Артиста Романа Графова знают и любят все любители мюзиклов: особую популярность ему, бесспорно, принесло участие в «Бале вампиров», но, кроме этого спектакля, Роман имеет весомый опыт работы в рамках жанра. Даже находясь на гастролях, Роман сумел выделить время на беседу – благо, интернет-технологии позволяют преодолеть любые расстояния.

 

— Роман, спасибо за то, что выкроили минутку в вашем гастрольном графике. Давайте, наверное, с этого и начнём. Расскажите, где вы сейчас и чем занимаетесь.

 

— Мы сейчас находимся в Крыму, в городе Ялте с Ильёй Авербухом и нашим ледовым мюзиклом «Ромео и Джульетта». Я буду здесь до 29 сентября, но прилечу ещё в конце августа в Москву, там будут съёмки одного проекта… Пускай его название пока останется тайной.

 

— Я думаю, мы скоро об этом узнаем. Близится начало нового театрального сезона. В каких спектаклях мы вас увидим? В октябре стартует блок рок-оперы «Преступление и наказание» в Театре мюзикла, а где ещё вас ждать?

 

— «Дом 19|07» планирует продолжить своё существование.

 

— Именно вторая часть? «Дом 19|07. Начало»?

 

— Вторая часть точно, а первая часть… Вроде как, будет её переосмысление. За неё возьмётся наш режиссёр Артём Станиславович Каграманян, он её перелопатит, чтобы она была ещё лучше, ещё логичнее, человечнее. Тут, как говорится, за одну ниточку потянешь – придётся переделывать всё. Поэтому, я думаю, он серьёзно этим займётся.

 

И вы продолжите участие в проектах Авербуха, вероятно?

 

— У Авербуха планируется пара новых новогодних постановок, которые в следующем году тоже поедут на гастроли – одна в Сочи, другая в Крым. Пока более точных деталей не знаю.

 

— Есть ли какие-то новости о концертных выступлениях?

 

— Думаю, и концерт сделаем обязательно. Если успею всё организовать, наверное, получится в ноябре. Надеюсь, что одна песня скоро выйдет – она уже записана, надо клавиши дописать. Это старая авторская песня, «Я научусь летать», которую некоторые уже слышали на концертах, но в новой – фортепианной — версии, которую я изначально хотел сделать.

 

— Давайте теперь поговорим об одном из моих любимых мюзиклов — «Алых парусах», которые снова покажутся на нашем горизонте 26 и 27 октября в КЦ «Москвич», и мы вас в этом спектакле тоже должны увидеть. Я считаю, вам крупно везёт, ведь вы там играете любимца всей женской аудитории, Меннерса-младшего, и исполняете одну из лучших и самых проникновенных арий. И у меня первый вопрос. Вы же из числа, скажем так, новичков – тех, кто влился в возобновлённую версию в прошлом году (а ведь труппа может похвастаться несколькими артистами, работающими в «Алых парусах» ещё с первой, «стимпанковой» версии). Вы до того, как пошли на кастинг, сам спектакль видели?

 

— Знаете, нет, не видел. Так случилось, что, когда «Алые паруса» ставились впервые, я вообще особенно не интересовался мюзиклами, и я только второй год учился в Москве, пытался как-то обжиться, найти работу – я уже начинал работать по профессии. Было плотно с учёбой, и тогда, на втором курсе, я только-только познакомился с человеком, который погрузил меня в мир театра и мюзикла. Это Елена Михайловна Стефанко, педагог по актёрскому мастерству и сценической речи, она работает у Калягина, и на тот момент она пришла к нам в Гнесинку. На втором курсе она преподавала сценречь, а на третий и четвёртый мы её оставили как педагога по актёрскому мастерству. То есть, всем курсом написали заявление, что хотим, чтобы именно она нам преподавала этот предмет.

 

Елена Михайловна в своё время закончила «Щуку», и в Гнесинке мы с ней такой краткий экскурс в культуру Щукинского театрального училища совершили. И за то время, пока мы с ней учились, она нас водила на очень большое количество спектаклей, мюзиклов, и всё это закончилось тем, что с нашего курса сразу три человека поступили в ГИТИС, и ещё некоторые — в течение следующих нескольких лет.

