дивныймир1В век стремительного развития технологий перед нами все чаще встает вопрос «а что же будет дальше?». Вчера человечество восхищалось книгопечатанием (хотя, возможно, не совсем вчера, а веке эдак в пятнадцатом – и это только в России), но сегодня мы уже спокойно покупаем ставшие вполне доступными очки виртуальной реальности. Нашим предкам современный образ жизни не привиделся бы даже в горячечном бреду – просто не хватило бы воображения. Но что ждет впереди тогда самих нас? Сколько теорий строили и строят на этот счет писатели-фантасты… Но можно ли называть фантастами тех, чьи пророчества постепенно, шаг за шагом сбываются?

Вечером 14 апреля двери театра «Модерн» распахнулись, чтобы явить миру «О Дивный Новый Мир». Юрий Грымов, выступая режиссером-постановщиком спектакля, рисует перед зрителем картину антиутопии, созданную Олдосом Хаксли в период так называемой Великой Депрессии. Для писателя это было гротескное отображение в чем-то возможного, но по большей части фантастического будущего Земли, противостоящего в своем избыточном довольстве разоренному обществу Америки тридцатых годов. Сегодня же мы видим нечто подозрительно близкое к нашему привычному и настоящему.

На протяжении всего спектакля сцену подобно рамке окаймляет бегущая строка. На ней – сплошь знакомые лейблы: FOX, Instagram, Netflix… И – как прародитель всего сущего и бог нового мира – Facebook, детище Цукерберга, с которого началась новая эра как для мира вполне реального, так и для вселенной, представленной нам в режиссуре Грымова. Это, к слову, одно из редких фактологических расхождений с книжным оригиналом – в 1932 году никто и не слышал о такой штуке как интернет, так что Хаксли возвел на трон божества Форда. Но спектакль живет днем сегодняшним, так что: «Во славу фейсбука и господа нашего Цукерберга!»

дивныймир2Понаблюдав некоторое время за сменяющими друг друга названиями, зритель переводит взгляд на авансцену и… переносится в инкубаторий и вместе с тем воспитательный центр, где взращиваются будущие идеальные члены идеального общества. Сначала это всего лишь яйцеклетка, потом эмбрион в бутыли, затем «начинающий» человек. Но путь любого предрешен с той секунды, как его пробирка попала на конвейер: к какой касте он будет принадлежать, как будет выглядеть, где работать и что любить… Ведь идеальному обществу и, в первую очередь, его правительству не нужны сюрпризы. «Общность. Одинаковость. Стабильность» – вот залог успеха! Но от чего приходится отказаться ради этой стабильности? Люди нового мира никогда не слышали слова «мать», забыли о Боге, не знают ни любви, ни какого-либо другого глубокого чувства, ведь им не нужны потрясения – им нужна пресловутая стабильность. Они глухи и слепы, но счастливы так, как нам и не снилось.

         «Вероятно, все правительства мира станут полностью или почти полностью тоталитарными… Разумеется новый тоталитаризм вовсе не обязан походить на старый. Управление с помощью дубинок и расстрелов, искусственно созданного голода, массового заключения в тюрьмы и массовых депортаций является не просто бесчеловечным (никто теперь особо не заботится о человечности), но и явно не эффективными, а в наш век передовой техники неэффективность и непроизводительность – это грех перед Святым Духом. В тоталитарном государстве, по-настоящему эффективном…будут править населением, состоящим из рабов, которых не надобно принуждать, ибо они любят свое рабство» (с) О. Хаксли

дивныймир3Но вот на фоне, казалось бы, утопически-идеалистической картины абсолютного счастья появляется неучтенная переменная – Дикарь, пришедший в «дивный новый мир» из отдаленной резервации. Тот, кто рос на потрепанном томике драм Шекспира, пришел к людям, отрицающим драму как таковую и глушащим любое проявление чувств, выходящее за рамки нормы, наркотиком. И когда сталкиваются миры старого и нового, чувственного и механического, разгорается неизбежный конфликт. Хотелось бы сказать, что происходит настоящий взрыв, но нет… Один в поле не воин, и Человек, требующий и отстаивающий перед лицом мира право на то, чтобы чувствовать, чтобы страдать, сгорает, раздавленный армадой неизбежного счастья. Цивилизация победила, проиграв самое важное – человечность. Существование продолжается. Общность. Одинаковость. Стабильность. Пустота.

