Предыдущая часть здесь.

Прочтение текста займёт 12 минут.

17.07.14 День первый, часть вторая

Как я долго копошился со сборами, привыкал к езде с 25 кг на багажнике, плутал по окрестным посёлкам Красного села и Гатчины и практически не продвинулся по маршруту. Заскочил к сестре с мужем на шашлыки, познакомился с племянником, побывал впервые в бане и заночевал в Терволово.

Я нашёл поворот на Тайцы. Компас, карта и интуиция не дали мне уехать далеко от развилки в ложном направлении. В самих Тайцах нужно было пересечь железнодорожный переезд, а не ехать вдоль него. За переездом узкая улица хвасталась хорошим асфальтом. Забор по её краям придавал сходство с коридором. Коридор имени Большой Ивановки в одноимённой деревне.

Мне нравилось проезжать мимо родителей с детьми. В своём воображении я выглядел впечатляюще: парнишка на ярко-зелёном велосипеде с огромным рюкзаком через багажник, направляющийся в неизвестном направлении. Так я себе это представлял.

«Коридор» быстро закончился, и я выехал на дорогу пошире. Сначала свернул на грунтовую, уходящую в деревню с названием «Новая», но потом вернулся на широкую асфальтированную. Интуиция. Вообще первый день я очень много тупил и сомневался. Почти сразу нас с дорогой принял в свои объятия прохладный и сочный лес. Он пыхтел от жары, но продолжал стоять и укрывать в своей тени нижнюю лесную прослойку, как взрослый брат. Природная забота всего сущего друг о друге. Кому здесь с кем и за что воевать? Но и жаждущие войны не стоят ненависти, а лишь жалости, как наши глупенькие маленькие братья, не понимающие пока как устроен мир.

Я проехал огромный магазин-склад, мысленно проведя аналогию с каким-нибудь сельским гипермаркетом. Хотя по сути, что такое гипермаркет? Hyper – гипер, само по себе слово бессмысленное, означающее придуманную в этом веке превосходную степень. Market – рынок. Большой рынок «Карусель». Усиленная борьба бывшего советского народа со своей колхозно-рабочей вехой в истории порождает такие пустые названия. «Мы больше не рабочие и крестьяне, теперь мы офис-менеджеры» — заявляет бывшее население союза.

Снова позвонила сестра. Оказалось, я на верном пути. Наконец-то. С задержкой на пару часов, ну и что. Мне нужна была Зелёная улица. У Аропаккузи по правую руку один за другим шли квадратные поля, разделённые посаженными по границам деревьями. Так же были обсажены арбузные поля, в которых мы спали на Кубане 2013.

Через 6 км от Новой деревни я въехал в Телези. Спустя несколько пролётов указатель Зелёной улицы заставил свернуть налево (в прямом смысле). Отзвонился Вике, сестре, что приехал:

— Там должны стоять несколько машин, красный Citroen, микроавтобус и ещё какие-то.

В конце Зелёной улицы всё это было, в том числе лес. Вики – нет. По телефону она предположила, что это другая зелёная улица: «их здесь полно». И снова я накручивал километры в обратную сторону. Дорога, с которой я съехал на неправильную Зелёную улицу, впадала дальше в шоссе. Оно уходило на Юго-запад, мимо Русско-Высоцкого и дальше по крутому подъёму вверх. За ним крылся поворот на Терволово и дальше в Гатчину. На развилке был детский магазин, в котором я хотел купить племяннику какую-нибудь игрушку, но он был закрыт. Судя по гневной надписи с большим количеством восклицательных знаков, магазин переехал: «Магазин игрушек, рыболовный и строительный переехали!! Куда – администрация не знает! Телефонов не оставили!».

Дальше, кстати, я тоже проехал мимо поворота уже на правильную Зелёную улицу и добавил километров на экране велокомпьютера. Зато нашёл колонку с водой, принцип работы которой не сразу понял. То есть понятно, что она работала как насос, но когда я делал несколько качек и подставлял руки, вода переставала литься. Пришлось одной рукой качать, а другой ловить воду.

Проехав мимо конефермы по левую руку и поля по правую я, наконец, увидел Вику, ожидавшую у забора. Чёрные волосы немного кучерявились, улыбка сеяла простоту и доброту. Белое платье в цветочек плыло навстречу.

