Все столицы западных стран — это слова мужского рода – Рим, Париж, Лондон. Все столицы Восточной Европы это слова женского рода – Прага, Варшава и в том числе Москва. Уникальность Москвы в том, что это единственная столица женского рода в отличие от Владимира и Новгорода. И мы, Россия, мы женская цивилизация.

Мы не Пекин, не Лондон, не Вашингтон. Мы несем милосердие, в этом миссия нас как цивилизации. Именно поэтому спектакль ZooFelinni был доработал и показан прессе. Появился новый образ Валерии, дающий выпуклость между одномерными мужскими играми Цезаря и Брута. Что сказали участники пресс-конференции после закрытого показа спектакля в новом его виде читайте ниже.

Елена Шестовская (исполнительница роли медиа-музы):

Говоря о том, что была внесена женская линия. Эти фразы, которые девочки говорят на авансцене про то, что это мертвое мыло, что нет подлинных чувств. Эти слова были словами Цезаря. Но Олег сказал, что это должны говорить женщины, потому что вот это вот женское начало «женщина-мать», «женщина-душа», «женщина-совесть». Поэтому отдал их нам.

Я безумно благодарна Петру, что он написал эту вещь. И когда я в первый раз услышала, ребят, у меня истерика была. Дело в том, что было две читки в театре, когда не стало Валерия Романовича, а в январе уже стояли эти спектакли заявленные, были проданы билеты. И Олег Николаевич взял на себя смелость, мужество и он сделал этот спектакль. Это был моно-спектакль, он читал один за всех, был свет, какая-то музыка, ребята помогли. Это было два вечера подряд. После первого вечера я приехала домой, меня вот так вот всю трясло. Потому что пол спектакля я смеялась, а половину думала «Господи, что за гадость? Какие-то влагалища, гонореи, о чем это?» И когда дошло до отрубания голов, до этого юродивого, у меня в голове что-то повернулось. И я в другой день пришла опять. И вы знаете, я может быть не стала, но благодаря этой пьесе, я хочу стать, я стараюсь быть лучше! Если раньше показывали жуткие кадры из Донецка, из Сирии, а я смотрю телевизор и ем борщ и думаю «уу, убивают, кишки, бедные-бедные люди». Так я же просто мерзость! А ведь мы почти все такие. Потому что говорят «Вот какая мораль у этого спектакля, мы и так знаем, что всё так плохо. Чего вы нам об этом опять рассказываете?»

Да, мы знаем, мы знаем на уровни мозга, а надо в душе почувствовать.

Петр, спасибо вам огромное! Это такое счастье, что есть этот материал. Он лично мне помог стать лучше. Хотя бы стараться.

автор Петр Гладилин:

Я очень рад. Во-первых, я автор театра на Юго-западе. Это уже третья или четвертая постановка и я надеюсь не последняя. Я пишу и обязательно принесу пьесу. Один раз я посмотрел спектакль в этом театре, пришел домой и начал писать пьесу для театра на Юго-западе. А уж выводы делайте сами. Написал уже очень много и мне нравится. Но если серьезно говорить, этот спектакль потрясение, спектакль очень неожиданный для меня, потому что пьеса писалась очень долго, но все что существовало в пьесе между современностью и Древним Римом…

Я вчера получил письмо по email, где студентка МГУ спросила меня, почему есть исторические неточности, откуда они. И я объяснил, что действие происходит не в Древнем Риме, а Цезарь — это продюсер и наш современник.

Меня потрясло в спектакле то, что я не предполагал увидеть. Режиссер и артисты вынесли спектакль с территории пьесы полностью. Это и не наша современность, это и не Древний Рим, они ушли куда то выше в какое-то космическое, галактическое пространство, далекое будущее возможно, появились какие-то элементы искусства Гитлера, появилось мировое искусство, появился элемент «космизма» в культуре и это очень для меня было неожиданно и это очень важно. То есть метафора, с которой я работал.. Метафора – это конструкция: «То как зверь она завоет». Метель как зверь, это двоичная система. И ребята вывели в какую-то совершенно новую для меня плоскость.

