Лето – время фестивалей. Грандиозные гиги проходят не только на родных болотах. Во всех европейских странах, и в далёкой Америке, известные музыкальной общественности коллективы бьют в барабаны, дёргают за струны, и орут на разные голоса прямо на открытом воздухе. В прошлой поездке мы с подругой по оружию подцепили опасный вирус musicus-travelis, поэтому решили, что летом непременно поедем снять рецидив на одно из европейских мероприятий. Благо недостатка в них нет, и меню весьма разнообразное.
Путаясь в цепких лианах мировой паутины, изловили зверя с весьма аутентичным названием Sauna Open Air. Мероприятие ежегодно проходит в портовом финским городе Тампере, и собирает тысячи поклонников финского и не финского металла. В этом году, в начале июня предлагалось отведать Nightwish, Opeth, Children Of Bodom, Stratovarius, Finntroll, Lost Society, Bloodred Hourglass, Egokills, Volbeat, Sabaton, Hardcore Superstar, Stam1na, Hatebreed, Crashdïet, Omnium Gatherum, Ghost Voyage и других представителей тяжёлой промышленности. Нас, как обычно, интересовал «шведский» стол с финским аперитивом.
Быстро определились с местом проживания и с билетами, мы стали ждать заветной даты, когда наконец-то, с песнями и весёлой музыкой, покинем трижды любимый город. Время и пространство моментально сжались, как кожаные штаны после машинной стирки, а день отлёта напомнил мне кошмарный сон с чёртовым колесом в главной роли.
Непредвиденные обстоятельства семейного характера разлепили нашу сладкую парочку. В итоге одна из Twin Twix заблаговременно прошла регистрацию и сидела в самолёте, а вторая мчалась в Шереметьево на аэроэкспрессе. Без дополнительных ремарок понятно, что той самой, летящей на быстром поезде, и очевидно пролетающей мимо рейса, была я. «Меня невозможно, догнать, просто потому, что я везде опаздываю,» — мой стиль, соперничающий с вечной мудростью про Ахиллеса и черепаху. Так или иначе, когда с рюкзаком наперевес я влетела в терминал D, как я и предполагала, регистрация уже завершалась. Дальше события развивались как в плохом боевике, где главный герой пытается обезвредить тикающую бомбу с часовым механизмом.
Быстро запеленговав  двух стервятников, оформляющих страховки (или ещё какую-то хрень), я узнала куда надо обращаться людям с моей проблемой. В «Шарике», как и в других аэропортах, для этого есть специально обученные сотрудники, сидящие под табличкой «Экстренные случаи» или  «Специалист по не решаемым проблемам», не помню, как они там точно называются. Подбежав к заветному окошечку, я обнаружила очередь из трёх человек. До отлёта оставалось чуть больше

двадцати минут. Когда барышня, наконец, помогла всем страждущим, оказалось, что мой случай ей не по зубам. Она махнула мне в неопределённом направлении, сопроводив жест репликой: «Вам туда». «Туда» я и помчалась. Приветливая дама в синей форме попросила паспорт, уточнила номер рейса, и стала куда-то звонить, выписывая от руки мне липовый посадочный талон. Пока я ждала, нарисовались две юные представительницы финского народа, растрёпанные и весёлые, изложили женщине за ресепшеном проблему, аналогичную моей. Нас уже трое. Ещё через несколько минут к нам присоединилась моя соотечественница. Наши ряды крепли с каждой минутой.
Схватив заветный листок с хаотично написанными цифрами, я помчалась на паспортный контроль. Высокомерный служитель штампов долго изучал мой фиговый листочек, и по началу даже не хотел меня выпускать. Но, откуда ни возьмись, появился добрый таможенник, который в приказном порядке велел первому меня незамедлительно пропустить. И я поскакала дальше.
