Бранимир: Время подумать о душе, о жизни, о том, кто ты есть14 мая в сети появился новый альбом Бранимира «Верная смерть» . Записанный во времена всеобщего карантина, альбом органично продолжает основную линию творчества автора, и в то же время концентрирует и заостряет его главную тематику, заставляет глубоко задуматься над тем, о чем сейчас не принято и страшно говорить. Мы пообщались с музыкантом о новом альбоме, занятиях в будни на самоизоляции, а также выяснили ближайшие творческие планы.

 

— Уже два месяца все мы находимся в новых для нас условиях – карантин, самоизоляция. За это время ты записал и выпустил новый альбом. Как появилась идея написания альбома? О чем он?

— Образовалось большое количество свободного времени. И возникла ситуация, когда ничего нельзя спланировать на ближайшие полгода. Правительство ничего определенного сказать не может, непонятно, когда начнутся концерты. Даже неясно, на какие даты переносить концерты — нет никаких гарантий, что они состоятся осенью. А раз так — то и дергаться никуда не надо. И пришло благодатное время для того, чтобы поработать в студии. В перерывах между турами записывать альбомы достаточно сложно — ибо не успеваешь восстановиться после гребаной дороги, грохота поезда и тревожных ночевок в плацкарте. У меня было так: тур слетел, я выдохнул немного, и решил записать альбом, который долгое время не получалось записать. «Верная Смерть» — высказывание на специфическую и неудобную тему. Люди не любят думать о смерти. Они занимают себя всякими делами, лишь бы не вспоминать о гробовой доске. Когда хоронят соседа, они на минутку, конечно, цепенеют и погружаются в мир непривычных мыслей. Пробурчат под нос «все там будем», выпьют стопку в поминальной столовой, и пойдут дальше косорезить и убивать свое время. Смерть — это смена зоны комфорта. Просто привычный уклад внезапно исчезает,и всё. Ты можешь от неё бегать, сидеть на диетах, упорно красить постаревшие губы (как есть такие старые бабки, которые прям «до последнего»), придумать себе развлечения, завести молодую любовницу, вкачать боттокс, восхищаться своими кубиками на прессе, заработать кучу денег, обложиться умными книжками. Но смерть рано или поздно придет — и ты ничего не сможешь сделать. Вопрос только в том, как ты ее примешь. И кем ты ее примешь. Смерть — это единственное, что можно смело планировать. Альбом об этом.

 

— Тема смерти в предыдущем EP «Песни чумы», вышедшем в конце марта, продолжена и развёрнута в новом альбоме. Песни, ранее никогда не исполнявшиеся, благодаря непредвиденному стечению обстоятельств увидели свет и объединились под названием «Верная смерть». Альбом этот, по твоим словам, мрачнее всех предыдущих. В чем именно для тебя заключается этот беспросветный мрак? Или он всё же не такой уж и беспросветный?

— Для меня атмосфера и настроение этого альбома нормальны. Для слушателя же он может показаться жестковатым и чернушным. Говоря о том, что альбом будет мрачным, я просто предупреждал слушателей заранее — это как маркер «18+».  Эти песни могут задеть человека за живое. И человек начнет задавать себе неудобные вопросы. «Песни Чумы» были своеобразным эпиграфом к «Верной смерти». Чо ты заберешь с собой? Есть ли в гробу карманы? Что ты будешь делать, если на дискотеке внезапно вырубился свет.  Помню, как в Коктебеле в 2012 году видел огромное количество приторно солнечных людей. Люди веселятся и отдыхают — да ради Бога. Но рано или поздно всему приходит пиздец. И «где стол был ятств, там гроб стоит». И стрекоза дрогнет, совершая короткие перебежки по неприветливому снегу. Земляничную поляну разогнали, а беспечные элои попрятались в норы. Беспечному миру нечем ответить — и он рухнул, как карточный домик. Когда доминирует плотское, страдает духовное. И наоборот. Сейчас время, когда страдать будет плотское.