Пьеса начинается с метафоры, а режиссер поставил ее в финал. Но я так думаю, что мы находимся в совершенно иллюзорном мире и никакого театра на Юго-западе не существует. Вы просто наивные дети, если в это верите.

Существует только наше сознание, и оно абсолютно тотально. И мы имеем такую систему маскировок, их много у человека. И человек не видит свои плохие поступки, а когда заходит в душ, не чувствует себя обнаженным. Это психологические маскировки. Сознание – сверхсознание оно спрятано от нас. Оно в каждом человеке. В каждом человеке Царствие Небесное, Бог, Сверхдуша и наша возможность мыслить и творить это сверхъестественно абсолютно. И я никогда не привыкал и не могу привыкнуть к тому, что это естественно. Поэтому в финале режиссер и артисты приходят на нашу Родину, туда откуда все мы родом, приходят к Сознанию. Вы можете называть это Богом, но я называю Сознание.

С этой идеи, в том числе с этой цитаты Френсиса Форда Копполы о телевидении начиналась пьеса ZooFellini:

«Всё это прикрывается простой философией. Чего публика хочет, то она и получает. Но это не совсем правда. Скажем, американскому зрителю на протяжении нескольких десятилетий промывали мозги кабельным телевидением, и теперь он получает наслаждение от совсем простых вещей. В большинстве своем американский зритель — идиот. В результате все заняты тем, что тщательно подгоняют свой продукт под его вкусы. Я не хочу в этом участвовать.»

Я в общем то комедиограф, я пишу комедии всякие, пьесы, но я позволил себе написать пьесу, которая является воплем. И надо понимать, что это вопль и что этот спектакль это звук этого вопля. И надо сделать так, чтобы люди его услышали. И у них появился шанс на спасение.

Художественный руководитель Театра на Юго-Западе и режиссер Олег Леушин

Сверхзадача была одна – поставить спектакль, потому что на самом то деле я расскажу честно предысторию. Это не мой выбор как бы – этой темы и этой пьесы. Это выбор основателя театра Валерия Романовича Беляковича. И мы даже с ним провели одну репетицию, артисты собрались, была «читка». Это все было 5 декабря 2016го года, но на следующий день репетиции к сожалению прекратились, потому что Валерий Романович ушел из жизни. Но тема эта повисла, и мы подумали, что в память о нашем мастере и нашем основателе и нашем учители мы должны воплотить его несостоявшиеся мечты и Петр Гладилин нам в этом не отказал, наоборот был только всеми руками «за». И мы в какой-то момент приступили к плотной работе над этим спектаклем и то, что получилось на сегодняшний день это то, что и получилось. Мне пришлось очень сильно вникать в материал практически как в бегущий поезд впрыгивать. Потому что материал уже шел. Репетиции, разбор спектакля и тему этой пьесы Петр уже начал проводить с артистами. Не хватало может быть какой-то режиссерской руки, и он передал мне эту эстафетную палочку. И я ее схватил, вникая по ходу в материал, ища музыку, ища форму – для нас достаточно необычного жанра. К такой вот современной драматургии я вообще с большой опаской отношусь. То ли я чего то не понимаю, еще не дорос, то ли наоборот классика ближе на сегодняшний день. И вот эта вот пьеса и это спектакль наверное призван к тому, что если говорить о возвращении к Богу и Сверхсознанию, то вернуться не то чтобы к Богу, а вернуться к нашим истокам человеческого восприятия. И к нашим десяти заповедям, по которым мы как бы все призваны 2000 лет назад жить. И где в этом ключе мы пытались искать.

Я безумно благодарю артистов, которые за 3 с небольшим недели в это всё въехали и освоили эту форму, текст выучили и поняли хорошо. Но это была колоссальная работа, но она тем и интересна, что и для меня лично, как художника, режиссера и артиста. Такие олимпийские игры с блиц-забегом, и мы на мой взгляд победили.

Общественный деятель, писатель, философ, почетный член Юнеско, президент фонда на Благо мира Александр Усанин:

На самом деле мы живем в Сознании в Едином Сознании это сознание по разному называется.