Кто из вас помнит, как выглядит посадочный талон? Правильно! На нём штрих-код. Это необходимо для прохождения через турникет на таможенный досмотр. Прибежав к пункту проверки, я обнаружила значительное скопление желающих покинуть пределы нашей родины. Извинившись и помахав заветной бумажкой, я долетела до закрытых дверок электронного швейцара. Он рукописный текст не понимает. Ещё одна заминка в три минуты, ровно минута досмотра, и за 10 минут до отлёта, я завалилась на борт. Аплодисменты, овации и 50 мл Chivas в награду за силу духа.
Меньше двух часов перелёта и Хельсинки. Родной и уютный аэропорт навеял воспоминания о весеннем трипе, и мы дважды чуть не кинулись ловить такси для поездки по памятным местам. Но до рейса в Тампере оставалось около двух часов, а повторять мои московские подвиги на чужбине нам не хотелось. Поэтому мы подышали свежим финским воздухом на лавочке

/ никакого сарказма! Аэродром в лесах, за чертой города, и дышится здесь и правда легко/, купили газировки, сфотографировали статую спичкам и отправились на посадку.
Все мы люди взрослые и прекрасно понимаем, что вылетая на отдых в любую страну, посещая магазин беспошлинной торговли, в основном берут напитки. В аэропорту в Хельсинки с нами оказался соучастник всех наших шумных безобразий, мистер Джек Дэниэлз. Друзей, при перелёте по Европе, ему купить не удастся – строгие правила. Но и его, даже купленного в Москве, герметично запечатанного в душный полиэтиленовый пакет, пронести на борт как ручную кладь вам 
не позволят. Один рюкзак у нас был отправлен в свободный полёт из Шереметьево прямо в Тампере, а другой остался со мной. В него мы и решили спрятать нашего верного друга. Заботливый представитель финской таможни буквально сам завернул Джека в мой тёплый вязаный свитер. Аккуратно погрузив багаж на ленту транспортёра, и помахав ему ручкой, мы отправились на посадку.
Меньше чем через час мы стояли на выдаче багажа в Тампере. Если бы на этом наши приключения закончились, моя история не была бы столь поучительной. Дождавшись моего рюкзака, и проводив взглядом последнего пассажира с чемоданом, мы поняли, что с войны вернулись не все. Второй боец пропал без вести где-то между Москвой и Тампере. На часах 4 утра, и служащие маленького аэропорта растаяли, словно кусочек рафинада в стакане с горячим чаем. Но ныть не в нашей традиции, и мы стойко, с шутками и весельем, уселись ожидать утра. Хотя ночь тут по сути и не наступала. На улице было светло и ясно, воздух чистый и свежий, а вокруг раскинулись живописные сосновые леса. Красота да и только! Романтичности обстановке добавлял тот факт, что во всём здании осталось 6 человек: мы, любовная парочка и двое техников, которые периодически сновали туда-сюда, видимо готовясь к приёму утреннего рейса. Удобно разместившись за столиком неработающего кафе, и освободив из рюкзачного плена нашего верного спутника, стали коротать ночь. Около восьми аэропорт ожил: открылся кафетерий, забегали администраторы, загалдели прибывшие на грядущий рейс пассажиры. Мы отправились жаловаться.

Оказалось, что это вовсе не страшный случай. Такое происходит сплошь и рядом. Для этого даже есть специальная анкета, которая помогает багажу-потеряшке вернуться к хозяину. Заполнив все необходимые бумаги, выпив по чашке кофе с вкусным сэндвичем, мы решили, что пора ехать в город. Такси там можно вызвать прямо из аэропорта, воспользовавшись специальным телефоном. То, что Финляндия – страна музыкантов и хоккеистов известно каждому. Не могу сказать, что по пути к гостинице нам попалось много спортивных магазинов, но вот бутиков музыкальной направленности встретилось большое количество. В витрине одного из них я заметила промо-постер нового альбома Children of Bodom, и радостно захлопала в ладоши: «Ну все! Мы приехали!» Каково было моё удивление, когда любезный таксист остановился. «Пошутила,» — попыталась оправдаться я, но он оказался неумолим: «Это ваш адрес», — сказал он вежливо, и показал сумму на счётчике. Мы, на самом деле, жили по соседству с двумя муз-торгами, третий оказался чуть ниже по улице. Расплатившись с таксистом, отправились гулять по городу. Обследовав округу, отдохнув у воды, прикупив пару эффектных аксессуаров, мы отправились к месту нашей дислокации.