         «Сила романа в том, что он не про Америку или Россию, а про единый мир XXI века, который практически ничего не изобрел, но изо всех сил пытается убедить сам себя, что становится умнее и лучше. По собственной воле мы погружаемся в бесконечное потребление, с легкостью отказываясь от своей свободы, от чувства любви, сильных эмоций, переживаний. И мне захотелось сделать историю, которая происходит сегодня…» – из интервью Юрия Грымова для портала «Культура.РФ»

Спектакль стал дебютом для только принявшего пост художественного руководителя театра режиссера и открыл собой новую веху в истории «Модерна». Из названия ушел «еръ» («Модернъ»), а на сцену поднялись новые актеры. Так в числе прочих в постановке приняли участие заслуженные артисты России Игорь Яцко и Анна Каменкова.

    дивныймир4Игорь Яцко воплощал яркий образ Мустафы Монда – вершины «пищевой цепочки» нового мира. Отклонения от заданного еще эмбриону алгоритма случаются даже в новом мире, и тут каждому приходится делать выбор. Монд предпочел встать во главе эшелона, стремящегося в светлое будущее, улыбаться толпе и хранить верность идеалам государства, лишь изредка вскрывая потайной сейф со старинной библией, а не отправиться в ссылку на остров вместе с прочими непокорными.

«Имей он хоть крупицу смысла, он бы понял, что наказание его является, по существу, наградой. Его ссылают на остров. То есть посылают туда, где он окажется в среде самых интересных мужчин и женщин на свете. Это все те, в ком почему-либо развилось самосознание до такой степени, что они стали непригодными к жизни в нашем обществе. Все те, кого не удовлетворяет правоверность, у кого есть свои самостоятельные взгляды. Словом, все те, кто собой что-то представляет. Я почти завидую вам…» (Главноуправитель Монд, «О дивный новый мир» О. Хаксли)

Анна Каменкова вышла на сцену в образе Линды – «Дикаря» наоборот, стандартного члена общества, оказавшегося выброшенным на долгие двадцать лет за рамки привычной цивилизации, а потом внезапно вернувшегося в него и предпочетшего утопить воспоминания в наркотической дымке. «Сомы грамм – и нету драм»…

На самом деле и Линда, и Дикарь, и Монд ярко отражают конфликт старого и нового миров. И двуличие скатывающегося в безумие Монда даже страшнее, чем отчаяние Дикаря и отречение Линды. При этом в романе не найдется столь явных отображений этого сумасшествия, как те, что добавил в образ героя Александр Яцко под руководством Юрия Грымова. И новая грань нового мира «выстрелила». Кульминацией спектакля, по сути, становится беседа Дикаря и Монда, во время которой на пределе откровенности раскрываются характеры противостоящих сторон (хотя можно ли назвать противостоянием бунт одиночки против системы?)…

дивныймир5Визуальная сторона действа, разворачивающегося на сцене, также тщательно проработана. Футуристические костюмы и декорации в холодном свете софитов отсылают зрителя к космическим сагам. Основа цветовой палитры – игра оттенков черного и белого с отдельными вспышками цветовых акцентов. На общем фоне выделяются лишь двое: Дикарь и Линда, хотя последняя, вернувшись в привычную среду, быстро потеряла пестрый окрас и индивидуальность облика.

Действующие лица и исполнители:

Линда — заслуженная артистка РСФСР Анна Каменкова

Монд — заслуженный артист России Игорь Яцко

Бернард — Виктор Потапешкин

Ленайна — Виктория Лукина

Фостер — Александр Колесников

Директор — Юрий Соколов

Джон — Александр Толмачев

Гельмгольц — Алексей Багдасаров

Фанни — Карина Жукова

Помощник Предопределителя — Максим Бранд

Доктор Шоу — Александр Жуков

Директриса крематория — Марина Дианова

Архипеснослов — заслуженный артист России Владимир Левашев

Медсестра — Валерия Королева

Раздатчик Сомы — Александр Сериков

Репортёр — Алексей Баранов

А также в спектакле заняты: Александра Богданова, Екатерина Бранд, Екатерина Васильева, Екатерина Грецова, Валерия Дмитриева, Роман Зубрилин, Евгений Казак, Виктория Коваленко, Константин Конушкин, Надежда Меньшова, Мария Орлова, Светлана Рубан.

Трошагина Варвара, специально для Musecube

Фоторепортаж Дарьи Волковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.