Слепота

Пресыщенного культурными событиями, балованного петербуржца, крайне сложно удивить, особенно тем, что касается театральной сцены. При довольно большом опыте экспериментов на театральных подмостках, за последний сезон каких-то особенно громких и заметных премьер поставлено не было. Ситуация штатная – несколько новаторских идей на негосударственной сцене, линейка классических спектаклей, пожалуй, всё. Но вот Илья Мощицкий ставит «Слепоту» по одноименному роману Жозе Сарамаго, и этот спектакль определенно заслуживает особого внимания.

 

Режиссер спектакля не изобретал колесо. Он просто погасил свет, и это стало той отличительной чертой, изюминкой постановки, которая привлекла внимание театралов. Многих удивило строгое правило: при входе в зрительный зал нужно сдавать мобильный телефон на хранение администратору, чтобы ничего не могло нарушить атмосферу. А как иначе, ведь оповещение на смартфоне может испортить момент.

 

Так, в помещении ничего не видно, хоть глаз коли, зрители нервно ерзают на своих местах, привыкая к новым ощущениям, по привычке озираясь по сторонам. Пока зал обосновывается в новой для себя реальности, артисты постепенно вводят в курс дела. Сюжет спектакля разворачивается в крупном городе, который накрыла необычная эпидемия – люди внезапно начинают слепнуть, и белая болезнь распространяется как ОРВИ – стоит кому-то пообщаться с заболевшим, как он тут же слепнет.

 

Правительство, испугавшись вспышки эпидемии, решает изолировать больных от общества, отказывая им в элементарном уходе и медикаментах. Боязнь быть пораженными заставляет власть идти на крайне жесткие меры, дело доходит даже до расстрела военными больных, которые пытаются покинуть зону карантина. Люди, попавшие в критическую ситуацию, начинают проявлять свою животную сущность. Самые сообразительные из них захватывают власть: под угрозой голодной смерти они грабят других и насилуют женщин. Единственная зрячая героиня в итоге приходит к выводу, что необходимо ослепнуть, чтобы проникнуть внутрь вещей.

 

Режиссер не особенно церемонится со своим зрителем – убийство, значит будут крики, выстрелы и мертвое тело, которое волокут по полу; изнасилование – значит монолог пострадавшей женщины будет звучать так, что ты вполне можешь не выдержать такого эмоционального напряжения, и, напомню, всё это в кромешной темноте. Два раза во время спектакля на несколько секунд загорается свет – как напоминание о том, что даже в самой безвыходной ситуации всегда есть выход, и не стоит опускать руки.

 

Причудливый сюжет постапокалипсиса каким-то невероятным образом умещается в рамках импровизированной сцены на нескольких метрах, где и актеры и зрители переживают единый опыт – они все связаны одной цепью, у них общая цель – пройти двухчасовой слепой путь вместе до конца. Несмотря на острые моменты в сюжете спектакля, которые провоцируют адреналин в крови подскакивать за секунду, можно сказать о том, что это не главное на чем концентрируется режиссер.

 

Илья Мощицкий, создавая непривычную атмосферу, даёт возможность каждому человеку испытать опыт, который невозможно предвосхитить в обычном состоянии. Именно в этих предлагаемых обстоятельствах зрителям и артистам предстоит лучше познать себя. Спрогнозировать поведение до начала спектакля не представляется возможным, учитывая сюжет, можно лишь предположить какая будет реакция у каждого человека. Определенно, опыт этой постановки – это эксперимент для отважных людей, которые не боятся заглянуть в своё подсознание и встретиться лицом к лицу со своими страхами.

 

Яна Квятковская специально для MUSECUBE
Фото предоставлены пресс-службой данного мероприятия

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.