3J07n-cRwdI3 и 4 октября Новая сцена Александринского театра приняла на своей территории одну из самых знаменитых театральных компаний Европы – французскую «Вивариум Студио». Уже более 10 лет творческий коллектив из Франции во главе с режиссёром Филиппом Кеном удивляет зрителей своими нестандартными решениями в спектаклях, гастролируя по всему миру. «Вивариум Студио» — это лаборатория театральных инноваций, участниками которой являются талантливые художники, актёры, танцоры, музыканты, открытые для творческих экспериментов. В Россию Филипп привёз свой новый спектакль «Swamp Club» (Болотный Клуб), поставленный впервые год назад во Франции после трёхлетнего перерыва в работе. Постановка относится к категории «современное искусство», поэтому дать ей сколько-нибудь чёткое определение задача не простая. По сути, это сегодняшний взгляд режиссёра на окружающую нас действительность, которую он видит в своём уникальном ключе. При создании спектакля идейной вдохновительницей режиссёру послужила гравюра Питера Брейгеля «Терпение». Эта работа из серии «Добродетели» будоражит воображение своей пугающей откровенностью. Здесь и человек с пробоиной в спине, из которой вырывается древесный ствол, и грозный ящер с плавниками рыбы, летящий по небу, и мёртвая рыба с широко раскрытым ртом, изнутри которой выглядывает улыбающийся человек. Словом, всё в картине буквально кричит о бедственном положении земли и её обитателей. Тот же смысл улавливается в сюрреалистической постановке Филиппа Кена.

«Болотный клуб» — это импровизация актёров на заданную режиссёром тему. Современная российская публика к жанру «импровизация» относится с интересом, поскольку этот вид искусства в нашей стране начал развиваться сравнительно недавно. Публика, которая пришла на спектакль в эти дни, подобралась разношёрстная, как по возрасту, так и по настроению. И всё же, в зале был аншлаг.

Первым, что увидели российские зрители на сцене, было большое стеклянное помещение кубической формы, оборудованное под офис (кулер с водой, компьютерный стол, стулья и плакат с изображением автозаправки). Переднюю часть стеклянного куба на некоторое время закрыли матовой плёнкой от зрителей. Продвинувшись на несколько шагов вглубь зала, можно было увидеть, что помещение стоит на сваях в болоте – вероятно, символ того, что человечество погрязло в болоте собственных пороков и невежества. Справа от стеклянного куба тёмная пещера с электронным табло над входом, а за ней невысокий холм. Это основополагающие декорации в спектакле.

Свет погас, и голосовым сообщением зрителей оповестили о запрете на фото и видео съёмку на нескольких языках мира: французский, немецкий, английский, польский, русский. То, что происходило дальше, смогли оценить по достоинству лишь единицы, а именно, все, кто хорошо знаком с жанром «современное искусство» и кому доводилось ранее видеть гравюру Брейгеля «Терпение». Подавляющее большинство российских зрителей оказались, очевидно, не подготовленными к экспериментам подобного рода. Кто-то ушёл почти сразу, кто-то напряжённо всматривался в действия актёров и декорации, пытаясь осознать происходящее.

sKZartUzfbYСюжетная линия спектакля такова, что в здании «Болотного клуба» полным ходом идёт подготовка к встрече очень важных гостей. Сотрудники клуба, сидя перед ноутбуком, рассматривают 3D-модель их офиса и в режиме реального времени, добавляют либо убирают элементы, влияющие каким-то образом на качество проведения будущей встречи. Зрители видят такую же 3D проекцию на большой матовой плёнке, за которой видны лишь силуэты актёров: «Вот здесь будут стоять стулья и стол для приёма гостей, а вот здесь разместится живой оркестр. Сюда мы поставим пакеты с подарками, а в этом электронном журнале будет вся подробная информация по распорядку на каждый день». Всё, что говорили актёры на французском языке, можно было без труда понять, благодаря субтитрам на экране. Электронный журнал с распорядком дня представлял собой бегущую строку над входом в пещеру.

Главная программа «Болотного Клуба» началась, когда приехали гости, к приёму которых так долго и тщательно готовились сотрудники клуба. Стоит отметить, что «Болотный клуб» Филиппа Кена представляет собой небольшое, изолированное от внешнего мира пространство, в котором люди живут в своём собственном ритме, не обращая никакого внимания на то, что происходит вокруг них. Это группа людей, оградившихся от окружающей действительности и создавших свою уникальную систему по защите от внешнего мира. Они принимают на свою территорию лишь тех, кто, по их мнению, не представляет опасности. Их гости – молодой исландец, изучающий у себя на родине мифологических животных, девушка из Польши, приехавшая в клуб отдохнуть от городской суеты и француз-биолог. На протяжении всего спектакля они изучают территорию клуба, общаясь друг с другом, не меняя ровной, почти протестантской улыбки, и следуют программе, описанной в электронном журнале. Всю дорогу их неизменно сопровождают служители клуба и гигантский крот, являющийся постоянным обитателем клубной пещеры. Продолжая удивительную экскурсию, хозяева рассказывают своим гостям, что гигантские размеры крота означают опасность, которая грозит клубу. Демонстрация его защиты также является одной из важных составляющих программы. Зрители в зале максимально вовлечены в процесс и, по сути, также становятся гостями «Болотного клуба», наблюдая за происходящим немного со стороны. Методы защиты удивляют своей оригинальностью: спрятанное в декорациях взрывное устройство, взорвавшееся в спектакле дважды за одну секунду, привело в нервное движение не на шутку перепугавшийся зал. Вслед за взрывом из-за кулис появился Робин Гуд, везущий перед собой тачку для уборки территории. Он спокойно ходил вокруг болота и убирал траву. Изумлённые зрители смотрели на происходящее со своих мест и пытались осознать происходящее. Зал зашептался после того, как дружным строем вышли все участники спектакля с палками в руках и мешками на головах, проводя, вероятно, ритуал очищения своей территории. Внезапно появившиеся из-за кулис чучела животных выносились и прятались в стеклянном кубе под рёв сирен.

На протяжении всего спектакля живой оркестр, заявленный в программе «Болотного клуба», играл «Диверсименты» Моцарта, «Девушка и Смерть» Шуберта и «Струнный квартет» Шостаковича, дополняя картину абсолютной отрешённости и отчуждённости персонажей.

Словом, жизнь в клубе – это своего рода реакция на события, происходящие в современном мире. Маленькое изолированное пространство со значительной долей безумия, попытка французского режиссёра донести до русского зрителя всю нелепость и абсурдность действий человека по отношению к самому себе и окружающей его действительности. Удачной ли оказалась эта попытка, и действительно ли такой смысл кроется в постановке, каждый зритель «Болотного Клуба» смог оценить самостоятельно.

Галина Пышнограй, специально для MUSECUBE
Фотографии предоставлены пресс-службой Александринского театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.