С чего бы начать? Наверное, с маленькой ремарки. «Хищники» – это не мюзикл, а музыкально-драматический спектакль, потому как драматического компонента здесь ощутимо больше, а музыкальный, в свою очередь, сводится в основном к старинным русским романсам Глинки, Гурилёва, Рубинштейна, которые душевными вставками вплетаются в канву повествования. Надо сказать, что такая пропорция пошла спектаклю на пользу, хотя бы потому, что мрачный сюжет произведения едва ли располагает к лирическим ариям и романтическим дуэтам.

 

Действие начинается с того, что в свою усадьбу после двухлетней отлучки возвращается хозяин, граф Алексей Карнеев (он же Игорь Балалаев), мягкий и слабый характером субъект с «посаженной» печенью. Недолго думая, заскучавший от безделья граф пишет старому приятелю, следователю Сергею Петровичу Зиновьеву (Иван Ожогин), чтобы тот немедленно приехал навестить его. Карнеев всячески старается расположить Зиновьева к себе, ищет дружеских с ним отношений, но тот, несмотря на внешнюю приязнь, в глубине души презирает графа за пьянство и порочное влечение к молоденьким и привлекательным женщинам.

 

Приезд следователя, в конечном итоге, обернулся знатной попойкой. Собственно, редко какая встреча Карнеева и Зиновьева не обходилась без крепкого алкоголя и цыганского табора, за которым то и дело посылал Карнеев. Главные герои выпивают настолько часто и смачно, что люди в зрительном зале уже откровенно смеются. Знаете, картинка смешная, а ситуация страшная. Граф спивается на глазах у Зиновьева, а тот не просто потакает ему в этом деле, но и подстёгивает пить ещё больше. Сергей Петрович равнодушно наблюдает за тем, как человек опускается всё ниже и ниже, и не испытывает по этому поводу ни малейшего сожаления.

 

Но это полбеды. Было кое-что ещё. Объезжая графские владения, приятели попали в грозу, которую было решено переждать в домике у лесничего. Самого лесничего зрители не увидят — у бедняги помутился рассудок, так что создатели спектакля пошли на компромисс и изъяли персонажа, впрочем, как и многих других действующих лиц повести Чехова «Драма на охоте». Вместо этого досуг трёх одиноких мужчин (дело в том, что за Карнеевым увязался его управляющий, Пётр Егорович Урбенин, уже пожилой мужчина лет пятидесяти) скрасит дочь лесничего, Ольга (Наталия Быстрова), белокурая красавица в красном платье. Именно что в красном — то цвет опасности, цвет крови, которой суждено пролиться и обагрить руки Зиновьева.

 

Дальнейшие события в большинстве своём развиваются в соответствии с содержанием повести и довольно точным сохранением диалогов и основных сюжетных линий. Вопрос с декорациями решён максимально просто и, что называется, практично. Мобильные колонны, устанавливаемые под разными углами, заполняют пространство сцены и легко перемещают зрителей между локациями.

 

«Люблю». Как много раз со сцены звучит это, казалось бы, самое главное слово, слово, которое мечтает услышать каждый мужчина и каждая женщина, но чувство, скрытое за ним, происходит здесь совсем от иной природы, оно сбивает с толку, и лучше бы не слышать его вовсе. Едва ли кто из героев в действительности любит. Сами посудите. Граф любит выпивать и ублажать своё сладострастие, Зиновьев любит и ценит исключительно собственную свободу и независимость, Ольга совершенно искренне любит деньги, но ни один из них не любил по-человечески.

 

Даже Урбенин (Александр Пашутин) не любил: он обожал Ольгу, спору нет, но между ними не было ни намёка на взаимность. Урбенин – всё равно что эгоист; ослеплённый красотой девушки, он желал только, чтобы она безраздельно принадлежала ему одному. Пётр Егорович должен был понимать, что тем самым ставит крест на её женском счастье. Несмотря на значительную разницу в возрасте и полную финансовую зависимость, в которую он ставил свою будущую жену, Пётр Егорович женится на хорошенькой девушке, у которой за душой не было ни гроша.

 

Вольная птичка сама того не заметила, как очутилась в золотой клетке, но вместо того, чтобы стремиться к недоступной теперь свободе, она мечтает о клетке побогаче. Ольга сама признаёт, что согласилась на брак не по любви, а по расчёту, исключительно из меркантильных соображений. Нисколько не стесняясь, она принимает подарки и ухаживания графа и жалеет о том, что так продешевила: ведь она могла выйти замуж за Карнеева.

 

Роковая фраза, произнесённая Ольгой в разговоре с Зиновьевым («Как я несчастна! Не выйди я за Урбенина, я могла бы выйти теперь за графа!»), в спектакле не звучит, но она всё равно читается как бы между строк, движения испорченной женской души понятны в общем-то без слов.

 

Всегда приятно смотреть спектакль, в котором актёры подобраны со всей тщательностью. Неожиданно сложился очень органичный дуэт Ивана Ожогина и Игоря Балалаева, сыгрались два таких, казалось бы, разных артиста. Сыгрались на контрасте: бесхарактерный пьяница в исполнении Игоря Владимировича и оголённый нерв, натянутый, как струна, Иван Геннадьевич. Внушительная фигура и вкрадчивая жестикуляция придают Ожогину некоторое сходство с большим пауком в состоянии постоянного напряжения. На этом фоне Балалаев выглядит расслабленным, даже умиротворённым и снисходительным к порочным слабостям своего героя. Но только графу в голову ударяет водка, как сильные руки подхватывают девушек на плечи, а ноги пускаются в энергичный пляс.

 

Героиня Наталии Быстровой – образ наиболее противоречивый. Ольга явилась Карнееву и Зиновьему сущим ангелом, кроткой и безропотной, но в итоге обернулась расчётливой и корыстной хищницей. Столь быструю перемену можно объяснить разве лишь тем, что тёмное начало уже давно зародилось в ней, но получило выход только теперь, когда тому способствовали благоприятные средовые факторы. Именно Ольге в спектакле принадлежат самые проникновенные вокальные партии, талантливая актёрская игра Быстровой запросто вызывает у зрителей симпатию и сочувствие, но как же трудно сопереживать женщине, душа которой насквозь отравлена.

 

Особую роль авторы отвели цыганке Тине (Любовь Тихомирова), черноволосой подруге Зиновьева, она появляется в минуты его душевных метаний, появляется неожиданно, как будто яркая вспышка пробудившейся совести, говорит с ним доверительно и откровенно. Зиновьев ничего не имеет против этой близости, поскольку их связь не ставит под угрозу его личную свободу, хотя он всё же опасается, как бы какой-нибудь горячий цыган, претендующий на Тину, не перерезал ему во сне горло.

 

«Хищники» — не спектакль, но его герои — обесценивают и опошляют любовь, в их руках она становится чем-то низменным и продажным.

 

Постановка, безусловно, заслуживает внимания не одних только поклонников творчества исполнителей главных ролей, она наверняка придётся по вкусу зрителю, так сказать, со стороны, хотя бы потому, что это действительно качественный, профессионально выполненный спектакль. Тут есть, над чем посмеяться, о чём подумать. Например, о том, кто из участников драмы больший хищник: реальный убийца, спившийся ловелас или, может быть, совсем ещё юная девушка, в совершенстве овладевшая гнусным искусством манипулировать мужчинами?

 

Милена Негребецкая специально для MUSECUBE
Фотографии Наталии Моторковой (Белик) можно увидеть здесь
Фотографии Любови Гайворонской можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.