obI41erHGjAСанкт-петербургский театр «Мастерская» закрывает свой сезон очередной премьерой: режиссер Роман Габриа поставил на малой сцене театра эпизоды из парижской эмигрантской жизни В.И Ленина и Н.К. Крупской. «Любовь и Ленин» – так называется этот спектакль, и он стал уже вторым опытом работы Габриа в «Мастерской», до этого молодой режиссер обращался к проверенному веками шекспировскому «Гамлету». Но если в «Однажды в Эльсиноре. Гамлет» Роман Габриа, несмотря на достаточно вольное обращение с текстом, берет за основу произведение с хорошо знакомым зрителям сюжетом, то в «Любовь и Ленин» открываются малоизвестные страницы жизни вождя русской революции в период его эмиграции. Именно здесь заключается главное достоинство постановки: режиссер не побоялся работать с новым, неизученным материалом. Но эта заслуга способна обернуться и главным недостатком спектакля, ведь Роман Габриа выступил не только постановщиком, но и автором текста, и сценаристом. Из-за этого временами спектакль лишен сюжетной связности, логичности повествования и аутентичности текста вековой давности.

«Любовь и Ленин» – это набор сцен из жизни мифического любовного треугольника между Лениным, Крупской и переводчицей Инессой Арманд. Создатели дали зрителям возможность окунуться в тот скромный быт, в котором пребывали Ульяновы во время жизни в Париже, понаблюдать за их ежедневными занятиями и праздниками. Приезд Горького из Италии, катание на коньках под Новый год, операция у Крупской – из этих мелких эпизодов складывается целая жизнь, обладающая своим очарованием, прелестью и горечью. По части воссоздания духа времени художник спектакля Сергей Новиков потрудился на славу: дешевые, мало меблированные, почти лишенные уюта парижские комнаты русских эмигрантов выглядят убедительно и аутентично. В них слышен звон посуды, смех, скрип пера, царит оживление и одухотворение.

MELqF2k68JgВ.И. Ульянов в точном и метком исполнении Василия Щипицына – это настоящий потомственный дворянин в должности помощника присяжного поверенного, отчаянно скучающий по Родине эмигрант, деятельный и идейный. Он пишет статьи и сочиняет речи, готовится сражаться с врагами России и мечется между любовью, страстью и долгом. О реальности его увлечения Елизаветой Арманд, известной как Инесса (Марина Даминева), среди историков ведутся споры, но в спектакле для них не остается места: слишком однозначно, порочно и довольно вульгарно трактуется их любовная связь. Она разворачивается на фоне бесконечных пикировок между Ульяновыми и Арманд на тему любви, во время которых пылкая переводчица провозглашает любовь как высшее проявление социализации и эволюции человека, выказывает свободу нравов и даже поминает новомодное течение феминизма. Герои спорят о трудах Маркса и Энгельса, рассуждают, смеются, едят, выпивают и танцуют. По большому счету, этим нехитрым занятиям посвящены все два часа спектакля.

Часть сцен не лишена изящества и юмора, например, эпизоды, связанные с появлением героя Максима Горького (Илья Борисов). Сцены, в которых лидерские позиции занимает Надежда Константиновна (Ксения Морозова), радуют актерской органикой, но при этом трактовкой образа Крупской вызывает недоумение: яркая, умная, образованная дама порой ведет себя как дорвавшийся до власти парвеню. В спектакле ее фигура, как, впрочем, и сам Ленин, начисто лишена апофеоза и апломба, а доступность и нарочитая обычность героев упрощает их образы и порождает однозначное и примитивное восприятие. Глядя на будущего лидера революции, увлекшегося красивой женщиной, с одной стороны, верится, что он совершенно такой же, как и все люди, но, с другой стороны, именно такой взгляд на эту незаурядную личность вызывает вопросы о его решительной роли в истории.

H4LRNzVLr98На этом фоне гораздо более сложной фигурой выглядит Инесса Арманд, «очаровательная, неотразимая женщина». То, что за всеми ее громкими и провокативными фразами стоит банальная любовь к мужчине, становится понятно лишь к финалу, и на протяжении двух действий ее довольно эксцентричное поведение становится той связующей нитью, объединяющей все сцены спектакля. Глядя на Арманд в исполнении Марины Даминевой, безоговорочно веришь, что такой женщиной мог увлечься любой мужчина, и чувствуешь, что значит настоящая женская притягательность и манкость. Что же, любви, как известно, все возрасты, сословия и профессии покорны, так почему же не сделать вариации на тему любви Ленина? Вот только уместна ли такая трактовка – большой вопрос, на который может себе ответить каждый зритель, пришедший на этот спектакль в «Мастерскую» уже в новом сезоне.

Елена Бачманова, специально для MUSCUBE
В репортаже использованы фотографии Театра Мастерской

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.