В этом милом старом доме и смешно, и грустноК 70-летию Михаила Боярского Театр им. Ленсовета поставил пьесу классика советской драматургии Алексея Арбузова «В этом милом старом доме». Впечатления от премьеры – неоднозначные.

 

Сначала о смешном
Жанр спектакля – водевиль-мелодрама, который, как поется в известном советском киношлягере, предполагает наличие «музыки, песен, интриг и танцев», что в полной мере присутствует и в постановке Олега Левакова. Проверяйте.

 

Интрига: две бальзаковского возраста женщины, очень разные по красоте и темпераменту, встречаются в гостинице курортного города. Одна приехала навестить бывшего, а вторая – будущего мужа. К 15-й минуте сценического действия даже сидящие на галерке понимают, что речь идет об одном и том же человеке.

 

Танцы, музыка, песни – да. Маленькая ночная серенада Моцарта, неумирающий хит Михаила Боярского «Все пройдет» в живом исполнении самого же Боярского, песни фронтовых лет, музыка Евгения Стецюка в духе шлягеров 60-х, красиво поставленные вокальные и фортепианные партии в исполнении актеров спектакля. Словом, полный набор.

 

Правда, на комедийную часть жанра в значительной степени больше работают диалоги, жесты и ситуации, нежели музыкальный материал. Он, скорее, служит для поддержания романтического духа пьесы и передачи чувств героев. Впрочем, некоторые вокальные номера тоже вносят свою юморную ноту за счет многократных повторений. К примеру, хор детей Гусятникова (Всеволод Цурило), постоянно репетирующий под руководством неистового Фредерика (Иван Еремин) и доводя идею совершенства исполнения до полной нелепости.

 

Есть в пьесе и свои «гэги», как бы сказали современные сценаристы – юмористы: фразочка Мити «Я во всем согласен с Сашенькой», повторяемая так часто, что уже смешно. Или же жест «крылышками» целующихся Нины и Гусятникова, символизирующий трепетность их отношений. Или фраза героя Боярского (в пьесе – Эраст Петрович) «Ты моя первая и последняя», обращенная к сценической супруге Раисе Александровне, которую, кстати, играет супруга настоящая, она же худрук Театра им. Ленсовета, Лариса Луппиан. Биографический бэкраунд только усиливает комизм реплики Боярского в глазах петербургской публики.

 

На сем все смешное «В этом милом старом доме», пожалуй, что и заканчивается.

В этом милом старом доме и смешно, и грустно

Теперь о грустном
Мелодраматическая часть ленсоветовской премьеры по пьесе Арбузова получилась более прочувствованной, нежели комическая. То ли потому, что Мельпомена значительно больше тяготеет к петербургской сцене, чем Талия, в силу мрачного характера города. То ли с возрастом в принципе становится больше поводов для грусти, чем для радости – непонятно. Но боль в голосе блистательной героини Влады Пащенко (играет Юлию Николаевну) звучала куда убедительнее, чем радость. Игра ее партнерши по сцене, Дарьи Циберкиной (играет Нину Леонидовну), кстати, наоборот более убедительно выглядела в сценах комических, нежели любовных.

 

Впрочем, не сама история об актрисе средних лет, под влиянием порыва страсти, оставившей дом, детей и мужа, а теперь оставшейся на бобах, потому что муж нашел другую, вызывает щемящее чувство тоски и ностальгической грусти. Скорее ее вызывает пьеса, которая в современных реалиях со своими наивными героями и мелодраматическими ситуациями выглядит почти архаичной, несмотря на 3D-декорации, роскошные платья героинь, которыми бы восхитился даже законодатель моды Александр Васильев, и прекрасное техническое оснащение сцены (спасибо меценату Театра им. Ленсовета в лице «Газпрома»).

 

«Дом» с его чудаковатыми и простоватыми обитателями, который надеется уберечь юный Макар (Даниил Колотов), действительно сильно сдал и постарел. И не внешне, а внутренне. Из него ушла та эпоха и то поколение людей, о которых писал Арбузов. Практически ушла, ведь до 75-летнего юбилея Победы, накануне которой происходят все события пьесы, в наше время дожили только 75 тысяч ветеранов ВОВ. В пересчете на проценты это всего лишь 0.05% от нынешней численности населения России.

 

Ни декорации, ни игра талантливых и заслуженных актеров не могут скрыть эту грусть. И в конечном итоге получается пьеса не о семейной драме, не комедия положений, не мелодрама, где она и она решают, кто кому достанется он и даже не пресловутый водевиль. Получаются ирландские поминки по бесповоротно уходящему времени и его героям, где вместо слез принято петь песни.

 

 

Полина Жорова специально для Musecube

Фотографии Юлии Смелкиной

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.