Я про это пою уже пятнадцать лет — и в нынешний период времени эта тема особенно актуальна. Появилось время о душе подумать, о жизни своей, о том, кто ты есть.

Комфортному и привычному миру на время пришел пиздец — и остается это принимать как данность. Закрыты рестораны, нельзя путешествовать на шоппинг в Милан, да и ни к чему теперь дорогие шмотки. И люди остались наедине с собой — особенно нелегко приходится солнечным экстравертам, и тем, кто любит развлечения и тусовки. И тем, кто замыкает свою жизнь на материи — престиже, деньгах и жратве. Самое время подумать — если ли вообще смысл в этой мышиной возне, которую ты называешь «жизнью»?  На что ты тратишь это время…

Бранимир: Время подумать о душе, о жизни, о том, кто ты есть


— Музыка альбома не сгущает красок, а наоборот в какой-то мере высветляет тексты – и всё вместе звучит очень органично. А песня, давшая название альбому – по музыке самая просветлённая и умиротворённая. Такой контраст музыки и текста уже не позволяет назвать альбом самым мрачным в твоей биографии.
Была ли такая антитеза осознанным музыкальным решением, или же музыка родилась позднее — в противовес стихам, чтобы облегчить их восприятие?

— В музыкальном плане альбом получился аскетичным. У меня ничего не было, кроме гитары и шейкера, все записывалось максимально быстро, без перфекционистского вымучивания. Некоторые  тексты дописывались прямо в студии. Задачи смягчить восприятие жесткого текста (дать сигару и стопку коньяка перед расстрелом, выпить водку перед мухоморами) перед собой не ставил. Была лишь единственная потребность — чтобы слова не утопали в причудливом хороводе инструментов. Форма была полностью подчинена жесткому содержанию.

 

— Центральное местоположение в альбоме занимают песни с персонажами-детьми. Дети обделены изначально – кто здоровьем, кто счастливой долей, они не защищены и страдают безвинно – и это задевает за живое. Песня «Невиличка» по результатам голосования у тебя в группе получила наибольший отклик среди слушателей. «Детская тема» альбома – это абстрактные истории, или у них есть реальные прототипы? Вообще, есть ли люди-прототипы у персонажей с альбома?

— Эти люди реальны. Истории тоже реальны. А дети — это все мы, по сути.

 

— Тема жертвы несколько раз проскальзывает в текстах, наводит на некоторые религиозные ассоциации. Смерть за кого-то, за мир, идея жертвенности – была ли такая задумка в начале, или это получилось в процессе объединения материала? Коррелируется ли как-то эта тема с обложкой?

— Все, что делалось в рамках этого альбома — делалось не «от ума». Ничего не продумывалось заранее. Все так, как есть. В режиме реального времени, интуитивно, одним выстрелом. Я просто думал о смерти мира. А когда песни были записаны, поставил их в случайном порядке. С обложкой такая же история. Мне ее прислал фотограф и журналист Андрей Фетисов. Снято на пленку где-то в республике Коми. Посмотрел на фото — и легло в масть.

 

— В каком значении для тебя подразумевается определение «верная» в названии альбома?

— Та, которая тебя не предаст.

Бранимир: Время подумать о душе, о жизни, о том, кто ты есть

— Отойдем немного от обсуждения нового альбома. Как ты поддерживаешь  на карантине связь со своими слушателями? Планируешь ли ещё онлайн-выступления?


— Было несколько онлайн-концертов. Все прошли чудесно, в дружеской атмосфере. Очень радостно на душе, что эти песни кому-то нужны на карантине. И какие чудесные люди меня слушают! Приятно петь им.