Но во-первых, о спектакле. Я бы собрал всех наших руководителей холдингов, президента страны, всех первых лиц государства, чтобы они посмотрели этот спектакль. Потому что он в первую очередь предназначен для них. Чтобы они проанализировали, к чему ведет вседозволенность в погоне именно за рейтингами. Когда любой ценой уничтожается духовность, человечность, потому что легче падать, чем подниматься. И сейчас все рейтинги делают на падении нравов и соревнуются, кто ниже упадет. Если говорить откровенно, сейчас на планете идет информационная война на уничтожение человеческого типа психики. Человеческий тип психики — это когда отношения между людьми ценятся больше, чем вещи, деньги и рейтинги. Демонический тип психики, который сейчас внедряется посредством Интернет, СМИ, вседозволенности это тип личности, когда рейтинги, деньги, вещи ценятся больше, чем отношения и жизни людей. И вот эта тонкая грань, баланс систем ценностей и называется нравственность.

И призвание нашего проекта – это интернет премия за доброту в искусстве – популяризовать произведения искусства, которые делают внутренний мир людей лучше. Название проекта очень простое На Благо Мира nablagomira.ru .

ZooFellini уже находится среди номинантов этой премии и все зрители могут заходить и голосовать за него и делать мир лучше.

Алина Дмитриева (артистка, исполнительница роли Валерии и медиа-муза):

Начнем с того, что в первом варианте в пьесе не было такого образа и не было такой девушки Валерии, она появилась чуть позже. И не факт вообще, что она удалась в спектакле, но благодаря Петру Гладилину, Олегу Лушину в спектакле теперь есть такой замечательный образ, как Валерия, который, как мне кажется, по моему мнению необходим. Потому что это такая чистая нотка, любовь, наверное женская такая душа, всеобъемлемая такая, всеобщая. Не могу сказать, реальный этот образ или нереальный, пока сама еще , если честно не определилась за 3 недели. Это скорее что-то полуреальное, полунастоящее для него. Не зря в названии два слова Zoo и Fellini. Всё остальное это Зоо, а она Феллини. В чистом виде.

Джазовая певица Виктория Пьер-Мари:

Some many time get all to me you fine baby! Этим всё сказано!

На самом деле нельзя говорить о конкретных персонажах в этом спектакле. Моя речь очень будет простая. Я сначала скажу буквально два слова в честь вот этих прекрасных артистов. Здесь просто эпидемия искусства. Люди заражены музыкой, танцами, искусством, добротой, красотой. Для того чтобы передать любые чувства другому нужно в полной мере быть наполненными ими самим, правда? Артисты наши – потрясающие таланты и люди, которые живут как единый механизм и передают любую информацию посредством широкого исполнительского искусства. Здесь ребята делают все, что может делать исполнитель. Тут и танцы, тут хореография, здесь сценография, здесь мимика, пластика, потрясающая игра наотмашь. Ребятки играют, выкладываясь на 250% из двухсот.

Что касается общей эстетической форме этого спектакля. Как сказал Толстой «самая фальшивая форма записи, существующая среди нашего образования это история». История это всегда домыслы, она с годами переписывается, история всегда домысливается и новым/не новым автором переписывается заново, оставляя свои новые мышления. Поэтому никто никогда не видел этого Цезаря, никто не встречался в жизни с теми, о ком сегодня шла речь. Почему я это говорю? Да потому что каждый режиссер, каждый мастер имеет право на свое художественное решении и фантазии. Здесь постановщик или группа людей, которые создали этот уникальный спектакль, они просто позволили себе пофантазировать, и этот жанр фентези, в который они всё обрамили, позволяет вместить весь этот абсурд жизни, который происходит сегодня. Не только чиновникам полезно посмотреть это. Это должны смотреть школьники, в чьих сознаниях только закладываются сегодняшняя жизнь и первые шаги культуры. Потому что каждый раз надо наполняться красотой, духовным ростом, всем тем, о чем сегодня говорилось в этом спектакле. И если мы не будем этого делать, если мы не будем этого кричать, то мы все погибнем как вид, вид человека. А человек это звучит гордо и человек способен на многое, как способны были люди когда то передать эту свою любовь в искусство. Поэтому, Леушин, тебе браво!

