Маргарита 122 сентября в Мастерской Петра Фоменко давали московский шабаш в двух действиях с одним разоблачением — спектакль «Мастер и Маргарита». Но Чёрт знает, получился ли шабаш или разоблачение на самом деле.

 

«Мастер и Маргарита» — классика, театральная “лакмусовая бумажка”. Роман Булгакова любим режиссёрами, поэтому по нему интересно и удобно оценивать разный подход.

 

Спектакль начинается ещё в фойе, где непринуждённо играет оркестр “Четвертак” под управлением Жоржа Бенгальского (Дмитрия Рудкова), а продолжается текстом. Занавес опущен — в тишине звучит голос, рассказывающий, как в час небывало жаркого заката в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. Когда героев заканчивают представлять, читка замедляется как зажёванная плёнка, а потом останавливается.

 

Поднимается занавес — и теперь перед нами тусовка. Мы словно не на Патриарших прудах, а на современной вечеринке на Патриках с диджеем, шампанским, людьми, дрыгающимися под модный ритм. Герои общаются, перекрикивая этот бит. Берлиоз выглядит как богемный представитель шоу-бизнеса, который, манерно растягивая слова, поучает новичка Бездомного. И тут на вечеринку врывается Воланд (Алексей Колубков).

 

«На земле весь род людской чтит один кумир священный, он царит над всей вселенной, тот кумир — телец златой!» Под арию Мефистофеля из оперы “Фауст” появляется и сам Мефистофель в гриме Шаляпина для этой роли (нос, кустистые брови) и в шаляпинской же шубе и шапке. Он совсем не похож на того самого Воланда — полноватый, почти домашний бородатый мужчина средних лет. Он обычен, от него нет ощущения таинственности и угрозы, он больше напоминает заезжего профессора-весельчака. Но тем и интереснее. Герои садятся на скамейку, неумолимо напоминающую надгробие, и начинают традиционно рассуждать о вечном. И со временем вокруг несчастных собирается шайка Воланда во всей красе. И все они — главная движущая сила, сильные образы. Именно они здесь двигают и зажигают сюжет. Необычно, но Азазелло играет женщина, воплощая некоторое комбо Азазелло и Геллы.

 

Банда Воланда — главный акцент спектакля. Другие привычные акценты романа показаны слабее. История прокуратора Иудеи Понтия Пилата выглядит рефлексией, историей заднего плана, где Пилат как крест носит на себе Иешуа и бесконечно повторяет и повторяет свои беседы с ним. Иными получились и Мастер с Маргаритой.

 

Невозможно сыграть всю книгу, но тем интереснее смотреть, какие моменты станут самыми важными. «А люди всё те же», — жалуется нам с экранов телевизоров в фойе Воланд, прервав вечеринку, сошедшую со сцены в антракт. Мистическое, таинственное, фантастическое словно бы отодвинуто на второй план. Всё происходит как надо, но странность ситуаций не слишком важна. Сатирой и чёткими сценами обыграно именно людское: разговор на скамейке, смерть Берлиоза, Бездомный в психиатрической лечебнице, происшествие с Лиходеевым, Римским и Варенухой. А самого варьете не случилось, маэстро урезал марш.

 

Маргарита 2Развёрнутые, дословные события сменяются яркими короткими мазками, начиная со знакомства с Маргаритой. Там, где зритель обычно проникается историей Мастера и Маргариты, появляются зарисовки-фрагменты, ослепительные и быстрые, как вспышки перегорающей лампочки. Сами образы героев переосмыслены по-своему. Маргарита (Полина Агуреева) превратилась в экзальтированную состоятельную женщину, даму показной драматичности — и многие её поступки воспринимаются именно с такой позиции. Мастер почти безлик и отстранён. Главные персонажи словно перестают быть доминантой — и не выправляются до самого конца. У Маргариты есть запоминающиеся сцены: например, момент полёта по Москве и разгрома в Массолите Полина Агуреева играла на пустой тёмной сцене, аккомпанируя себе на барабанах. Но в целом, судьба этой пары становится не слишком интересной, им не сопереживаешь. Это новый ракурс, но вместе с ним теряется часть привычной основы спектакля.

 

В постановке много музыкального контраста, классика мешается с современными мотивами. Том Уэйтс, The Tiger Lillies, АукцЫон, песня “Червь-победитель” на стихи Эдгара По — всё это непривычными элементами вливается в спектакль, но встаёт на свои места.

 

Сцена и декорации напоминают вырезанную из бумаги открытку, аппликацию — яркие оттенки, символичные предметы, разноплановая картинка, выпуклые герои, которые то взлетают под потолок, нелепо дрыгая руками и ногами, то проваливаются в подпол.

 

Постановка у режиссёров и актёров Фёдора Малышева и Полины Агуреевой вышла современной, звучной, красочной. Новаторство и режиссёрские решения смотрятся интересно и одновременно вряд ли вызовут протест у любителей классического “Мастера и Маргариты”. Но спектаклю, пожалуй, не хватает острого нерва, основополагающего стержня, который есть в произведении Булгакова, — шабаш получился непринуждённей и легче, чем хотелось бы.

 

 

Евгения Смехова специально для Musecube

Фотографии предоставлены пресс-службой мастерской Петра Фоменко

Фотографы Алена Бессер и Анна Иноземцева

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.