Нашим гнездом оказалась уютная квартира, переделанная под хостел, с просторным холлом, тремя светлыми комнатами и кухней, в которой, помимо микроволновки, были холодильник и настоящая плита. Квартирная хозяйка — весьма приветливая тётушка, подарила нам карту города, и объяснила, как добраться до стадиона на котором проходит Sauna. Пешком едва ли больше десяти минут. Моя не пунктуальность и общее расслабленное состояние не способствовали своевременному прибытию на концерт, поэтому уже на подступах к стадиону, мы услышали звуки чарующего голоса Алексея Лайхо. В Европе у музыкантов опаздывать не принято, да и фестивали идут строго по таймингу.
Пройдя через приветливых смотрителей-билетёров, мы попали в иной мир. По антуражу, внешнему виду гостей, и общей атмосфере, создавалось впечатление государства в государстве. Форма одежды у всех парадно-праздничная: рваные джинсы, косухи, корсеты, цветные чулки и множество лосин, на представителях обоих полов. Макияж, причёски, аксессуары – всё заслуживает внимания. Отдельно стоит отметить дружеское и позитивное настроение собравшихся на такое, на первый взгляд, агрессивное и брутальное событие. Тем временем, мы приближались к зоне боевых действий. Спустившись к сцене, мы обнаружили, что зал разделён на две части:  зона слушающих и зона слэмящихся. По русской традиции, мы постарались избежать приближения к адовому кольцу, но пару минут понаблюдав за методикой кружения, перебрались к нему вплотную. Теперь мы оказались ближе к сцене, и это обстоятельство значительно усилило восприятие музыкального сопровождения.
Надеюсь никому не надо рассказывать, что такое слэм? Распалённые (часто пьяные) молодые люди (реже девушки) бегают по кругу, или хаотично двигаются, сметая всё на своём пути, в том числе своих товарищей по безумию. В финской версии это был бег трусцой и лёгкие подскакивания с нежным касанием друг друга. Всё действо сопровождается улыбками и неподдельной детской радостью. На дискотеке в Химках медленный танец выглядит  страшнее.
Насладившись пищей духовной, отправились перекусить. В ВИП-зоне нам предлагалось отведать разных салатов и овощного рагу, выпить пива или красного вина от Slayer.  Недурственное сухое, доложу я вам, хоть и не самое дешёвое. Бутылка Slayer в жидком агрегатном состоянии стоит примерно 800 российских денежек. Финны – прекрасно готовят, поэтому всем следящим за фигурой стоит запастись силой воли.

Прогуливаясь по центру вечернего Тампере, мы заключили, что люди тут если и едят, то исключительно в кафе или пиццериях. Ни одного продуктового магазина нами замечено не было. Зато полно киосков типа нашей «Рос-печати» в которых, помимо свежей прессы, вы можете купить билет на трамвай, сэндвич или банку пива. На утро нам всё же удалось обнаружить пару супермаркетов, работающих с 12 дня до 18 вечера. Желающим променять родное болото на Финский залив, придётся раз и навсегда избавиться от привычки покупать что угодно 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Салоны сотовой связи, бытовой техники, косметики и парфюмерии, некоторые магазины одежды не работают по выходным. Кстати алкоголь в обычном супермаркете вы тоже не найдёте. Там есть пиво и безалкогольное вино. За напитками погорячее придётся отправиться в специализированный «Алко». При общей скудности точек продажи, найти эти бутики жидкого счастья оказывается порой крайне сложно. Особенно, если не хватает смекалки спросить у Google.
