Вопрос жизни и смерти
Фото предоставлено организаторами спектакля

Diggraving — что это такое? Задумавшись над значением этого слова, сначала может бросить в ужас. Ведь с английского DIG – копать, а GRAVE – могила. Но смысл постановки не лежит на поверхности, хоть в дальнейшем мы и понимаем, что исход у всего один.

 

14 февраля в Центре современного искусства им. Сергея Курёхина состоялся показ представления под названием Diggraving. Это не просто спектакль, в котором прослеживается сюжетная нить, это даже не просто перформанс или иллюстрация к какой-либо ситуации. Диггрéйвинг — это целое постмодернистское движение в искусстве, зародившееся в России в 2010-х годах. Основной концепцией движения является точка зрения, предполагающая, что каждым действием человек роет могилу себе. Базовой ценностью диггрейвинга является «мортидо» — так называемый «инстинкт смерти», стремление познать взаимоотношения смерти и человека. Навязчивым (чаще всего неосознанным) желанием персонажа в диггрейверском произведении является идея «догнать смысл своего существования» или, наоборот, «убежать от него и не пересекаться с ним никогда»; как правило, в обоих случаях это значит одно и то же — встретить смерть. Смерть по диггрейвингу — главный страх, но в то же время единственное спасение, единственное явление, которое никогда не предаст человека.

 

Размышления на эту тему пытались представить перед зрителями четыре действующих лица, которые и являлись авторами этого проекта. Используя хлесткие ироничные реплики и соответствующие номера, актёры создали целое постмодернистское пространство, в котором зритель растворялся в догадках и размышлениях.

 

В основу спектакля легло четыре истории: о разрушении дружбы простых пацанов с района; о трудном пути поиска себя дальнобойщика на пути из Москвы во Владивосток; о том, на что способна толкнуть людей утрата близкого и всеми любимого Освальда Лохача; о предательстве генерала-оборотня, попрощавшегося со смертью и оказавшегося на пути в Чикая-Бардо.

 

Первая история была самой простой и понятной для зрителя. Она являлась как бы вратами, приоткрывающими завесу тайны и поясняющими, что из себя представляет мир диггрейвинга. Эта история была похожа на привычную постановку, в которой один из героев являлся рассказчиком. С суровым выражением лица он начал своё повествование со слов: «Мы были друзьями. Хорошими друзьями не разлей вода. Мы были крепко дружны, и казалось, что ничто не сможет разрушить нашу дружбу. Как же мы ошибались…» После этого перед зрителем разворачивается целая пелена событий, которая объясняет, почему произошло то или иное происшествие. Автор описывал событие с крайне серьезным выражением лица, но вся парадоксальность, которая то и дело мелькала в его репликах, могла вызвать совершенно разные эмоции.

 

Если говорить в целом о реакции в зале, то она была весьма противоречива. Кто-то то и дело заливался смехом, а кто-то на протяжении всей постановки сидел с напряженным выражением лица, воспринимая происходящее как что-то важное и злободневное. И действительно, в представлении была острая сатирическая форма подачи, которая на всех отражалась по-разному.

 

Следующие истории содержали в себе меньше реплик. В основном это были немые действия, которые наблюдатель должен был понять через жесты и пластику. Постепенно ставшая привычной постановка превращалась в перформанс с элементами мюзикла.

 

Эффектами, которые присущи подобного рода представлениям, данная постановка не отличалась. Зал не был богат различного рода аппаратурой и светотехникой, которая обычно помогает усилить впечатление от происходящего. Отсутствовали декорации и какое-либо внешнее оформление. Но всё окружающее пространство являлось действующим лицом. То стена превращалась в девятиэтажный панельный дом, по которой взбирается отчаявшийся в любви пацан, то пол становился длинной трассой на пути из Москвы во Владивосток или в отвесной скалой, уносящей жизни одну за другой. Простота истории заменялась исчерпывающим использованием театральной условности с целью достижения максимального эффекта производимого на воображение зрителя.

 

Последняя история закольцевала композицию и подвела итог всем предыдущим театральным этюдам. Действо происходило в кромешной тьме, наполненной густым туманом, и лишь движения одного актера, который был укутан неоновой нитью, угадывались сквозь этот мрак. Перформанс сопровождался длительным монологом автора, подытоживающим основные мысли, которые актеры пытались донести во всём выступлении.

 

Постановка длилась всего полтора часа, но за это время открыла для зрителей двери в иной мир, наполненный своей философией и тайными смыслами. Именно этот мир и называется диггрейвингом, характерным признаком которого является слом, уничтожение негласно общепринятых правил рассмотрения того или иного вопроса, и целенаправленные попытки через разбор взаимоотношений смерти и человека выяснить природу поднятой проблемы.

 

Анастасия Дергаева специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.