Степь да степь кругом
Использовано фото с официального сайта театра

Спектакль «Проза» московского Электротеатра Станиславкий увидели в Петербурге 23 октября в рамках фестиваля «Золотая маска» на Новой сцене Александринского театра. Постановка создана на основе рассказа «Жених» Юрия Мамлеева и повести «Степь» Антона Чехова. Режиссер постановки — Владимир Раннев.
Сложной комбинацией текстов уже давно никого не удивишь, но, как правило, это тексты, объединенные общей идеей и стилистикой. На этот раз в одной постановке использованы два произведения, не имеющие, на первый взгляд, ничего общего. Однако, создатели спектакля утверждают, что между произведениями есть связь.
Два литературных произведения, написанные в разное время, похожи только реализмом и достаточно циничным отношением к человеку и его природе. «Степь» Чехова повествовательная, в ней юный Егорушка едет учиться и удивляется всему, что видит на своем первом пути. Это его попытка разобраться в природе окружающего ландшафта и людях. У Мамлеева в рассказе «Жених» цинизм, доведенный до абсурда, лежит в основе повествования. Идею рассказа автор не придумал, а взял за основу заметку в газете о том, как простая советская семья усыновила убийцу своей дочери. Первоклассница Наденька гибнет под колесами грузовика, за рулем которого сирота Ваня Гадов. Обезумевшие от горя родители решают его взять на поруки и усыновить, избавив от мучительного тюремного заключения. В благодарность своим обретенным родителям Ваня наглеет, жирнеет и превращается в домашнего тирана. Эта история напоминает детские страшилки и увлекательные расследования желтой прессы.
Сочетание двух разномастных текстов — не единственная особенность «Прозы». «Проза» в первую очередь музыкальный спектакль, основанный на хоровой опере Владимира Раннева, который выступает и в роли композитора. Степь Чехова легла на музыку, превратилась в современную оперу. «Жених» же Мамлеева стал театральным комиксом, созданным художником Мариной Алексеевой. Актеры одновременно играют Мамлеева, а поют Чехова, хотя традиционной актерской игры в спектакле немного. В спектакле задействованы как обычные актеры, так и оперные певцы.
Две истории на протяжении спектакля не пересекаются, а напоминают игру на фортепияно в четыре руки. Рассказ Мамлеева становится центром спектакля и выходит на первый план. Степь Чехова является фоном, на котором иногда фокусируется внимание зрителя.
Специально для спектакля были созданы технически сложные декорации. На сцене большая конструкция в форме куба, благодаря которой картинка, транслирующаяся на мониторе, комбинируется с актерами и декорациями. Задний план, периодически просвечивающий сквозь видео, напоминает барахолку, помещение, наполненное старым хламом, подушками. В конце спектакля задний план преображается, превращаясь в ярко-подсвеченную комнату, украшенную цветами. Перед алтарем, посвященным погибшей Наденьке, сидит Ваня Гадов и заявляет, что живет в лучшем из миров.
Изначально спектакль является провокацией. Как бы там ни было, своей цели он достигает, а именно — шокирует и запоминается. Постановка вызывает яркие эмоции, неважно отрицательные или положительные. Отрицательные – неприятие, или же эмоции от осознания абсурда, происходящего на сцене, но только на сцене ли? В общем-то постановка интуитивно или намеренно отражает действительность, или то, о чем на сцене не принято говорить. За сценой слышится классика о добром и вечном, песни о природе и зовущие голоса, а в этот момент на сцене происходит дикий и абсурдный трэш.

Галина Супрунович, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.