18 апреля Андрис Лиепа провел в Кремлёвском дворце третий вечер проекта «Автографы и имиджи», на этот раз посвящённый Вацлаву Нижинскому. Наслаждаясь дивертисментом, корреспондент Musecube пришла к неизбежному выводу, что в танцах нет ничего прекрасней летящего мужского прыжка и музыкальной выразительности.

 

Концерт приурочен к 130-летию со дня рождения легендарного танцора и хореографа, творческое наследие которого продолжает вдохновлять всё новые и новые поколения артистов.

 

Сын польских танцовщиков окончил Петербургское балетное училище (сегодня — Академия русского балета имени А. Вагановой), в 18 лет поступил в труппу Мариинского театра, где довольно скоро начал исполнять ведущие партии. После скандального увольнения приглашён Дягилевым в Париж, уже там стал по настоящему знаменитым и впервые выступил в качестве хореографа. Его называли богом танца, смущались от откровенного эротизма постановок и восхищались способностью к перевоплощению. О Нижинском известно, вроде бы, много, даже опубликованы его дневники, но исследователи до сих пор не могут договориться, что на их страницах правда, а что вымысел. У нас нет ни одной видеозаписи танца Нижинского. Любопытно, это сделано умышленно? Чтобы легенда навсегда осталась легендой? Количество мифов и реальных знаний смешано в такой коктейль, что отделить одно от другого практически невозможно. Единственный неоспоримый факт о Вацлаве Нижинском — это талант колоссального масштаба.

 

Весь вечер современные звёзды балета танцевали на сцене Кремля партии, в которых когда-то блистал Нижинский.

 

Открыли концерт представители английских театров Дарья Климентова (Английский национальный балет) и Вадим Мунтагиров (Ковент-Гарден) спектаклем «Видение розы». Это номер, где партнёр, мужчина должен перевоплотиться в аромат и душу цветка, что требует необычайной лёгкого, воздушного исполнения, и на сей раз это вполне удалось. В марте Вадим Мунтагиров получил из рук принца Чарльза престижную хореографическую награду Великобритании National Dance Awards как «Лучший танцовщик», с чем мы его от души поздравляем.

 

Продолжили артисты Большого театра Элеонора Севенард и премьер и любимец московской публики Денис Родькин па-де-де из Спящей красавицы. Кроме Большого Москву в этот вечер представлял солист театра им. Натальи Сац Павел Окунев фрагментом из балета Петрушка, который вызвал в шеститысячном зале настоящую овацию. Несмотря на то, что отрывок вырван из сюжета, Павел сумел заставить публику поверить в реальность своего тряпичного героя и в то, что им движет незримый кукловод.

 

Дальше не сцену выходили только гости: Мария Ильюшина — дебютантка Мариинки и Джулиан Маккей — солист Михайловского театра, известный широкой публике по третьему сезону Большого балета, исполнили па-де-де из «Жизели». Этот балет оказался знаковым для биографии Нижинского. Из-за «неподобающего костюма» принца Альберта (трико, которое сегодня является повседневной одеждой), танцора попросили из театра. В этот раз никакого скандала не случилось, и мы могли спокойно оценить красоту рук и линий Марии Ильюшиной, музыкальность её арабесков, додержанных до последней ноты.

 

Артистки Мариинского театра — прима Юлия Махалина и солистка Александра Иосифиди — представили фрагмент из «Весны священной». Балет, премьеру которого освистали на Елисейских полях за непонятную хореографию с дрожащими коленями, завёрнутыми стопами, бесконечными прыжками, спустя сто лет стал главным хитом на праздновании векового юбилея театра Шанзелизе. В этот вечер зрителям Кремля повезло не меньше, для нас танцевали лучшие Избранницы нашего времени.

 

Перца в лирическую и драматическую первую часть добавил Патрик де Бана своим «Разговором с Фавном». Конечно, в этом диалоге был поклон Нижинскому, но Патрика — хореографа и танцора — было больше. Об оригинальном Фавне напоминали разве что пригорок, упавшая накидка и прекрасная нимфа — Илзе Лиепа. Патрик своей неповторимой пластикой и гипнотизирующим взглядом больше напоминал кобру или демона, коварного Фауста.

 

Завершили первое отделение па-де-де из «Талисмана» Татьяна Мельник (Венгерский оперный театр) и Бруклин Мак (Вашингтонский балет). С высотой и скоростью прыжков последнего в нынешнем балетном мире может соперничать разве что Бахтияр Адамжан из «Астана Опера». Оба выступали практически друг за другом с небольшим антрактом, каждое их соло по динамике и напору сравнимо с боями быков — в самом хорошем смысле. Зал ахал от каждого взлёта и не жалел аплодисментов. Когда Нижинского просили раскрыть технику прыжка, он со свойственной простотой отвечал, что секрета нет, надо просто прыгнуть и задержаться в воздухе. В это вечер обалдевшие зрители наблюдали, как танцоры взлетали, били кабриоли, крутили туры, прыгали револьтады в несколько оборотов — в общем, много чего успевали в воздухе, а потом приземлялись с лёгкостью шёлкового платка.

 

Во второй части давали балет «Шехеразада» в исполнении артистов «Астана Опера». Роскошь костюмов и декораций, воссозданным по эскизам Бакста, слаженная работа кордебалета, утончённая красота одалисок, суровость султана, восточная томность Зобеиды (Анастасия Заклинская) и впечатляющие полёты темпераментного Золотого раба (Бахтияр Адамжан) — в спектакле было всё, чтобы привести публику в восторг. Надо отдать должное художественному руководителю Алтынай Асылмуратовой, превратившей за несколько лет неизвестный балетный коллектив, в труппу, достойную любой сцены мира. Режиссёром спектакля выступил Андрис Лиепа.

 

Весь вечер не покидало ощущение, что современный балет принадлежит мужчинам. Они ставят, руководят, блистают на сцене. После концерта можно было по памяти назвать всех танцовщиков и их роли, сказать, в чём их уникальность, чью школу и театр они представляют. Безусловно, партнёрши украшали дуэты, но запомнились разве что певучие руки Жизели и славянские безумства Избранницы. Почему? Это мастерски срежиссированный для премьеров вечер? Или новый этап развития классического танца?

 

В заключении Андрис поблагодарил публику за тёплый приём и пообещал в декабре новую встречу, посвящённую Мариусу Лиепе. Учитывая, что сейчас Андрис руководит балетом в театре им. Алишера Навои в Узбекистане, можем предполагать, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух…

 

И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель…

А.С. Пушкин

 

и Лана Кириенко-Кущенко, специально для Musecube 🙂
Фотографии Виктории Камневой можно увидеть здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.