Журналист и композитор Сергей Шустицкий:

Я телевидением занимаюсь почти 40 лет. Из них последние 10 я его не могу смотреть. Просто меня от него воротит. Вот этот анальный гипноз, в котором мы существуем в последнее время ведь это катастрофа. Хотя я продолжаю сидеть на игле телевизионной, я иногда делаю документальные фильмы и тд. Но вот когда появляется на свет такое произведение искусства как сегодняшний спектакль, я думаю, что не все потеряно. И по закону волны мы все таки выйдем на какой-то новый духовный настоящий уровень. Слава богу сегодня не было произнесено слово «скрепы». Это обратная какая-то сторона, другая крайность. Я поздравляю всех создателей спектакля. Блестящая работа, живой спектакль: он будет жить, развиваться, расти. Он может быть немного подожмется, потому что мне показалось чуть-чуть длинновато. Так сказать, разжёвывать уже не нужно было. Но я благодарю за потрясающие репризы, за фантастические актерские работы, за очень точные определения, краски, за музыку, пластику, за костюмы блестящие, и вообще за эту талантливую притоку. Спасибо Вам огромное! Мне сегодня 60 лет, и я получил огромное удовольствие. Сам себе сделал подарок.

Представитель Фонда развития культуры и кино Александр Сериденко:

Если мы говорим категориями Иллюзия и Сознание, то Иллюзия удалась. И я действительно поздравляю ребят с этой работой. Работа сложная и художественно-постановочная и актерская, и вокал, и движения, пластика. В компоненте конечно ребята молодцы. Лично для меня конечно не хватило истории любви. Потому что этот спектакль больше ушел в историю спектакля. Но и конечно учитывая, что я смотрел спектакль-манифест и для меня было приятно, что театральным языком осмеливаются сказать о тех глобальным проблемах, которые есть сейчас в нашем мире. Действительно на уровне сознания идет война. Тема любви всегда является центральной, когда идет война, и в какие-то моменты нужно быть абсолютно жестким, абсолютно принципиальным. Тот формат, та фактура спектакля оказалась именно такой. Я конечно ожидал тему любви в финале, но ее не было в центре.

Телеведущий канала МУЗ.ТВ Иван Блекмэн:

Я на самом деле пришел уже практически под занавес и увидел только 30 минут, но я хочу отметить следующее. Огромное спасибо актерам, создателям, режиссеру – всем тем, кто создал это чудо. Потому что за 30 минут всё понял, мне не нужно было с самого начала смотреть. И это было потрясающе и с моей точки зрения речь шла о роботизации нашего мира. То есть рождают, к сожалению, не личности, а роботов, которым нужны зрелища. И для них в принципе все делается. Это проблема, эта роботизация, мы с ней все сталкиваемся. Потому что у очень многих людей есть высшее образование, даже два высших образования, даже три! Но они не умеют творить. Они умеют учиться, но они не умеют творить. К большому сожалению. И я как раз считаю этих людей роботами, потому что они ничего не несут. И мы абсолютно добровольно, как общество делаем этих роботов, чтобы потом на них делать какой-то продукт. Но это я так понял вообще.

Огромное спасибо за то, что я сегодня за полчаса просто был наполнен эмоциями, наполнен какими-то мыслями, которые во мне перевернули что-то. Еще раз всем спасибо, это было круто!

Сергей Бородинов заслуженный артист России (исполнитель роли Цезаря):

Я сейчас услышал очень много нового, спасибо вам большое, что открыли мне глаза. Иной раз полезно послушать. Очень приятно, что наш спектакль, наша работа будит в вас такие отзывы, такие мысли. Наша задача была проще – оживить идею автора, оживить идею режиссера, вдохнуть в нее свою душу и я надеюсь, что у нас это получилось. У нас будет получаться и дальше, потому что мы продолжаем работу над этим спектаклем, работа не заканчивается. И в первую очередь я хотел бы сказать спасибо своим партнерам, которые здесь сидят рядом, на этой сцене. Самые лучшие партнеры это актеры театра на Юго-западе!