Второй день Сауны обещал быть горячее первого. Volbeat, Hardcore Superstar, Stam1na, Hatebreed, Crashdïet и это не весь список участников. Кроме того, после некоторых выступлений обещали встречи с публикой. Естественно наши хитрые шведские друзья-собутыльники всё заранее спланировали, и ловко совместили свои выступления ближе некуда. Перед нами стоял выбор. На ринге Hardcore Superstar vs Crashdïet.  Синеволосый Сайман поплатился первыми песнями, а Hardcore Superstar «встречей без галстуков». Похоже, такой выбор сделали не только мы. Большинство, присутствовавших на выступлении звёздных мальчиков, были замечены на Crashdïet.
В данном опусе я не ставила задачей рассказывать о музыкальной составляющей гига, поэтому петь дифирамбы никому не буду. Выделю лишь вокалиста Crashdïet. Этот в прямом смысле яркий представитель шведского sleaze metalа за месяц до участия в фестивале, упал с крыши. Но успел починиться, и выглядел как новенький. Гипс, который сковывал указательный палец, не мешал ему играть на гитаре, а шрам через весь лоб добавил дерзости и шарма. Гарри Поттер всё ещё в 
тренде. Выступление вышло фееричным и зажигательным, а особо ярые фанаты, прилипшие к решётке фото-пита, так расчувствовались, что стали поливать свои крашенный гривы лаком для волос, прямо на глазах у изумлённой публики. В конце выступления распалённый Сайман снял штаны, видимо желая продемонстрировать, что он не стеклянный и ничего важного во время полёта с крыши не повредил.
Вечер мы по традиции провели блуждая по городу, а на утро нам сообщили, что нашёлся багаж. Его в 7 ам доставила сотрудница аэропорта прямо к дверям хостела.
Нам предстоял последний день в милом и очень уютном Тампере. Мы решили его без остатка посвятить прогулкам. Оставили рюкзаки в камере хранения на вокзале, и отправились в путь. Однако около трёх часов небо заволокло тучами, и дождь, который синоптики сулили три последних дня, наконец-то свершился. Вернее это был не просто дождь, это было грандиозное стихийное бедствие, сметающее всё на своём пути. Будто природа ждала окончания опен-эйра и теперь выплеснулась неконтролируемой истерикой. Машины захлёбывались, проплывали, оставляя, подобно катеру, шлейф волн. Дорожные сигнальные конусы, ограждающие деревца на бульваре, плавали будто буйки. Прохожие ютились под козырьками магазинов и кафе. Центральная улица превратилась в стремительную реку.
Выйдя из убежища, чтобы подивится прихотям природы, мы совершенно случайно заметили заветный магазин с напитками. Немецкий травяной ликёр — спутник во всех европейских поездках, и мы остались верны традициям. С ним оказалось гораздо веселее и приятнее пережидать дождь. К слову сказать стоит он здесь примерно столько же сколько на Родине. Так что слухи про дико дорогой финский алкоголь преувеличены.
Обратная дорога прошла без приключений. Слегка утомило длительное ожидание рейса в Хельсинки и длинная очередь на таможенный досмотр. Так завершились наши увлекательные банно-прачечные выходные.

Вернувшись в милый дом, я мгновенно ощутила разницу, и мне моментально захотелось обратно. Агрессия, хамство, высокомерие и повсеместный «комплекс уборщицы» в течение трёх часов заставили меня заскучать по чужбине.  Печально, но невозможно любить злую, тупую мать. Ты просто вынужден смириться с этим обстоятельством, затаиться и ждать удобного случая, чтобы удачно смыться. А пока я просто путешествую.

Специально для MUSECUBE Елена Чурикова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.