У них с мужем были гости и шашлыки. Ребята живо интересовались моим путешествием. С Викой мы отошли в дальний угол двора, чтобы никто не мешал. Хотелось о многом поговорить. Мы ели смородину, крыжовник и малину прямо с кустов, рядом топал пухлощёкий сын Вики и лепетал что-то по-своему, а мы по-своему. Все жмурились от солнца. Мы говорили об отцах алкоголиках, они у нас разные, но это в них общее, обменивались сообщениями об их последних пьяных выходках, о делах родных и знакомых. Надолго пропадать было некрасиво, и мы вернулись к гостям в беседку. Своё название она оправдывала полностью, плюс выполняла функции кухни. Маленький Тимоха съел первый в жизни кусочек шашлыка у нас на глазах. Он требовал ещё мяса, но удовлетворился ломтиком хлеба и ушёл бродить по двору. Через пару часов гости разъехались, Вика предложила переночевать сегодня у них, я согласился.

Мы ходили гулять с собаками в поле, они были свободными мохнатыми ветрами, проносящимися над землёй, в глазах у каждого – по белёсой льдинке. Такие они, эти хаски. Именно у этих двух была аллергия на рыбу. Очень странно для северных собак.

— Пожили мы немного в городе и вернулись сюда – рассказывает Вика, ведя Тимошу за руку – здесь спокойнее, без суеты. Магазин далековато, но сейчас появился ближе. В городе так спокойно разве бывает? А тут вышел в поле, захотел по лесу погулял, всё время на свежем воздухе, свои мысли слышишь.

Мы дошли до небольших кустов, в которых росла малина. Давно я вот так не ел ягоды прямо с куста. Возвращение к собирательству и дальше к природе.

— Я тоже в последнее время задумываюсь о каком-нибудь домике в области, сидишь себе, пишешь, никто не мешает, ничто не отвлекает. Душа просит.

— Только запах иногда здесь стоит сильный, когда удобрения в поле завозят. Но это не очень страшно. Можно и потерпеть ради таких закатов – солнце как раз начало позёвывать и клониться к горизонту, колосья ржи ловили последние на сегодня вибрации света и тоже готовились затаиться до утра.

Вернувшись с прогулки, Вика пошла в дом, оставив нас с её мужем во дворе. Он начал топить баню. Раньше мне не доводилось принимать участие в такого рода общественном омовении, но было интересно. Пока топилась баня, мы праздно сидели во дворе с собаками:

— Ты раньше имел дело с хаски?

— Нет, не доводилось.

— Уникальнейшие собаки, они генетически не расположены к агрессии. Что с ними не делай – они никогда не укусят, – он начал их толкать, валить на спину, дёргать за гриву, – и это не потому что я хозяин. Это чисто ездовые собаки.

В бане я продолжил узнавать новое и интересное:

— В финской бане камни открыты, на них льётся вода – такая баня более влажная получается. В русской камни находятся в той трубе – он показал на кирпичную кладку – на них так же льётся вода и идёт жар. То есть именно в этой можно оба вида делать. Сейчас мы чаще финскую топим, она экономнее. Бывает ещё турецкая сауна, там такая влажность, что кроме тумана ничего не видно.

Пот начал струиться по моим вискам, воздух врывался в лёгкие, вызывая резь в горле, глаза начало щипать. Я откинулся на стену и спустил ноги вниз.

— Ты смотри сам за самочувствием, если жарко – то выходи в предбанник.

Это не было чем-то нестерпимым, так что я продолжал сидеть, хотя и недолго. Мы вдвоём вышли на улицу. Прохладный воздух успокаивал. Интересное свойство человека – изводить тело, чтобы потом насладиться состоянием избавления. Наверное, поэтому и сама жизнь скачет линией кардиограммы, давая нам почувствовать прелесть вершины после низины.

— Летом эффект немного смазывается, потому что тепло на улице, а вот зимой такое облегчение чувствуешь, когда оказываешься на улице. А если ещё снег лежит кругом…

Вечером Вика приготовила блинов, мы сидели втроём в беседке, разговаривали и пили чай с бергамотом и молоком. Говорили о чае и жизни за городом. Вадим рассказал, что мате заваривается в тыкве до 11 раз, первые пять из них – в холодной воде. Я рассказал ему о масале, который варится на молоке с добавлением специй и листьев чёрного чая.

Первый день путешествия заканчивается в мягкой просторной кровати, новые ощущения и события дня укладываются вместе со мной. По плану нужно проезжать в день по 80 км. Сегодня от города я отдалился всего на 30 км, намотав 43 на велокомпьютере. Ничего, думаю я, где-нибудь срежу на электричке. А теперь сон.

Продолжение следует…

александрстепенко

фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.