МаскарадМаскарад

Центр им Мейерхольда
Режиссер:Михаил УГАРОВ
Хореограф: Иван ЕСТЕГНЕЕВ
Композиторы: Дмитрий ВЛАСИК Иван БУШУЕВ
Исполнители: Артем ГРИГОРЬЕВ Игорь СТАМ Евдокия ГЕРМАНОВА Владимир БАГРАМОВ Анна КОТОВА-ДЕРЯБИНА Станислав РУМЯНЦЕВ Василий БРИЧЕНКО Елизавета РЫЖИХ

Постановщики всех рангов и мастей не одну пару конверсов истоптали в поисках героев для новой драмы. Простые простаки без простаты уже не собирают полных залов сочувствующих. Техничная жизнь сантехника вызывает все меньше графоманских откликов в ЖЖ и на фейсбуке. В поисках новых конфликтов театр все чаще обращается к проверенным старым.

Когда 1.5 года назад в ЦДР на Беговой возникла идея мастерской на тему актуализации классики, надо было предполагать развитие волны повышенного интереса к этой теме. К сожалению, в полноценную постановку их тех читок превратилась только одна. К счастью, это был текст Михаила Угарова по лермонтовскому Маскараду. pr

Это не тот спектакль, посмотрев который, можно не читать оригинал. МаскарадМаскарад походит на Лермонтова, но также — на Дурненкова, или Пресняковых, или того же Угарова времен «Смерти Ильи Ильича». Иными словами, Арбенин и Звездич узнаваемы в героях Стама и Григорьева, но акценты взаимоотношений настолько смещены в типичные для новой драмы плоскости, что пьесу запросто можно ставить в каком-нибудь современном театре с беспорядочно сваленными венскими стульями вместо декораций и в сопровождении авангардистского звукоряда авторства Власика и Бушуева. Именно в таком виде она и идет на сцене ЦИМа.

Приятным сюрпризом стало участие Евдокии Германовой, периодически отсвечивающей дитриховским профилем во время монологов про испепеляющее желание, заставляющее соблазнять сыновей подруг и ходить за свежими матросами в порт. Но «мужская» линия, как и у Лермонтова, все равно превалирующая и мощная. Истратив все режиссерское кокетство на странные пластические вставки, максимально прозрачно напоминающие немецкие фильмы не требующие перевода, устами главных героев Угаров манифестирует все, о чем хотел высказаться.

Вынужденные существовать в 21 веке, Арбенин и Звездич ведут практически тарантиновские диалоги про уместность употребления выражения «ебать-колотить» и необходимость сохранять связи между вещами. Герои не противостоят друг другу, скорее вынуждены существовать в сходных обстоятельствах, являясь «переменными-атрибутами абстрактной системы». Алексей/Арбенин в этой системе просто не может не убить Нину, а Нина, в свою очередь, не может назвать его своим убийцей, оставляя эту функцию Богу. В таком контексте все происходящее выглядит не столько драмой, сколько хроникой, за которой остается только наблюдать. Зачем конкретно вам стоит этим заняться? Не по какой-то одной причине — по всем причинам сразу.

Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE

Фотооотчет Дмитрия Петрова смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.