Заслуженный артист России Вячеслав Гришечкин:

Хочу сказать, во-первых, что спектакль надо показать 18 марта обязательно! Просто обязательно, с транспарантами. И спектакль на самом деле заставляет по крайней мере меня задуматься о толстокожести, о выхолощенности души, духовности современного человека. И правильно говорила мною уважаемая и обожаемая Виктория Пьер-Мари на счет того, что это должны увидеть школьники. Разумеется! И я сталкиваюсь сейчас по роду своей занятости с юными дарованиями, и я вижу, извините за сленг, какой беспредел творится в их душах. Мы воспитывались иначе.

Другое дело я могу сказать про спектакль. Он занял свою экологическую нишу в моей душе, для него там нашлось место. Могу сказать, что господин Гладилин и иже с ними, которые работали над этим проектом, к сожалению, с моей точки зрения разные мнения. Но они не оставили мне возможность и желания жить дальше. Потому что первый спектакль в принципе, когда был другой финал (я посмотрел два спектакля), он мне больше понравился, он с жизнеутверждающей позицией. Этот немножечко другой. Когда было начало я думал «ага, ну отлично! Ощущения, которые так не нравятся этим товарищам по партии». И думал «ну сейчас финал, когда они раздеваются. Как было бы классно, если бы Бородинов (Цезарь) замкнулся в этой непонятной фигуре, то ли дискобола, то ли в ноль, в цикличности вселенной, замыкающейся на себе, на круге, на эстетике того мира, переходящего в наш мир». Думаю, «ну сейчас дождь, сейчас разденутся и дождь, ощущения…» Нет, не произошло. Но не смотря ни на что это не упаднические настроения, а наоборот. Искусство может быть разным и разное приносить в души. Не то чтобы мне показали, и я сказал «ну знаешь, где стул? Я пойду вешаться». Нет, я уже утрирую. Но это тоже возбуждает в башке человека определенную мысль «А доколе?!», как говорил небезызвестный герой классика. А доколе мы будем так жить, товарищи дорогие? Когда мы уже поменяем голову и наденем на другую голову корону. В принципе это политические вещи. Но вы попали туда, попали в эту десятку. Так не открещивайтесь, вас не посадят в ближайшее время. (У нас же демократия) А какая такая в жопу демократия?! Я говорю про это.

Большое спасибо Сереже Бородинову – ноги мыть и воду мыть. Потрясающий актерская работа, равно как и все остальные. Молодцы, ребята! И самое основное, что я хотел подчеркнуть это то, что спектакль достоин быть в нашей колоде, в нашем репертуаре, и он абсолютно не выбиваемся. Мы идем по стопам Валерия Романовича Беляковича: спектакль и жанровый, и музыкальный, и с точки зрения эстетики театральной нашего театра – абсолютно в этой канве. Большое спасибо.

Представитель Патриаршего Совета по культуре РФ Максим Марков:

Хочу сказать спасибо за прекрасный спектакль, получил наслаждение от этого произведения искусства. Я бы сказал, что автору удалась прекрасная древнегреческая трагедия. И автору пьесы и актерам можно просто только аплодировать.

Что касается наполнения внутренним смыслом. Высказывание, что Рим дал исторические аналогии. Люди какие-то, Цезарь, Брут они уместны там, где мы все вместе с вами находимся. Мы, хочу вам всем напомнить, живем в Москве. А Москва по изречению старца Филофея это Третий Рим! И по этой доктрине наша страна живет уже почти 500 лет. Именно по ней она развивалась, ей следовали наши правители и члены общества. Но это цитата она обрезается, не говорится о том, куда пропали два предыдущих Рима. Мы говорим о том, что третий стоит, а четвертому не бывать. А первые два Рима, что с ними произошло? Первый Рим по мнению автора этой доктрины пал от нечестья, то есть от разложения, что было здесь показано, и к чему мы очень активно стремимся в последние годы. Второй Рим пал от духовного разложения, когда византийский император и константинопольский патриарх предали свои идеалы совести, ту Валерию, которая здесь так прекрасно показана. И вот если весь спектакль идет на хорошей одной волне, то сцена мучений, сцена воспоминаний о Валерии в конце спектакля она конечно очень сильно вырывается. Муки совести – они прекрасны! Когда у человека есть возможность их ощутить.