 

— В том числе и вы, насколько я понимаю?

 

— Да, я был в числе тех первых трёх. Собственно, потому до второго курса я и не знал толком о существовании такого жанра, и первым мюзиклом, на который Елена Михайловна нас сводила, был «Монте-Кристо». Потом был мюзикл «Продюсеры» и другие, но, к сожалению, до «Алых парусов» я не добрался. Хотя, когда спектакль возобновили в 2015-м году, у нас параллельно шёл мюзикл «Однажды в Одессе», в котором я уже работал. Но там была плотная занятость, не получилось найти время, чтобы сходить на «Алые паруса».

 

Так что мюзикл я не видел, но когда-то давно, разумеется, читал само произведение Грина. А на кастинг меня позвал Андрюха Школдыченко. Говорит: «Сходи, мало ли. Я пойду – и ты со мной тоже». А кастинг был в прошлом году прямо перед моим отъездом из Москвы в Сочи с Авербухом. И времени вообще не было, но в итоге я договорился, приехал, прослушался, и, вроде, мне сказали, что взяли в спектакль. Потом был ещё один итоговый кастинг – уже в октябре, по приезде, — на котором сделали финальный отбор. И я прошёл, чему несказанно рад.

 

Потом я уже более плотно познакомился с материалом, посмотрел, что есть что уже со своей точки зрения, затем началась работа над возобновлением спектакля. Послушал, что говорит режиссёр наш, Светлана Горшкова, послушал, что говорят коллеги.

 

Кстати, было очень приятное, яркое знакомство – с моей матерью по спектаклю, Ксюшей Кастор. Она очень талантливая, яркая актриса. С ней очень круто играть. Нет, играть, на самом деле, со всеми здорово, со всеми по-своему, но с ней мы подружились очень сильно. Классный тандем у нас получился с Андрюхой Школдыченко. Сцена в тюрьме – это такое вытягивание эмоций друг у друга.

 

Маша Иващенко и Ванька Коряковский – они меня сильно поддержали, как «старички», которые работали во всех версиях, с несколькими режиссёрами, которые этот материал со всех сторон обмозговали. Они очень сильно помогли мне в плане осознания того, что вообще происходит, какая мотивация у персонажа.

 

Этот персонаж, которого я играю – Меннерс-младший…

 

— Вот как раз хотела о нём спросить.

 

Роман Графов в мюзикле "Алые паруса"
Роман Графов в мюзикле «Алые паруса»

— Когда я посмотрел видео прошлых постановок, понял, что я удачно попал. (Смеётся) Меннерс — это тот персонаж, который больше всех меняется за время спектакля. Он и себя осмысляет, и поступки остальных переосмысляет, и изменяется за счёт этого, и делает выбор в конце – конечно, очень сильно выглядит, когда он благородно отпускает Ассоль, чтобы она была счастлива. В этот момент он думает не о себе, а о ней, понимает, что она не сумасшедшая, а что это все вокруг неё сумасшедшие, не верящие в то чудо, которое может произойти. И Меннерс сам начинает в это верить, поэтому поднимается на маяк.

 

— Возносится над собой прежним? Становится выше себя былого?

 

— Нет, в этом нет ничего надменного. Меннерс понимает, почему Ассоль там была, на этом маяке. Общество, в котором он жил, задавало определённые рамки, границы, которые он принимал, чтобы просто существовать в этом же обществе и, тем более, в нём как-то доминировать. Он другой жизни не знал. Но чувства, искренность – они, в итоге, очищают. И когда Меннерс видит эту настоящую любовь, любовь Ассоль к «призрачному» капитану Грею, который оказался совсем не призрачным, он меняется.