Не могу не сказать и о другой стороне: играть такой квартирник гораздо сложнее, чем обычный. Тебе нужно визуализировать зрителя. А в реале — сидишь и орешь в комнате. Вещаешь куда-то в космос. Час за два. Но поскольку иного способа проведения концертов в ближайшее время не будет, надо привыкать к такой форме коммуникации. Спасибо всем, кто смотрит. Спасибо всем, кто благодарит. Радостно на сердце, когда читаешь письма благодарных людей. Очень хорошие письма. Мы как в группе анонимных наркоманов — поддерживаем друг друга.

А следующее онлайн-выступление планирую 30 мая в 16.00 по мск. Это будет презентация альбома «Верная Смерть». Оно состоится на моём ютуб-канале.

 

— Расскажи о своем сайд-проекте ВИА «Кали-Югенд». Когда ждать новый альбом? Есть информация, что уже идет работа над записью материала.

—  Этот сайд-проект — странноватый, очень специфический. Он существует перманентно, периодически впадает в долгосрочный творческий анабиоз. Мы там поем с Майком  — другом детства — шансоны про всякую дичь. На сцену выхожу концептуально в костюме панды. Концерты даем редко. В прошлом году был всего один. Второго не состоялось — потому что костюм панды украли в поезде Москва-Тверь. Заявление в милицию  писать не стали, друзья помогли найти злоумышленника. Концертный костюм воры вернули, принесли глубочайшие извинения — порядочными людьми оказались. Сейчас идет работа над вторым альбомом — «Песни особенного человека». Мы не выпускали пластинок уже шесть лет. Это будут истории про Ольгу Бузову, баяниста-маньяка, ночной клуб, посетителей сайта «Одноклассники» и прочих первертов. Летом планируем закончить и выпустить.

 

— До нас дошли сведения, что ты закончил свою книгу о людях  русского андерграунда. Расскажи немного о ее формате. На какой стадии она сейчас находится, когда планируется выход?

— 12 лет назад было взято первое интервью для этого проекта. У Джека — лидера группы «Медведь-Шатунъ». И время шло — а книгу все никак не получалось закончить. То водоворот гастрольной жизни, то редкие дни отдыха, то работа над другими проектами — не хватало времени сконцентрироваться на этой задаче. По мере сил и наличия свободного времени возвращался к книге. Но чтобы взять и махом закончить — такого рывка не получалось сделать долго! Вы знаете историю про Идеальный Дворец почтальона Шеваля? Как человек всю жизнь собирал диковинные камушки и строил храм своей мечты у себя на участке?  Так вот: книгу написать — это как такой дворец построить. Очень сложно. Тем более, я не писатель вообще. И уже в процессе стало понятно, что сочинять песни куда проще. А книжки — дело профессиональных писателей. А летом 2019 года встретились с Алесом из лейбла «Выргород», поболтали, и было принято решение разморозить этот проект.  Решили назвать книгу «Цветы пустыни». Не стояло задачи осветить жизнь всего отечественного андеграунда, не хотелось делать энциклопедию. В этой книги я брал интервью и рассказывал о тех людях, которые мне лично интересны. Недавно (хвала карантину!) закончил книгу и сдал текст. Когда выйдет — пока не могу сказать.

Бранимир: Время подумать о душе, о жизни, о том, кто ты есть

— И напоследок: посоветуй, что посмотреть, почитать или послушать читателям портала Musecube?

— Давайте, что прочитал-посмотрел-послушал за последнее время. Фильмы — две антиутопии. Корейский «Паразиты» и испанский «Платформа» хороши. Трезвят отменно!  Музыка — в последнее время слушаю Алексея Тегина и его проект Phurpa. Это пение и музыка последователей древней традиции «Бон» — религии, которая господствовала на территории Тибета ( а именно — в царстве Шанг Шунг) до принятия буддизма.  Начните с альбома Hymns of Gyer. И не слушайте на ночь. А из книг — Михаил Гиголашвили «Чертово колесо». Читать ее только начал, но уже очень нравится.

 

 

 

С Бранимиром беседовала Лилия Позднякова

Использованы фотографии из официальной группы Бранимира вконтакте

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.