Очень многие священники вспоминают что, когда они исповедуют людей смертельно больных и на смертном одре, они говорят, что да, это трагедия. Умирает человек. Он идет в безызвестность, никто там не был, большинству людей страшно. Священники говорят, что у тех, кто успели очистить свою совесть, у них преображается всё. Даже лица, даже их внешность. То есть человек очищается и это очищение оно прекрасно. Я хочу сказать, что просмотр этого спектакля, это произведения искусства вызывает вот такое же очищение. Действительно его надо показывать. И по телевизору, и детям, и школьникам, и студентам. Через дорогу находится прекрасный ВУЗ педагогический. Там, где готовят педагогов. Тех, кто будет работать с детьми. Я считаю, что их обязательно нужно приглашать, так как они инженеры человеческих душ.

Еще раз хочу выразить огромную благодарность. Спектакль прекрасный, он удался. И к месту, и ко времени.

Владимир Курцеба (исполнитель роли Брута):

Что сказать, это очень важный спектакль, потому что какие-то вещи уже вошли. За собой не замечаешь, что некоторые вещи ты воспринимаешь как обыденность, как нормальный ход вещей. Допустим, у нас есть тема «скотоложство». Я вспомнил, как я посмотрел сериал «Черное зеркало» и там эта тема есть, но она меня так задела! Что я подумал «какой классный сериал!»

А если так подумать, как они протаскивают такую тему? Сначала один раз, потом второй, а потом уже в другой подаче. И ты думаешь, как незаметно то, на что тебя цепляют.

Поэтому мне кажется, этот материал важен для того, чтобы каким-то образом протрезветь и посмотреть свежим взглядом.

А Брут, что сказать, хотел быть лучшим, но погубил себя.

Представитель Медиа-холдинга Регионы и специальных проектов России Владимир Аникович:

В рамках специального проекта я сюда и пришел, чтобы лично посмотреть и на что хотел бы обратить внимание. Форма подачи. Очень высокая оценка и профессионализм у актеров и режиссера. И форма подачи эта как интерактивный театр! На что я хочу особое обратить внимание. То что вы позволили после спектакля собраться, обсудить это краудсорсинговые технологии! Вы можете услышать обратную связь и отшлифовать то, чтобы в массу обратно ушел уже более качественный продукт. Это первое, на что я обратил внимание.

И второе. Зацепились очень противоречия от сознания. И мы пониманием, что мы живем в одном обществе и это больное сознание, больное воображение. И мы сделали все по реальности. И мы понимаем, что мы как будто в психиатрической больнице оказывается тоже прокатились. Потому что те бредовые идеи, которые там-там-там, мы их видим на телевидении. Мы видим как это осуждается в обществе и как step-by-step (шаг за шагом) нам навязывают вот эти деструктивные мемы, культы и тд.

Обращаю внимание! Сенатор, который сам пролоббировал жениться на козе и тут же в конце говорит о том, что вы разрушаете общество. Какие противоречия!

Конечно, на фоне всей этой вакханалии, которая сейчас происходит, в десятку вы попали. Политическая жизнь изнутри отражена здесь в театре.

Но на фоне всей вакханалии мы слышим голос совести, голос молитвы. И чем все заканчивается? Зажигается свет, свет сознания. И мы видим, что когда говорит голос божественный, то тогда уже «человеки» раздеваются от всей этой мишуры. И они молчат. Потому что когда говорит голос божественный, сверхсознание, человек только молчит. Он безответный. И поэтому очень важно, обратите внимание! И голос молитвы как голос совести — это воззвание к тому нравственному и чистому.

Иисус Христос – историческая личность, как богочеловек. Он выбрал смерть на кресте, как самую позорную в Римской империи. И он же в Ветхом и Новом завете показал как общество деградирует и в тайных обществах, и в сатанинских обществах. Выбирается жертва – младенец, как символ чистоты. И мы верим, что они делают это свое тайное сатанинское дело, но младенец становится маладенец-мученик. И вот это очень противоречит. То, что вы вольно или невольно затронули и отобразили.