 

Существуют, конечно, нюансы в трактовке мюзикла. Меннерс-то проявляется, как персонаж, а Грею особенно развернуться негде. Вот вы говорите – «любимчик женской аудитории», а многие задумываются, почему Ассоль выбирает Грея а не Меннерса…

 

— У Меннерса же есть очень яркий эпизод – когда он поднимает руку на мать. Как вы говорите, и режиссёр что-то трактует, и артисты, и зрители трактуют. Вот я, как зритель, для себя трактую, что, если бы Ассоль вдруг осталась с Меннерсом, то и с ней бы он обращался точно так же, как с матерью, потому что ему не было бы причин меняться.

 

— То, что он на мать руку поднимает – это, опять же, тень общества, в котором он существует. Если Меннерс проявит слабость, его заклюют. Он ведь понимает внутри себя, что он тоже не такой, как все. И что он достоин чего-то большего. У него есть амбиции. По поводу матери… Это с детства, наверное.

 

— Он видел отношение отца.

 

— Да, и для него это, в принципе, было нормальным. Хотя, когда он бьёт мать, он пугается и убегает от неё – потому что он осознал, что сделал ей очень больно, а она опять бросается к нему, и у Меннерса возникает диссонанс: почему она меня всё равно любит? Он и понимает, и не понимает, отчего так, и это всё у него внутри кипит, бурлит и смешивается, и в этой большой неразберихе он пытается весь спектакль разобраться в себе и в окружающих — кто чего стоит в этой жизни?

 

В мюзикле много подтекстов, которые сходу, может быть, непонятны, и там есть большой пласт актуального – например, общество, навязывающее определённые каноны поведения и существования (если все живут так, то и я должен жить так), общество, накладывающее штампы, что хорошо и что плохо – а не всегда штампы соответствуют действительности. Не зря же почти у всех персонажей одинаковые костюмы и грим (но при этом определённые герои выделяются). Потому что кто-то привык, кто-то перестал ждать, кто-то смирился с той судьбой, которая уготована, а кто-то – как Ассоль, как Меннерс и, наверное, как Грей (хотя он приплывает совершенно другой, не как все, у него иные и образ, и поведение — но он тоже искал, не сдался). А все остальные – они ведь так же когда-то кого-то ждали, но потеряли веру, и из-за этого такая жизнь. Из-за этого нет веры в чудо.

 

Роман Графов в мюзикле "Алые паруса"
Роман Графов в мюзикле «Алые паруса»

Всё, что у нас есть, это вера во что-что. Кто-то ударяется в религию, кто-то просто считает, что что-то должно быть, какая-то сила, которая ведёт человека, направляет его, помогает ему. Даже если нечто не очень хорошее происходит в жизни, есть вера, что это специально так дано, чтобы направить на правильный путь, на твой путь.

 

Как раз с Ассоль и Меннерсом так случилось. Казалось бы, всё идёт не туда, всё не так должно быть. Они могут и вместе остаться, и обрести счастье. А Ассоль верила, что, нет, есть такой Грей, он приплывёт и заберёт меня. Казалось бы, нелогичными путями – но к этому финалу всё и привело.

 

— Я очень люблю этот спектакль за то, что в нём очень много моментов, цепляющих за душу и каких-то… правильных. Правильно сделанных. Сколько раз «Алые паруса» смотришь, столько раз эти моменты дают верные, настоящие ощущения, эмоции и мысли.

 

— Да, они такие, очень глубокие, неподдельные. Это сложно показать как-то, это нужно пережить, прочувствовать, наверное, тогда и зритель что-то поймёт.

 

Будем ждать мюзикл, потому что я соскучился по этому спектаклю, по музыкальному материалу, по своим друзьям-коллегам. Надеюсь, что новый сезон принесёт новые эмоции и новых поклонников этого мюзикла.

 

— И лично артиста Романа Графова.

 

(смеётся) Я только за, но я же не навязываюсь людям. Добрей, что ли, надо быть.

 

Спасибо Роману за интересный диалог и откровенность. Искренне желаем множества новых интересных проектов. Будем следить за афишей и – увидимся в театре!

 

Ирина Мишина специально для MUSECUBE
Фотографии предоставлены АНО «Музыкальное сердце театра»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.