, где абсолютно каждый вокально безупречен.

Оригинальная версия мюзикла включает в себя 200 тонн декораций, а ведь так и не скажешь. Главная декорация – стена одного из самых узнаваемых символов столицы Франции – Собора Парижской Богоматери (впрочем, столбы с горгульями и колокола – на месте). И вот на этой почти пустой сцене команде мюзикла удаётся создать нечто невообразимое. Солисты не играют – они живут. Балет при этом не уступает солистам в актёрском мастерстве. Это не просто подтанцовка – это полноценные действующие лица спектакля. хаотичная ломаная хореография «Нотр-Дама» отлично передаёт бурю страстей, происходящих на сцене. А дополняют картину акробаты, которыеползают по всем имеющимся в спектакле горизонтальным, вертикальным и прочим поверхностям, иногда без страховки.Когда на сцене нет дорогущих декораций, красивых костюмов, кучи спецэффектов, но всё смотрится на едином дыхании – это дорогого стоит.

 

В постановке нет разговорных диалогов, а без них понять мюзикл на чужом языке становится ещё проще. А уж то, что происходит в легендарной «Belle», признанной лучшей песней XX века во Франции и лучшей песней десятилетия в России, понятно без всяких слов. Так что экраны с подстрочным переводом, которые повесили в ГКД, оказались не очень-то и нужны. Впрочем, если всё-таки обратить на них внимание, то можно понять, что перевод Юлия Кима, к которому привыкли в России, гораздо более лирический и возвышенный, чем тексты оригинала. Ким довольно аккуратно обошёл моменты, в которых говорится про похоть и вожделение, и несколько сместил акценты, за что в своё время получил порцию критики. Так что возможность посмотреть оригинальную версию в этом смысле для ценителей жанра в России – настоящий подарок.

 

Финальным сюрпризом стало появление на сцене автора музыки – Риккардо Коччанте. Поблагодарив зрителей, он сказал, что самым главным словом в жизни, по его мнению, является слово «любовь» и напел пару строчек про это прекрасное чувство из арии «Vivre». А зал в ответ запел на поклонах «Пору соборов кафедральных» на французском.

 

 

Надежда Веселова специально для Musecube

Фотографии Ольги Кузякиной можно посмотреть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.