Большое спасибо вам, я получил удовольствие, на одном дыхании посмотрел. Управление вниманием было от А до Я, успехов вам!

Любовь Ярлыкова (актриса, испольнительница роли медиа-музы):

Мне кажется, что тут еще встает проблематика нравственности. Как далеко может зайти человек, может ли он переступить в себе некую грань и заметит ли он, что переступил эту грань? Грань пошлости и жестокости. Как далеко мы можем зайти в стремлении к пиару и известности. Очень много проблем поднимается.

Валерия — это крупица, ложка мёда в бочке дегтя, если перефразировать известную пословицу. Мы все медиа-музы здесь как олицетворение будущих сверхлюдей и ангелов хранителей тех людей, которые пишут историю. То есть получился такой собирательный образ.

Драматург и режиссер Павел Карташов:

Я скажу о том, что попало в меня. В меня попала честность Леушина в том плане, что он, может быть даже не осознавая до конца, взял эту пьесу. А я как практик театра, я мистик театра, думаю, что пьесы выбирают режиссера, а не наоборот. Пьеса, которая выбрала Олега, она позволила ему максимально быть честным перед Богом, диалог с которым начал автор. Диалог соперничества, диалог признания любви – это была та внутренняя пружина, которая держит спектакль. И собственно говоря, территорией этого диалога является вся история человечества, центром которой является Рим.

В завершении хочу сказать, оперируя языком кино, поскольку у нас уже было цитирование Копполы в спектакле. В чем-то мне это напомнило фильм «Туринская лошадь». Посмотрите. Его сняли два венгерских режиссера и один из нах сказал, что после этого фильма я не буду снимать ничего. Это фильм о лошади, которую обнял Ницше, передав ей свою любовь и свою боль. И затем мы видим 6 дней творения наоборот, когда мир приходит к своему краху.

Мне кажется, что и Гладилину, и Леушину удалась вот эта попытка сказать вещи, о которых говорить честно сложно. Потому что очень большой есть шанс наврать. В спектакле есть честность. С чем я вас и поздравляю.

Фарид Тагиев (исполнитель роли репортера):

У меня довольно скромная роль в этом спектакле на первый взгляд. Тут произносили такое выражение как «информационная война», а мы солдаты на этой информационной войне. Даже нет. Мы – спецназовцы. Это те, кто приходит и делает зачистки информационные, а если мы говорим не «зачистки», то «подкладки» какие-то информационные.

Я на самом деле впрыгнул тоже в этот поезд на ходу – в процессе репетиции, за полторы недели буквально до премьеры. И догонял по ходу и было очень много ассоциаций, очень много всяких разных мыслей и в какой-то момент мне показалось, что вот эти вот два репортера (один из них Александр Шатошин, наш актер); что вот эти двое рулят всю эту ситуацию. И они такие своеобразные дирижеры. При этом никогда, нигде мы не видим и не слышим этих людей. Они в тени, но создают такие волны в обществе, которые влекут за собой определенные последствия. И если эти волны создавать в нужном направлении, то происходит на первый взгляд странное движение, на которое никто не обратил внимание. Но волна пошла, общество ее подхватило и понеслась. И потом мы начинаем делать незаметно следующий жест, а на самом деле происходят большие и великие дела, а может быть и грязные и какие-то еще. Так вот это два таких вот, как мне кажется, дирижера, вона на этой информационной войне, которые дерутся просто потому что дерутся. Вот и всё. У них нет ни выгоды, у них нет ничего. Есть пустая оболочка, в которой есть определенные стремления, и это дает свои плоды.

Андрей Санников (исполнитель роли Лициния):

Этот спектакль дает право выбора. Вы можете быть таким, а можете и не быть. Это самое главное. Вы можете быть одним из «Zoo», а можете быть «Fellini». Это ваш выбор.

 Елизавета Королева и Ян Гордиенко, специально для Musecube

Фоторепортаж Елизаветы Королевой с закрытого показа спектакля смотрите: здесь

Фоторепортаж Елизаветы Королевой с пресс-конференции смотрите: здесь

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.